20 октября вторник
СЕЙЧАС -1°С

Игорь Орлов, губернатор Архангельской области: «Разговоры о банкротстве области – это чушь»

Поделиться

В последнее время все или почти все говорят и пишут о кризисе. Людей волнует рост цен на продукты, падение рубля, сокращение производств, прогнозируемая безработица и возможное банкротство регионов. Есть определенные экономические проблемы и в Архангельской области. У губернатора Игоря Орлова свой взгляд на ситуацию и свои прогнозы развития событий. Термин «новая реальность», который Орлов применил к кризисной ситуации, стал использоваться в Интернете как определенный «мем» и символ. Сегодня в беседе с Игорем Анатольевичем мы попытались узнать, что же такое «новая реальность» и как Поморью в этой реальности жить дальше.

– Игорь Анатольевич, не так давно вы употребили термин «новая реальность», касаясь возникшего экономического кризиса. Не могли бы вы пояснить смысл этого термина, расшифровать его.

– Не замечать, что мир изменился, это быть оторванным от реальности. Кто будет отрицать, что сегодня экономика Российской Федерации дальше не может строиться на нефтегазовых доходах? Мы это уже давно осознали. И сегодня определенно ясно, что нужно балансировать бюджет, ориентируясь на собственные доходы, уйти от привлечения дорогостоящих кредитов в коммерческих банках, сформировать налоговую базу и работать с налогоплательщиками предельно аккуратно, с одной стороны, для их развития и, с другой стороны, для ответственности перед региональным бюджетом. Это новая реальность? Очевидно, да. Сегодня мы более высоко спрашивам с участников финансового рынка – и это нормально. Мы создаем институты развития в помощь нам. Общественный контроль за деятельностью власти – это тоже новая реальность. Мы поменяли навязанную конструкцию муниципальной власти, нацелили на создание единого региона без всевозможных сепаратистских настроений со стороны глав районов. Жизнь поставила перед нами другие вызовы, задачи и заставляет нас их решать по-другому. И в этих условиях легче и удобнее съездить отдохнуть в Кенозерский парк, чем в Турцию или Европу. Вот буквально недавно я был на открытии в Коношском районе музея Иосифа Бродского. Никогда не было такого, что все гостиницы в Коноше были переполнены, я такого не припомню. И это тоже новая реальность. Таких факторов великое множество. Надеяться сегодня на то, что там наверху есть «хороший парень», который решит все проблемы, больше недопустимо. Нужно работать каждому на своем месте, не пытясь оттранслировать свои проблемы куда-то в сторону или наверх, а решать их максимально эффективно на своем рабочем месте.

– Второй вопрос органично вытекает из первого. Не так давно депутаты Архангельского облсобрания обратились в Минфин РФ с просьбой списать долги региона. Пошли разговоры о том, что это угрожает банкротством области, так как набрали в свое время много кредитов и сегодня мы снова вынуждены брать их для латания «бюджетных дыр». Как вы считаете, будет ли банкротство и как справиться с долгами?

– Для меня совершенно очевидно, что Архангельская область находится в непростом состоянии. Если ничего не делать, то ситуация будет ухудшаться. За три года, пока я являюсь губернатором, мы ни разу не допустили отклонения от параметров бюджета. Конечно, доходная база сегодня недостаточна для исполнения всех обязательств, но мы формируем неплохую налоговую базу. С одной стороны, мы сегодня – регион, который в рамках налогового регулирования сам себя не обеспечивает, с другой, мы формируем необходимые параметры в сторону федерации, чтобы претендовать на федеральную помощь. Мы находимся в группе «середнячков» и не самые страшные с точки зрения объема заимствования, но структура доходов, которая имеет место быть, в значительной степени предполагает дефицитность бюджета. Неразвитый малый бизнес, большая территория, структура экономики, замкнутая на лес, который долгое время плохо регулировался, целый ряд не очень красивых схем хозяйствования управляющих и сбытовых компаний создали мощный долговой навес над экономикой региона.

Мы пересмотрели тарифы на газ, на порты, поменяли систему отношений с инфраструктурными компаниями. Сегодня планы Россетей и Газпрома по инвестированию региона выглядят достаточно разумно. Но мы не в состоянии заставить такую крупную компанию, как ТГК-2, заплатить долги Газпрому. А Газпром может это сделать? Судя по всему, тоже не может. Темой занимается федеральное правительство, и это уже выходит за пределы компетенции региональной власти. Надеюсь, что мы в кратчайшие сроки решим эту проблему. Но ничего такого негативного Минфин про нас сказать не может, более того, в 2014 году мы были признаны регионом с высокой степенью управления финансами. И по факту даже в других, казалось бы, более успешных регионах, пошли задержки зарплат. А у нас было такое? Не было.

Очень важно создать комфортные условия для бизнеса. Если предприниматель верит в то, что у него есть партнер на территории региона, значит, он будет чувствовать себя спокойно и работать на перспективу. И с крупными компаниями мы должны быть предельно аккуратны. Но в большей степени сегодня занимаемся малым и средним бизнесом, используем все лучшие ресурсы, чтобы административно поддержать его. Я лично встречаюсь с бизнесменами, когда приезжаю в любой район, нахожу всегда на это время. Предприниматель – это такой взрослый ребенок, который требует, с одной стороны, поддержки, а с другой стороны, спроса. Его нужно обязательно опекать. 

Что касается того, что мы – банкроты, то заявляю, что чушь это полная. Те, кто критикуют, ничего не предлагая и хаят регион, это не патриоты. Отвергать, не предлагая, может только враг, который ищет варианты ухудшения ситуации, а не ее улучшения.

– Давайте из экономики немного перейдем в политику. Как известно, многие российские губернаторы в свете кризиса сократили свои зарплаты и зарплаты чиновников. Считаете ли вы эффективными такие меры в качестве экономии для бюджета и планируете ли вы делать что-то подобное?

– Я не планирую, я уже делаю. 10% зарплат в правительстве – это 100 миллионов рублей. Всего мы платим миллиард 100 миллионов на зарплату сотрудников. 10%, то есть те самые 100 миллионов, это даже не детский сад. Он сегодня на 120 мест стоит 186 млн рублей. Мы за что боремся: за то, чтобы ударить по карману людей, которые зарабатывают деньги, работая в правительстве? Так они сегодня не самые богатые люди в регионе. В конце прошлого года мы предприняли с депутатами ряд шагов, которые нацелены на упорядочение отношений в зарплате с нашими коллегами. Мы поменяли конструкцию выплат и платим больше тому, кто хорошо работает. Тот, кто работает неважно, получает меньше. Теперь к вопросу о том, где мы ищем ресурсы для экономии. Безусловно, в структуре трат правительства. Возьмем простой пример: 110 миллионов мы сократим на зарплате работников, а отстроенная система торгов и управления тратами в прошлом году сэкономила нам 740 млн рублей. И что лучше – нанять эффективного менеджера, способного найти возможность сэкономить 740 млн или срезать 110 млн и в итоге не получить ни менеджера, ни денег? Еще момент: мы должны поменять структуру бюджетных учреждений, где должно быть меньше административных управленцев и как можно больше тех, кто оказывает реальные услуги. Это касается школ, больниц, социальных учреждений.

И еще хочу добавить, как бы это помягче сказать... Я никогда не бегал в стаде и не собираюсь этим заниматься в дальнейшем. Я услышал в решениях, которые предлагает нам федеральная власть, президент, правильно расходовать денежные средства, сделать их эффективными и, если есть возможность, сократить, сделать это, но чтобы на пользу было. И этот миллиард сто, о котором я сказал, касаясь расходов на зарплаты чиновников, это не так и много, мы и рядом не стояли с Ленинградской или Калининградской областью, где тратится куда больше. Архангельская область в числе самых зажимистых и аккуратных регионов.

– Следующий вопрос взаимосвязан с зарплатами чиновников. Ни для кого не секрет, что уровень коррупции в России и в Архангельской области в частности зашкаливает. Откаты, взятки, распилы стали обычным являнием. Активно работают следственные и оперативные органы, которые за последнее время начали распутывать сразу несколько громких дел, фигурантами которых стали крупные чиновники и депутаты. Как вы изживаете коррупцию в рядах правительства и можно ли ее вообще побороть?

– Вы задаете мне вопрос, на который не могут ответить в течение нескольких веков. С момента создания чиновничества это стало своеобразным бичом России. Уровень коррупции действительно очень высокий, в том числе в Архангельской области. Позволю себе предельно аккуратно сказать: слишком системно, основательно, целенаправленно регион работал над формированием условий для развития коррупции. Бороться с этим надо несмотря ни на что – ни на звания, ни на должности. То, что я не позволяю себе закрыть глаза на прямое воровство в гараже или на безобразные действия в лесничестве, – это моя позиция как губернатора. Недопустимо путать свой карман и государственный, хотя товарищ Саахов это допускал. Не может работать в государственной системе человек, который позволяет себе лазить государству в карман.

Печально, что многие думают – власть далеко, губернаторы приходят и уходят, а это все колхозное – это все мое. Сейчас все ставится на свои места. И если мы этот путь не пройдем, то раковая опухоль, как я называю коррупцию, нас всех уничтожит – любого губернатора, любого руководителя.

– Ваш коллега, глава Ингушетии Евкуров, тоже, как и вы, участвовал в программе «Детектор лжи». Он же впоследствии предложил пройти детектор всем чиновникам, чтобы узнать об их коррупционности. А как вы считаете, подобная мера поможет или это уже слишком?

– Честно говоря, после того, как я прошел «детектор лжи», больше никому этого не желаю. Поверьте мне, это достаточно серьезный стресс и тяжелая нагрузка для любого человека. Почему – потому что, ты по сути дела психологически обнажен. Насколько я как руководитель вправе «обнажать» людей? Я на самом деле не совсем к этому готов. Сама же процедура мне понравилась тем, что могут выявить те вещи, которые ты не всегда готов сказать. Но насколько я имею право спросить такие вещи со своих подчиненных, которые являются для них сокровенными, – я воспитан немного по-другому. Детектор лжи – это самопозиционирование человека, есть такие сферы деятельности, где это применяется, и ты должен быть к этому готов. Другое дело, что мы хотели бы поковыряться в мозгах человека, узнать, готов ли он украсть, но надо использовать другие цели.

Вторую часть интервью, посвященную решению дорожной проблемы Архангельска и области, смотрите в нашем видеосюжете.


 

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!