16 декабря понедельник
СЕЙЧАС -1°С

«Никто не поможет, но надо быть оптимистом»: экономист о том, повторится ли дефолт 98-го

Обесценится ли рубль в 2018-м?

Поделиться

Двадцать лет назад архангелогородцы, как и все россияне, встретили один из самых тяжелых экономических кризисов. В 98 году сначала на денежных купюрах поубавилось нулей. А потом, хоть Борис Ельцин и обещал, что девальвации не будет, рубль обесценился и произошел технический дефолт. Многие сегодня с ужасом вспоминают задержки зарплат в те годы и «получку» по бартеру. Почему так произошло и может ли подобное повториться сегодня? Об этом мы спросили у заслуженного экономиста России из Архангельска, профессора Николая Залывского.

Ельцин обещал, но зарплату выдали едой

Наш спикер Николай Залывский хорошо помнит, как в 98 году архангелогородцы побежали менять рубли на доллары, но банки быстро закрылись. Он, как и большинство современников, получал тогда зарплату с задержками и экономил как мог, чтобы прокормить семью. Деньги по договорам за научные исследования было получить нереально — партнеры платили чем могли — как-то экономисту вместо наличных дали телевизор «Юность». Президент Борис Ельцин уверял с экранов, что рубль не обесценится, но вскоре правительство объявило о техническом дефолте. Людям стали выдавать зарплату с задержками, кто-то вместо денег получал продукты или стройматериалы. Цены выросли.

Зарплату стали выдавать с задержкой в несколько месяцев, при этом цены в магазинах выросли

Зарплату стали выдавать с задержкой в несколько месяцев, при этом цены в магазинах выросли

Профессор, несмотря на пессимистичные прогнозы своих коллег из других регионов, в грядущий дефолт и кризис такого же масштаба, как в 98-м, не верит. 29.ru спросил экономиста, может ли подобное повториться на фоне санкций и других проблем современной экономики России.

На этот вопрос 29.ru ответил заслуженный экономист России, профессор Николай Залывский

На этот вопрос 29.ru ответил заслуженный экономист России, профессор Николай Залывский

У каждого кризиса — свои предпосылки

— Для одних дефолт — реальная угроза, для других — пустяк, — рассуждает Николай Залывский. — Конечно, мы можем сегодня обратиться к событиям 1998-го, но история не может полностью повториться, у каждого кризиса — свои предпосылки. Термины сегодня экономисты используют те же, ядро проблемы — другое. 20 лет назад страна была не в силах обслуживать свой государственный долг, — прежде всего его внешнюю часть. В 92-м году Россия перешла к радикальной модели рыночной экономики — упали все показатели макроэкономики. К 97-му государству пришлось искать деньги из внешних ресурсов, накопился огромный государственный долг.

К этому всему в наследство власть получила последствия от разрушения СССР. Для погашения дефицита госбюджета правительство выпустило краткосрочные государственные обязательства, однако резервы Цетробанка были меньше в полтора-два раза суммы возмещения. Вторая волна пошла, когда банки обанкротились. Так что в 98 году дефолт дошел до юридического и практического воплощения — буквально за год экономика пошатнулась, изменилась покупательная способность доллара, упали цены на нефть, что отразилось на доходной части федерального бюджета.

«Не рассчитал и наш земляк — Кудрин»

— К дефолту мы пришли из-за действий федеральной власти, — считает Залывский. — Они не рассчитали силы. Проигнорировали возможную опасность. Реформаторы той эпохи слишком идеализировали поддержку со стороны Запада — «он же в нас заинтересован». В итоге государство было вынуждено заявить о техническом дефолте и ввести особый режим погашения государственных краткосрочных обязательств. Тогда некоторые банки просто приостановили деятельность, чтобы остановить падение рубля.

Правительство все-таки допустило обесценивание рубля практически в четыре раза. Именно девальвации и боятся сегодня наши современники.

В 98-м федеральные власти не сумели своевременно подготовиться к дефолту, по мнению Залывского. Он считает, что ответственность за это несут чиновники, которые и сегодня продолжают свою деятельность — это в том числе Анатолий Чубайс и наш земляк Алексей Кудрин. Сегодня он председатель Счетной палаты Российской Федерации.

Россия, как человек с кредитами

— Они не взяли в расчет подобный зарубежный опыт, это произошло из-за отсутствия практики, так как жили в СССР. А во-вторых, идеализировали западные практики, — считает профессор. — И все-таки сегодня Россия находится в другом положении, гораздо более устойчивом, чем в те годы. В сравнении с тем периодом вырос ВВП — почти в десять раз. Тогда у нас был максимальный государственный долг, и не было ресурсов на их погашение. Сегодня Россия — одна из стран с наилучшими показателями госдолга, если сравнивать страну с ее обычным гражданином — это человек, который заплатил все самые большие кредиты и выдохнул спокойно.

В 98-м курс рубля стал полностью формироваться рынком. Простые люди пострадали, кому кризис пошел на руку — так это олигархам

В 98-м курс рубля стал полностью формироваться рынком. Простые люди пострадали, кому кризис пошел на руку — так это олигархам

Ситуация по госдолгу стала исправляться после 2000 года. Погасили часть советского еще долга, и все кредитные, набранные с 94-го по 98-й. Наш спикер не исключает, что в экономике может быть непредсказуемый поворот, однако еще одним индикатором, который воспрепятствует дефолту, считает показатели по государственному бюджету — в 98 году был дефицит. Сегодня, как он сам говорит, бюджет год от года растет.

— Динамика пополнения бюджета как федерального, так и Архангельской области, говорит о том, что пока что ничего не предвещает бурю на макроэкономическом поле, — считает Залывский. — При этом сегодня непростая геополитическая ситуация для большинства стран Запада, которые всегда были заинтересованы в подрыве макроэкономики России. Страну пытаются вытеснить с рынков, которые дают источники для формирования основного бюджета. Однако пока что климат для нас благоприятный — цены на нефть растут. Также у правительства накоплены мощные золото-валютные ресурсы.

«Я против прозападных страшилок»

В случае форс-мажора эти ресурсы нас и спасут — так считает экономист. А что может произойти? По его мнению, таким форс-мажором может стать усиление санкций США совместно с другими на жизненно важных рынках для России. Но даже если этому быть — такого краха, как в 98-м, по его мнению, все равно не будет.

Николай Павлович, почему тогда в сети появляются обратные прогнозы?

— Думаю, их авторы — это аналитики западных банков. А наши прозападные политики эту идею подхватывают и подменяют понятия. Все что касается мировых рынков, переносят на Россию, хотя последние два-три года наша страна устойчиво развивается.

То есть, по-вашему, это просто нагнетание обстановки в обществе?

— Да, это распространяют те, кто рад услужить режиму международных санкций. Я вообще против страшилок. Такие настроения не должны колебать настроения массового обывателя. Нужно сохранять оптимизм, несмотря на сложности в мировой экономике. Пусть экономика нашей страны занимает микроскопическое место, если сравнивать с Китаем или США — они увереннее плывут. Нам никто не поможет стать передовой экономикой мира. Однако Россия уже адаптировалась, на мой взгляд, к санкциям, мы стали более независимы от мировых рынков.

Что мешает выйти к независимости?

— Стране нужны инновационные преобразования. Развитие отечественных технологий может сделать нас сильнее, к сожалению, эта сфера лично у меня вызывает наибольшую печаль. Об этом говорили все эти 20 лет, но на мировом рынке инноваций Россия представлена сегодня хуже всех из двадцатки индустриально-развитых стран. По машиностроительной продукции гражданского назначения наша экономика неконкурентоспособна. Мы зависимы от импорта. Если говорить про наш регион, хорошо, что успели обновить лесозаготовительные, целлюлозно-бумажные и пищевые предприятия. Худо-бедно, они могут поработать еще 5–10 лет. Надеюсь, к тому времени геополитическая ситуация успокоится.

Профессор Залывский уверен, что экономику создают живые люди, и сегодня стране не хватает идеологии служения обществу — каждый сам за себя, единого сознания — нет. Рассуждая об этом, он сформулировал термин «социокультурная онкология» — это хроническая болезнь нашего общества, в котором нет общих ценностей, мотивирующих трудиться на благо страны.

— Все эти мифы про дефолт рождают страхи. Люди боятся не за страну, а за свой кошелек, и отчасти их можно понять, — говорит Николай Залывский. — Однако государству сегодня не хватает идеологии, поэтому и барахтаемся в вакууме. Только тогда будут цели, а потом и международный авторитет.

«Девальвации не будет. Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано…», — говорил Ельцин в 98-м. Однако уже через три дня правительство объявило о техническом дефолте

«Девальвации не будет. Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано…», — говорил Ельцин в 98-м. Однако уже через три дня правительство объявило о техническом дефолте

Напомним, экономическая ситуация заметно ухудшилась в России еще в конце 97-го. Тогда быстро выросли ставки по кредитам и государственным обязательствам, стал падать фондовый рынок. Власти постоянно их повышали, пытались получить очередные кредиты в Международном валютном фонде и Всемирном банке. Долги росли, но этого было мало по сравнению с масштабом возникших проблем.

В январе 98-го Борис Ельцин подписал указ о деноминации рубля — все мы помним, как с купюр пропало три нуля. В том же году президент с телеэкранов заявил: «Девальвации не будет. Это я заявляю четко и твердо. И я тут не просто фантазирую, это все просчитано…». Однако уже через три дня правительство объявило о техническом дефолте. Кризис произошел в том числе и из-за растущего государственного долга, что угрожало банкротству страны.

Экономика России получила тяжёлый удар: в несколько раз обесценился рубль, упало производство и уровень жизни населения, резко подскочила инфляция. Руководство Центробанка сменилось, курс рубля стал полностью формироваться рынком. Простые люди это ощутили по росту цен в магазинах — на фоне массовой задержки зарплат еще и подорожали продукты. А вот владельцы крупных предприятий, несущие затраты в рублях, наоборот, стали более конкурентоспособными как на мировом, так и на внутреннем рынках. Кому кризис пошел на руку — так это олигархам. Однако есть версия, что именно свободное формирование курса рубля и облегчило накопление валютных резервов Центробанка, что помогло стране выйти из кризиса.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
17 авг 2018 в 12:34

Такие дефолты в будущем неизбежны. Потому что экономика, доставшаяся нам в наследство от коммунистов, может только добывать сырье и гнать его на экспорт. Заводы, построенные коммунистами производили хлам. В новой экономике этот хлам не нужен. Дешевле за границей купить. Но проблема в том, что рабочих закрывшихся производств надо куда-то трудоустроить! У большинства амбиций выше крыши! В дворники и кондуктора они идти не хотят! Давай нам работу по специальности!
Справедливости ради нужно сказать, что во время дефолта прилавки не опустели. Народу пришлось затянуть пояса потуже! Но народу, который пережил Великую Отечественную войну, дефолт не страшен! Но большинству придется умерить свои амбиции и перейти с престижной работы на непрестижную!

Гость
17 авг 2018 в 12:25

В систему менять надо все прогнило

Гость
17 авг 2018 в 09:32

Бред сивой кобылы. Где Сцбк, Красная Кузница, смз, лесозаводы 2, 3, 12 , 14, и другие . Где все? Тепличное, траловый флот, СМП, СРП. ни чего нет кроме алминистрации и мэрии и депутатов. Под чью дудку пляшешь? Все разворовали!