10 декабря вторник
СЕЙЧАС -3°С

Квантовая физика и неистовство: пановцы открыли сезон экзистенциальным шоу по Салтыкову-Щедрину

Его поставил петербургский режиссёр Илья Мощицкий

Поделиться

Антон Чистяков в роли виконта Дю Шарио, который на деле «оказался девицею»

Антон Чистяков в роли виконта Дю Шарио, который на деле «оказался девицею»

«Вы можете прислушиваться, недопонимать, сравнивать, недоумевать» — прочитает в программке зритель, пришедший на премьеру Молодёжного театра. Петербургский режиссёр Илья Мощицкий как бы предугадывает ощущения публики. В новом театральном сезоне он представил свою версию «Истории одного города» Салтыкова-Щедрина.

Ещё один сложный (и, как может показаться, невыносимо лёгкий по своей «упаковке») спектакль в копилке Молодёжного. Почти год назад на премьере «Вся жизнь впереди» (тоже постановка Мощицкого) худрук театра Виктор Панов напоминал своему зрителю: надо смотреть сложные спектакли и читать сложные книги — тогда мозг не высохнет. Для архангельской аудитории «История одного города» — это просто взрыв мозга. Конечно, у каждого в анамнезе он свой.

Илья Мощицкий беспощаден к зрителю: он не выстраивает какую-то линию повествования, историю города Глупова приходится буквально прощупывать. Диалогов почти нет, голос гугл-ассистента откуда-то свыше представляет участников действа. На спектакль надо идти подготовленным, хоть как-то освежив в памяти роман, который когда-то с трудом давался в школе. Да, у зрителей есть «проводник» в мир смыслов — тот самый «Глуповский летописец», и это, пожалуй, самый традиционный образ из всех (старца играет Виктор Бегунов). Но и этот персонаж не избежал трансформации. Кроме летописи он читает ещё и научную статью по квантовой физике.

Илья Мощицкий вдохновлялся пространством лондонской галереи Тейт

Илья Мощицкий вдохновлялся пространством лондонской галереи Тейт

— Именно наблюдатель превращает вселенную в бытие, а бытие в реальность, — утверждает летописец. — Теперь представим себе происходящее здесь как квантовую систему. Возникает ряд вопросов, от которых будет зависеть происходящее и формирование для каждого из нас индивидуальной реальности.

В общем-то, это утверждение звучит, как слоган всей постановки — восприятие её зависит от тех вопросов, которые зритель ставит себе. В этом и свобода, которую даёт режиссёр: во время спектакля можно делать что угодно. Выходить из зала, сбегать в буфет, вернуться в любой момент, сидеть, лежать, фотографировать и выкладывать снимки в соцсети. Реальность в результате у каждого своя. Не всем, конечно, она понравится. Кто-то не сможет разглядеть в ней ничего, кроме зрелища. И это действительно шоу: здесь отрываются по полной (чего стоит танец «шальных императриц» с бластерами — градоначальниц, захвативших власть в Глупове), поют, читают рэп. Короче, погружаются в «бесстыжее глуповское неистовство», как пишет Салтыков-Щедрин. Что же за вопросы режиссёр задавал квантовой системе, когда это ставил? В лучших традициях читерства переадресовали (простите за тавтологию) этот вопрос Илье Мощицкому.

Вазы, в которых хранится прах

Вазы, в которых хранится прах

— Что мне делать с собственной смертью в ситуации тотальной неизвестности? Как мне быть, когда мы практически ничего не знаем ни о мире, ни о себе, и как нам строить взаимоотношения, когда в этом уравнении такое количество неизвестных? — говорит режиссёр. — Мы задавали довольно много вопросов. В ситуации тотальной неизвестности вот это прислушивание к себе и деление вопросов на важные и неважные — это нужно. Когда был написан роман, было гораздо больше неизвестности. И как будто бы со времени романа вот эти 200 лет изменили мир. Но вот этот чиновник, который так же приезжает и каждую пятницу он в говно, а каждый понедельник он огурцом, и та же серость, та же попытка запихнуть себе в гроб такое количество денег, которое невозможно запихнуть. Как будто этот прогноз сбывается: «Разбудите меня через 100 лет, и я вам скажу…»

«Глуповцы» проснулись в XXI веке — изменились только наряды

«Глуповцы» проснулись в XXI веке — изменились только наряды

В расписных урнах — тот самый прах, который остаётся после смерти глуповцев. Откуда-то сверху звучат характеристики градоначальников, царей и лучших представителей русской культуры — Пушкина, Маяковского, Бродского и так далее. Это всё, что оставляет после себя человек, — вне зависимости от того, сколько он имел денег и удовольствий при жизни. В конце концов реальность Глупова вырождается в первобытную пустоту — и даже квантовый компьютер здесь не поможет.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Елена
24 сен 2019 в 23:23

В спектакле есть всё, чем так "славится" театр Панова: крик и визг, одурманенные лица и пошлость, стриптиз и вывернутая пластика. Этот список можно продолжать. К сожалению, не было только Салтыкова-Щедрина с его изумительным и глубоким пониманием природы человека. Весь спектакль - какой-то дикий "приматовизм". А жаль!!!

культ-ура
24 сен 2019 в 22:30

Как низко пала культура, извращения и низкий вкус считается каким-то достижением. Глуповцы - сами актеры с режи-ссёрами.

игорь
24 сен 2019 в 10:45

еще со школьной скамьи ненавидел спектакли
а все потому что они ЗАРАБАТЫВАЮТ на игре других лиц
отсюда фальшь чувствуется даже будучи школьником и вранье что просто отыгрывают роли ради зарплаты