19 июля пятница
СЕЙЧАС +23°С
  • 5 июля 2019

    Скрывайте неприятные комментарии

    Теперь вы можете убрать комментарии читателей, которые вам неприятны. Скрыть можно только зарегистрированного пользователя.

    3 июля 2019

    Колонки стали заметней! 

    Друзья, у нас справа над объявлениями появился блок "Мнения". Там - три последних авторских колонки. Хотите, чтобы и ваше мнение оказалось там? Не стесняйтесь предлагать свои темы редакции. 

    31 мая 2019

    Мы избавились от капчи

    Мы рады сообщить, что теперь, оставляя комментарий на 29.RU, вам не надо отвлекаться на капчи. Просто пишете, что думаете, и сразу отправляете комментарий. 

    Еще

Культурное наследие без окон и дверей: как Архангельск на глазах теряет дом со 100-летней историей

Дом Е. Ф. Вальневой полностью расселен в прошлом году — теперь это пристанище людей без жилья

Поделиться

Дом № 35 на Серафимовича построен в 1912 году

Фото: Кристина Полевая

Сквозные дыры в стенах, заваленные досками коридоры, в комнатах опрокинута на пол старая мебель, разбросаны книги и даже одежда, выбиты стекла, а стены покрывает иней. Дом 35 на улице Серафимовича напоминает место, которое недавно покинули жильцы, едва успев спастись от какого-то стихийного бедствия. При этом двухэтажный деревянный дом с ужасающей обстановкой внутри — региональный памятник культуры. О его месте в истории города и сегодняшнем состоянии подробнее узнавали корреспонденты 29.RU.

От дома капитана дальнего плавания до коммуналки

Бесспорно, дом на Серафимовича, известный как дом Елизаветы Фёдоровны Вальневой, хозяйки городской усадьбы, не единственный из архитектурных сгустков истории города, нуждающийся во внимании. Летом 2017 года мы подробно рассказывали об исчезающем облике города как хранителя истории. В то время интересующий нас сейчас дом был среди тех памятников, в которых еще живут обычные горожане, хоть и с коммунальными проблемами и борьбой за свои квадраты с новыми застройщиками. Сегодня, меньше двух лет спустя, дом Е. Ф. Вальневой превратился в памятник-призрак.

Обратимся к истории. Дом был построен в 1912 году Вальневыми. Муж Елизаветы Фёдоровны — Фёдор Вальнев — был достаточно известен в Архангельске: корреспондент городской газеты, член Архангельского общества изучения Русского севера, капитан дальнего плавания, водивший суда по Белому и Баренцеву морям. Известно, что уже к 1919 году в доме жили две семьи, вторая — Ивана Старобинца, а в 1920-м дом уплотнили — получились коммуналки. С тех по семьи сменяли друг друга. В 1928 году в нём дали комнату архангельскому рабочему Игнату Безсонову.

Удивительно, что с именем этого человека будет связана история, из-за которой о доме заговорят летом 2017-го. Тогда в нём ещё жили, хотя, по информации городской администрации, дом признан аварийным еще в 2010 году.

Дело о «четырёх шурупах» запомнилось многим архангелогородцам. В память о Безсонове, которому довелось прожить на Серафимовича всего 10 лет, активисты проекта «Последний адрес» установили памятную табличку на доме. Подробнее о том, как сложилась судьба Игната Безсонова и почему его арестовали, а позже расстреляли, мы писали здесь.

Табличка провисела на доме лишь до ноября

Табличка провисела на доме лишь до ноября

Инициативе общественников возмутились в областной инспекции по охране объектов культурного наследия. По их мнению, памятный знак мог нанести непоправимый ущерб старинному дому. Координатора проекта Дмитрия Козлова сначала предупредили о том, что от идеи стоило бы отказаться. Когда табличка все же появилась на доме, против него возбудили административное дело, а после оштрафовали на 15 тысяч рублей, а в ноябре табличку украли.

Памятник с чертами раннего классицизма

Интересно, что руководитель областной инспекции Анна Ивченко тогда ссылалась на плачевное состояние обшивки здания, любое воздействие на которую могло способствовать полной утрате оригинального материала, который необходимо сохранить для реставрации.

Правда, реставрация так и не наступила — дом продолжает свое шествие к полной разрухе. При этом он находится под государственной охраной с 1998 года.

Весной 2017-го своё небольшое исследование состояния дома из любопытства провел редактор городского интернет-сообщества «Архангельск: архитектура и градостроительство» Александр Смирнов. Говорит, что тогда заинтересовался темой на волне истории с табличкой «Последнего адреса», да и в паблике о доме публикаций ещё не было.

Молодой человек увидел в стиле постройки отсылки к раннему классицизму. Проект 1912 года включил в себя эркер на три окна на втором этаже, консоли, необходимые для поддержки выступающих частей дома, этажи отделяются друг от друга архитектурным поясом. Помимо парадного входа — на первый и второй этаж ведут разные двери — есть ещё «чёрный вход», по всей видимости, там когда-то могла жить прислуга, или это было бытовое помещение. Уже тогда оставалась только одна дверь главного входа — и то в худом состоянии.

Стёкла выбиты из оконных рам практически по всему первому этажу

Стёкла выбиты из оконных рам практически по всему первому этажу

Александр, осмотрев дом и пообщавшись с еще живущими тогда в нём людьми, выяснил, что в 1961 году в доме был сделан капитальный ремонт, в 1980-е его хотели отдать под контору, но не сложилось. По его мнению, обшивка дома из тёса уже не оригинальная — размеры её на некоторых участках разнятся. Дом отличало большое количество печей — по 3–4 на этаж, перебирали их также в 1961 году.

Сейчас, когда в доме с прошлого года нет жильцов, состояние его, конечно, ухудшилось еще больше. Если в 2017 году люди продолжали жить на первом этаже, то сегодня по его коридору уже почти невозможно пройти, не подвернув ногу — дом сильно просел. Коридор второго этажа, куда можно подняться по еще сохранившейся крутой лестнице, более пригоден для осмотра помещения внутри.

Мы поинтересовались у Александра, чем, на его взгляд, для архитектуры города важен именно этот дом:

— C точки зрения рядовой архитектуры тех лет, возможно, ничем, но с точки зрения деревянного наследия царской России — важен, так как в городе мало осталось участков, где еще есть дореволюционная застройка, если говорить конкретно про центр. К тому же это деревянное здание, а если я ничего не путаю, то наш город ассоциируют именно с такой архитектурой в большей степени.

Развалить или вложиться?

Сегодня о доме Е. Ф. Вальневой заговорили вновь. В конце января Анна Ивченко высказалась по поводу состояния дома-памятника. Она отметила, что памятник не законсервирован, открыт для всех, так как в нем выбиты окна и нет дверей. Из-за этого дом облюбовали люди без постоянного места жительства, которые устраивают там антисанитарию и свалку.

Все комнаты дома завалены мусором, но можно найти и книги, брошенные бывшими жильцами

Все комнаты дома завалены мусором, но можно найти и книги, брошенные бывшими жильцами

По мнению инспекции, к запущенности историческое здание привело равнодушие муниципальных властей:

— Муниципалитетом не выполняется решение комитета областного собрания депутатов о приоритетности сохранения жилых домов, являющихся объектами культурного наследия, игнорируются рекомендации региональной межведомственной рабочей группы. Постоянный, один и тот же довод о недостаточности средств местного бюджета говорит о том, что фактически историко-культурная среда не рассматривается властями города как ресурс его привлекательности.

Изменить судьбу откровенно гниющего дома может проведение противоаварийных, проектных и ремонтно-реставрационных работ, а также последующее поддержание дома в надлежащем состоянии. Но, отметили в инспекции, все эти работы — обязанность муниципалитета.

В городской администрации 29.RU пояснили, что порядок работы с объектами культурного наследия, в том числе жилыми домами, для их сохранения разрабатывается. По их плану сначала нужно разработать научно-проектную документацию на консервационные мероприятия, получить положительное заключение государственной экспертизы, историко-культурной государственной экспертизы и заключение о достоверности сметной стоимости. Стоимость реставрационных работ будет известна после разработки научно-проектной документации.

О выделении средств в ближайшее время говорить не приходится.

— В 2019 году после проведения аукционных и конкурсных процедур будет рассмотрен вариант направления неизрасходованных лимитов бюджетных средств на указанные работы. Также предполагается предусмотреть финансирование мероприятий по сохранению памятников истории и культуры на территории муниципального образования «Город Архангельск» при формировании проекта городского бюджета на 2020 и плановый период 2021 и 2022 годов, — прокомментировали в городской администрации.

Подойти к дому тоже тяжело — вокруг покосившиеся заборчики и неубранный снег

Подойти к дому тоже тяжело — вокруг покосившиеся заборчики и неубранный снег

Александр Смирнов от лица обывателей, интересующихся городской архитектурой, заметил, что шансы успеть восстановить дом минимальны:

— Если с моей «непрофессиональной колокольни» смотреть, то, во-первых, дом сел, во-вторых, он сейчас нежилой и не отапливается. Его надо реставрировать, и как можно скорее, но, учитывая бюрократию и прочие технические моменты, скорее всего, дом или сгорит, или будет доведен до состояния дома Гринфельдта и похожих заброшенных дореволюционных строений. Если говорить оптимистично, восстановить можно всё, вопрос опять же во вливаниях и целесообразности тех или иных действий. Проще будет восстанавливать с применением нового слоя на месте разрушенных участков, если вообще по ряду выше озвученных причин восстанавливать его новоделом когда-нибудь предстоит.

Напомним, что эта история с памятником, доведенным до предела, схожа с той, что пережил северодвинский дом Пикуля. Правда, его включили в число памятников культурного наследия совсем недавно — в августе 2018 года. Вопрос о реставрации пока что зависает на стадии обсуждений.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ГОСТ
8 фев 2019 в 20:45

Люди!
Нашу с вами память уничтожают!

гость
12 фев 2019 в 10:43

Нужно отреставрировать пару тройку таких домов, которые еще реально можно восстановить. Но вбухивать огромные деньги во все эти гнилухи-развалюхи - дома ивановых, петровых, сидоровых которых и знать то никто не знал и не знает, это дурость! Старую, развалившеюся мебель почему то никто не хранит как память, а выкидывают на помойку, дедушкины сгнившие жигули тоже обычно сдают в металолом, а не любуются как они догнивают в гараже.

марина
10 фев 2019 в 22:45

На Поморской 63 дом купцов Чесноковых тоже неплохо было бы сохранить.
В Вологде почему-то деньги на реставрацию старых домов есть.А у нас ни на что денег нет.Дорог нет, тротуаров нет. И это в центре города.