Александр Донской: «Да, я странный, но не сравнивайте меня с Древархом, он не умеет зарабатывать деньги»
Александр Донской: «Да, я странный, но не сравнивайте меня с Древархом, он не умеет зарабатывать деньги»

На днях бывший мэр Архангельска Александр Донской побывал на малой родине. Сегодня он больше известен как создатель музея эротического искусства и шоумен, разгуливающий по Арбату в грязных трусах. Сложно воспринимать нашего земляка всерьез, да и надо ли? Мы побеседовали с ним не только о его сумасшедших проделках, но и главных проблемах города, судебных разбирательствах и подковерных играх местных политиков периода его недолгого «правления».

Огромная дыра в бюджете города

— Александр, на днях вы побывали в Архангельске, если резюмировать, — какое впечатление осталось?

— Самое печальное, что я не увидел в родном городе никаких изменений. Давно не бывал в Архангельске, и у меня такое ощущение, что город переживает период застоя. Ни лучше ни хуже не стало.

— Когда вы были у руля, часто заявляли, что надо навести порядок на улицах Архангельска. Сегодня что можете сказать, чистый город?

— Да, для меня это было важно, однако я проанализировал результаты своей работы в статусе мэра и откровенно признаю, что мне многое не удалось сделать. В то время я недооценивал роль федеральной и областных властей, их влияние на работу городской администрации. И в итоге у меня не вышло сделать все, что я хотел. Да, увеличилось количество отремонтированных дорог, да, обновилась Чумбаровка, но всего этого не достаточно. У нас ведь реально огромная дыра в бюджете. И это зависит не только от того, насколько эффективен мэр, ворует он или нет, это зависит от того, что получает город от федерального и областного бюджетов.

Кудрина — в губернаторы

— Во многих регионах сменились губернаторы, кого видите в роли руководителя Архангельской области?

 

— Я считаю, области нужен аналитик, который будет четко понимать, как можно получать деньги из госбюджета. Человек, который знает, как встраиваться в федеральные программы. И Кудрин идеально подходит для этого. Он из нашего региона, а еще его знает Путин. Кудрин знаком со всеми чиновниками, которые могут быть полезными для нашей области. Правда, захочет ли он к нам ехать? Я сомневаюсь. Ему и в Москве неплохо, — и комфортно, и денег больше. Однако это единственный из знакомых мне политиков, который справился бы с этой ролью. С его помощью на тот же театр драмы было выделено немало денег, и он мог бы решить другие проблемы...

Город авариек: кто виноват и что делать?

— По ситуации с ветхим жильем интересно ваше мнение, — на чьем этапе руководства мы пришли к тому ужасу, что имеем сегодня? Программа расселения из ветхого жилья на грани срыва. Мы один из тех регионов, кто лидирует по аварийкам. Кто виноват и что делать?

— Я, кстати, во время своего приезда посмотрел, как живут люди в ветхих домах, и понял, что эта проблема для Архангельска — самая острая. Большинство людей проживают в бараках и не в силах изменить свою жизнь. У них просто нет финансовых возможностей для переезда в нормальные дома. И этот вопрос должен волновать не только город, но и федеральные власти. И продвижений никаких в этом направлении, увы, в Архангельске нет. Люди, конечно, тоже странные бывают. Живут в аварийках, а сами берут кредиты на айфоны, переплачивая триста процентов. Сами тупят. Но это дело каждого, градоначальник в любом случае должен позаботиться о них. Хотя я знаю, что есть такие самородки, которые вырвались из этого дна, заработали на квартиры, но это же единицы. Я считаю, это советские власти виноваты, — это они поселили людей в бараки. И мы как преемники Советского Союза от этого пострадали.

— Про вас таких сюжетов не помню, но Виктор Павленко прославился на всю Россию, когда федеральные журналисты показали, как архангелогородцы в своих домах без туалетов справляют нужду в пакеты. Тонут в сырости. Боятся, что дом может рухнуть в любой момент... 

— Не думаю, что при Павленко все как-то усугубилось. Говорю же, это с советских лет мы страдаем. Конечно, когда приходишь к руководству, кажется, что кто-то до тебя тут все разорил. Мне тоже когда-то казалось, что Олег Нилов виноват в каких-то городских бедах, однако дома ветшают, и это проблема многолетняя.

— Старшее поколение вспоминает, что вы на полном серьезе хотели поставить в Архангельске мост, как в сказке «Волшебное кольцо» — только не через воду, а через Чумбаровку. Почему не поставили?

— Да, хотел. Этот мост разгрузил бы уличное движение. Не получилось, потому что затратно было. Это классная идея, может быть, когда-нибудь ее реализуют, и в городе появится такая достопримечательность. Хотя... Не уверен, что Годзиш будет предлагать какие-то инициативы. Это человек губернатора, который сегодня не принимает решений, ни на что не влияет. Решения принимает не сити-менеджер, а Орлов. А он не может смотреть на город как на главный субъект, потому что таких кусочков в его регионе очень много. И это, кстати, проблема. Орлов привел своего человека, которого никто не знал, и сказал, — он будет руководить Архангельском. И все проголосовали в комиссии за Годзиша, потому что им объяснили, что так надо.

Не надо меня сравнивать с Древархом

— Вы теперь открыто говорите про тот видеоролик, что появился на сайте мэрии, в котором человек, похожий на губернатора области Николая Киселева, перекладывает из пакета пинцетом деньги (Донской и губернатор Киселёв вели политическую борьбу между собой. Есть мнение, что преследование Донского связано именно с этим конфликтом, а помещение мэра в следственный изолятор — с опубликованием компромата на губернатора в период, когда президент решал вопрос о переназначении Киселёва на новый срок (назначение не состоялось) — Прим.ред.)?

— Да, мне скрывать нечего. Это видео мне предложил Дмитрий Таскаев, который был тогда депутатом Архоблсобрания, ролик обошелся мне в 50 тысяч долларов. Мне нравится, что эта история открыто обсуждается сегодня, и пусть теперь Таскаев после этого меня публично оскорбляет в СМИ. Кстати, я не говорил в СМИ раньше, но в этой истории был замешан еще и Павленко.

— А зачем вы тогда обнародовали это видео?

— Я хотел, чтобы федеральные власти меня оставили в покое, а губернатора нужно было снять. Буквально через неделю после этого меня посадили, сейчас бы я, конечно, так не поступил, отчасти и потому, что такие игры мне не интересны. Я не хочу заниматься политикой, которая не принесет пользы. Я трезво понимаю, что ничего изменить не могу.

— … но при этом выдвигаете свою кандидатуру на пост президента. Зачем?

— Так ради пиара. Собчак тоже исключительно ради этого баллотируется. Никто же не верит, что она будет страной управлять. А я первый гей, который идет в президенты России. Это все фарс и клоунада. Не относитесь ко мне серьезно, но и с Древархом меня сравнивать не надо. Он не умеет зарабатывать. Хотя я видел как-то у раз у него в руках пачку денег — пятьсот тысяч рублей. Мне нравится быть странным, основная деятельность по бизнесу — скучная, и я нахожу отдушину в другом. Я получаю энергию от творчества, чтобы заниматься серьезными вещами.

Горе-диплом от Горюнова

— Александр, правда, что в школе вы были двоечником, закончили ее со справкой, а диплом купили?

— Меня дважды хотели исключить из школы, но за меня тогда вступился трудовик, он сказал — зачем парню портить жизнь. И меня оставили. Но я, правда, не делал никогда домашнюю работу. И в школу ходить не хотел. А насчет диплома... Есть у меня диплом Северной академии предпринимательства. В этой академии мне предложил получить образование депутат Александр Харин, но я тогда сказал — хотел бы, да времени нет. А он ответил, что с Сергеем Горюновым — главой академии можно поговорить, особо заморачиваться не придется, и в его интересах, чтобы у академии был такой студент, как я.

— Так вы учились в академии?

— Ну, диплом как бы есть, но если объективно говорить, — учился или не учился... Это спорно, конечно, но что тут важно. Дело уголовное с дипломом не связано. Дело было возбуждено, что я использовал диплом Горюнова, чтобы поступить в ВЗФИ. А я туда не поступал. То заявление, которое фигурировало в суде, — поддельное. Да, диплом хреновый, но дело не о нем было, а о том, что я поступил в вуз с поддельным документом, а этого не было.

— Вы его купили, получается?

— Даже если мы будем считать, что я его купил, судили меня не за это, а за поступление. И вообще, чтобы стать мэром, не требуется высшее образование. Все думали, что я так хочу власти, что решил в ВЗФИ податься, — нет, у меня в этом не было необходимости. Горюнов сказал мне, что его заставили давать против меня показания, а потом во время следствия он умер, — сердце прихватило. Но я успел узнать, что на него давили.

В президенты — ради пиара

— Не боитесь на те же грабли наступить, — снова метите в президенты, много публично высказываетесь. Думаете, может такое быть, что вас снова в чем мать родила из квартиры вытащат силовики?

— Может, и опасно. Сложнее все стало. С другой стороны, всегда будут люди, выдающие скандальный контент. Сегодня это блогеры и независимые журналисты. Сейчас ни я, ни мой сын не хотим ничего общего иметь с политикой. Этот путь подойдет только людям гибким, — как Виктор Павленко. Другого человека могли посадить. А его повысили.

— Кстати... Про трусы. Вы у многих ассоциируетесь с трусами. В одном интервью говорили, что как-то в одних трусах открыли дверь своей учительнице. В таком же виде вас арестовали и вытащили на улицу при толпе журналистов. Еще вспоминается уличный перформанс... Донской для всех — это человек в трусах. Вас не оскорбляет, что таким вы останетесь в интернет-истории?

— Все это психология. Я — публичное животное. Вы, наверное, дома тоже позволяете себе быть другой, — более свободной, чем в обществе. А я просто не сдерживаюсь.

— У вас в Архангельске есть сегодня какой-то свой угол, куда вы можете возвращаться и вообще — недвижимость в этом городе?

— Недвижимости никакой нет, тут живут мои родители, разве что к ним можно заглянуть, — это мой дом. Когда я уезжал, не хотел никогда сюда возвращаться, но, конечно, моя Родина — здесь, поэтому иногда я буду заглядывать в Архангельск.