16 июля вторник
СЕЙЧАС +9°С
  • 5 июля 2019

    Скрывайте неприятные комментарии

    Теперь вы можете убрать комментарии читателей, которые вам неприятны. Скрыть можно только зарегистрированного пользователя.

    3 июля 2019

    Колонки стали заметней! 

    Друзья, у нас справа над объявлениями появился блок "Мнения". Там - три последних авторских колонки. Хотите, чтобы и ваше мнение оказалось там? Не стесняйтесь предлагать свои темы редакции. 

    31 мая 2019

    Мы избавились от капчи

    Мы рады сообщить, что теперь, оставляя комментарий на 29.RU, вам не надо отвлекаться на капчи. Просто пишете, что думаете, и сразу отправляете комментарий. 

    Еще

Против школы, ТВ и ненужных покупок: семья переехала в каргопольскую глушь, чтобы развивать туризм

Как Александр и Анна Ульяновы собираются возрождать архангельскую деревню с населением 30 человек

Поделиться

Александр и Анна Ульяновы три года живут в деревне Воробьевской с населением 30 человек

Александр и Анна Ульяновы уже почти три года живут в деревне Воробьевская Каргопольского района. Там всего 30 жителей — в основном пенсионеры. Что заставило молодую семью бросить городские удобства? Как говорят наши собеседники, за сельской жизнью — будущее. Они уже отказались от телевидения, ведут сельское хозяйство, чтобы не тратиться на покупку продуктов, и мечтают забрать детей из школы, чтобы учить их дома.

Зачем Ульяновы скупают старые дома

Александр родился в Няндоме, Анна — под Холмогорами, какое-то время они жили в Архангельске, но деревня Воробьевская не случайно стала для них настоящим домом. Супруги искали такое место, где было бы много свободного пространства. Не так, как в дачном кооперативе — когда выходишь на крыльцо, а напротив чужое окно. Живописная дикая природа, посадки возле дома и животноводство — об этом мечтала пара и перебралась навсегда в каргопольскую провинцию.

Недалеко от своего дома Александр скупил два старых деревянных дома, сейчас оформляет документы на третий — в них он разместил несколько своих мини-мануфактур: семья варит мыло, сушит иван-чай и печет хлеб.

Свежесрезанный иван-чай, который после сушится и ферментируется

Свежесрезанный иван-чай, который после сушится и ферментируется

— Мы хотели бы в будущем стать одной из точек в туристическом маршруте по Архангельской области, — объясняет Александр. — У деревни Воробьевской удобное расположение — мы находимся на пути к Александро-Ошевенскому мужскому монастырю, деревне Ошевенский погост — старейшая и уникальная территория Поморья. Деревянные храмы, паломники, красота местной природы, — все это привлекательно для туристов из разных городов страны и мира. И мы готовы сделать свой вклад в развитие туризма по этим святым местам. До гостевого формата и развлечений нам пока рано, но сделать в ближайшем будущем сельский трактир — вполне реально.

Иван-чай, хлеб и мыло

Семья уже договорилась с некоторыми тур-операторами о возможном сотрудничестве. Александр и Анна уверены, что сельский быт имеет особую энергетику, и если дня них — это идеальные и привычные условия для проживания, кому-то деревенская атмосфера может показаться экзотикой. Чистый воздух, красота природы и натуральная пища — это база. Кроме этого туристы смогут сами попробовать испечь хлеб, сварить мыло или посмотреть, как ферментируют иван-чай.

— Мыло мы делаем на натуральных маслах, стабильного оборота продаж пока нет, но делаем поставки в Москву, — говорит Александр. — Особенно популярно мыло на отваре крапивы. Это очень полезное растение для кожи и волос. Еще есть хвойное. В среднем в день получается сделать около 50 кусочков. Мы уже придумали название нашего бренда — «Каргопольская житница».

Хлеб пекут без дрожжей — на закваске. Такая буханочка весит больше обычной, ее не смять в кулаке. Стоит около 200 рублей.

Вот так супруги Ульяновы готовят мыло из колодезной воды, щелочи и натуральных ингредиентов

Вот так супруги Ульяновы готовят мыло из колодезной воды, щелочи и натуральных ингредиентов

В составе мыла — колодезная вода, щелочь, натуральные растительные и эфирные масла — оливковое, пальмовое, кокосовое, касторовое, масло ши. Нарезают куски по 100 грамм. Ульяновы продают свою продукцию на ярмарках — кусочек мыла стоит 150 рублей. Семья уверена, что все, что делается руками — не имеет конкуренции. Даже если кто-то делает то же самое, продуктов получается не много, и помешать друг другу мастера из соседних деревень не могут. Пока что жить только на доходы от мануфактур не удается, приходится подрабатывать.

Это мыло на отраве крапивы — полезно для кожи и волос

Это мыло на отраве крапивы — полезно для кожи и волос

— Мои знакомые уезжают из Архангельской области в Питер и Москву, но жизнь в большом городе — не для меня, — признается Александр. — Я уверен, что будущее — за сельским бытом. Сегодня многие успешные бизнесмены перебираются в тихие удаленные места. Это не нужда, а осознанный выбор. Я достаточно повидал уже — много лет отработал моряком в «Северном морском пароходстве», побывал в разных странах Европы. Так что о путешествиях за границу я не мечтаю. Когда я был в море, я только одним грезил — вернуться домой и погулять по лесу. И теперь мне хочется размеренной жизни со своей семьей. Поднакопили денег, построили домик в Воробьевской, и теперь живем, как мечтали. А сколько всего еще впереди...

Платят только за свет, остальное — есть

Ульяновы говорят, что жизнь в деревне не требует много денег, — искушений меньше, не на что тратиться. И сама жизнь экономная.

— Меня радует мысль, что все, что мы едим, — это свое, — говорит Александр. — Увы, не все деревни сохранили этот статус. Раньше они кормили города. А теперь неведанная промышленность кормит деревни — в них привозят ту же картошку непонятно откуда. У нас в семье полного запрета нет, конечно. То есть если выбираемся в город или в гости, детям может в руки попасть «Сникерс» или еще что-то такое, что мы обычно не берем. Но в «Макдоналдс» я свою семью точно не поведу. Еще меня ужасает, когда я вижу в магазине вареные яйца — наверное, городской ритм не дает человеку пяти минут, чтобы самому сварить его.

Дом Ульяновых только с виду — деревенский. Внутри все, как в городской квартире. Санузел с водопроводом и мебель из «Икеи». Это было условие жены — перееду, если построишь дом с удобствами. Александр слово сдержал. Год строил дом, и привез супругу уже в уют. Платят только за свет в итоге — экономно получается.

— Главное, чтобы у нас не было неприятелей, все-таки есть у людей чувство ревности к своей территории — на берегу Белого моря я именно поэтому не поселился. Пока что я такого негатива не заметил в Воробьевской. Даже больше — с соседями подружился, могу им доверить хозяйство, если в город собираемся.

Старшая дочь Арина помогает содержать птиц. Кроме кур есть еще гуси

Старшая дочь Арина помогает содержать птиц. Кроме кур есть еще гуси

Зачем нужен телевизор?

У Анны и Александра двое детей — Арина, ей 13. И Алена — ей 5. Анна сейчас в положении — скоро у них появится еще одна дочь. Александр говорит, что надо бы ему сына — в помощники. Девочки сегодня помогают родителям. Работы много — кроме деревенского быта приходится помогать с ремеслами и в содержании животных. Сейчас у них на ферме есть корова, свиньи и птицы.

— В деревнях всегда семьи были большими, ведь растут помощники, которых нужно вовлечь в семейные дела, а потом и передать их совсем, — говорит Анна. — Если с юмором говорить — то это рабочая бригада подрастает. Арина уже полюбила ухаживать за птицами. Может, в будущем мы доверим ей это направление.

С интернетом в Воробьевской — туговато. Супруги говорят, что нынче в деревне «триколоровская» антенна есть даже у самого нищего алкоголика, но у них самих телевизора в доме нет. Молодая пара уверена, что так они уберегут себя и своих детей от лишней и даже негативной информации.

— Новости, реклама — все это повторяется снова и снова, делает человека слабее, — считает Александр. — Люди становятся пассивными, раздражительными. У нас на компьютере есть много мультиков для детей. В основном — советские. Добрые. Никакого «Диснея».

«В школе слишком много дурного»

Сейчас их старшая дочь Арина учится в школе — в деревне Ширяиха по соседству с Воробьевской. На занятия можно добраться на автобусе — ехать 20 километров.

— Мы не отшельники, у нас не было цели спрятаться в лесу, — говорит Александр. — Искали что-то поближе к Архангельску, но тут цены высокие. Воробьевская — это живописное место, хоть оттуда все и уехали. Меня это, честно говоря, как и супругу, совершенно не смущает — мы будем счастливы там растить детей и заниматься любимыми делами, даже если останемся последними жителями.

Александру — 32 года, Анне — 34. Родители и друзья не сразу поняли их выбор — как это в деревню. Ладно за себя решили, а как же дети?

— Детям по душе жизнь в деревне, — говорит Анна, — когда мы вывозим их в город, они сначала радуются, а потом быстро устают и просятся домой. Летом в Воробьевскую приезжает много ребятишек — становится веселее. В остальное время можно общаться с одноклассниками, хотя Саша считает, что в идеале — детей надо учить дома.

Александр Ульянов: «По-моему, школа дает слишком много лишнего, самое лучшее — учить ребенка дома самому»

Александр Ульянов: «По-моему, школа дает слишком много лишнего, самое лучшее — учить ребенка дома самому»

Александр кивает — несмотря на то, что нынешней школой он доволен, считает, что система образования в России — несовершенна. Слишком много лишнего она дает.

— По факту мы получаем только три основных навыка, которые потом используем во взрослой жизни — читать, писать и считать. А этому нас учат еще до школы! Все остальное — субъективно отобранный материал, который может быть не только бесполезным, но и опасным. Также не будем отрицать, что школа формирует личность не только дисциплинами, но и окружением ребенка. Жаль, что я слишком занят, чтобы посветить себя домашнему образованию своих детей. Лично у меня моя школа в Няндоме отбивала желание учиться, и тот же английский язык я стал успешно изучать, когда он мне стал действительно нужен в путешествиях.

Супруги считают, что им еще повезло — в сельской школе мало детей, обстановка домашняя — урок больше напоминает репетиторство, много внимания уделяется ребенку. Может быть, поэтому среди выпускников так много медалистов.

Глеб Тюрин и возрождение русской деревни

Интересуемся у Александра насчет бороды — это мода и религия? Он отвечает, что русские люди постепенно приходят к тому, как жили раньше. Борода — это нормально и естественно для русского мужика. Александр спрашивает меня, слышала ли я что-нибудь про архангельского историка Глеба Тюрина? Этот человек повлиял на его становление и мировоззрение. Самая популярная лекция Глеба Тюрина — «Община и возрождение русской деревни». Среди тезисов — построение «маленьких экономик», переселение из города, «домострой — наше наследие», вклад многодетной семьи, христианская жизнь вне церкви.

— Я уверен, что глубинка может быть не только пригодной для жизни, — там можно жить хорошо, — считает Александр. — Да, идея не распространится быстро, и все сегодня не соберут чемоданы в деревню. Но пройдет немного времени, и вы сами увидите, как это будет востребовано. Главное, чтобы местные власти это тоже понимали. Ведь не так много порой нужно в деревне, чтобы оттуда не только не уехали люди, а еще и приехали новые жители. Я думаю, мы с Аней тоже делаем вклад в возрождение русской деревни. Хотя, по идее, наша главная цель — просто быть счастливыми.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Русский
18 апр 2018 в 18:27

Молодцы, ребята. Прочь от скукоты и пустоты городской жизни!

Гость
18 апр 2018 в 18:10

Такая ситуация - это проявление жизненной слабости, несостоятельность в профессии, уход от реальности.

18 апр 2018 в 15:40

За целеустремленность зачет. Всё остальное наивно и вызывает улыбку.