7 июля вторник
СЕЙЧАС +19°С

Права инвалидов в России: от Европы отстаем?

Поделиться

Равными ли гражданскими правами обладают инвалиды Германии, Норвегии и России? Каждый без затруднения ответит отрицательно, несмотря на то, что все три страны ратифицировали конвенцию ООН о правах инвалидов – главный документ, регулирующий жизнь этой категории населения. Даже в Европе возникают немалые трудности с применением конвенции.

В России федеральный закон о ратификации конвенции ООН о правах инвалидов был подписан чуть больше года назад. Как говорится в пояснениях к документу, конвенция направлена на обеспечение полного участия лиц с ограниченными возможностями здоровья в гражданской, политической, экономической, социальной и культурной жизни общества, ликвидацию дискриминации по признаку инвалидности, защиту инвалидов и осуществление ими всех прав человека и основных свобод. Итак, поменялось ли с тех пор что-либо в жизни инвалидов в нашей стране? Опытом применения конвенции обменялись жители Германии, Норвегии и России на международной конференции, которая по традиции прошла в столице Поморья.

Конвенция о правах инвалидов была принята Генеральной Ассамблеей ООН 13 декабря 2006 года и вступила в силу 3 мая 2008 года, на тридцатый день после присоединения, или ратификации двадцатью государствами. Конвенция не наделяет инвалидов новоизобретенными правами человека, отсутствующими в действующих универсальных конвенциях в сфере прав человека, в целом в ней не содержатся иные концептуальные положения, нежели предусмотренные законодательством Российской Федерации, а существующие в стране правовые основы социальных и экономических гарантий прав инвалидов в основном соответствуют положениям конвенции.

О жизни инвалидов в Германии рассказал член социально-демократической партии Вольфанг Бааш: «С 26 марта 2009 года Конвенция ООН о правах инвалидов стала в Германии реальностью. Страна заявила о создании инклюзивного общества, 10 из 16 федеральных земель разработали программу реализации конвенции».

Каждый десятый житель ФРГ – инвалид, и только 5% из них имеют врожденную инвалидность. А значит, такая беда может коснуться каждого. В Германии людям не хватает внебюрократической поддержки. Инвалидов отправляют на постоянное место жительства в реабилитационные учреждения, тем самым нарушая их право на свободу выбора. Созданы спецшколы – мастерские, которые определяют трудовую пригодность инвалида. Каждое второе предприятие не берет на работу инвалида, а каждое третье не придерживается 5% квоты. Безработица среди инвалидов достигает 15% , это вдвое выше, чем в целом по стране, рассказал немецкий депутат. Плюсы, конечно, тоже есть – это льготы на ЖКХ и налоги, защищенность от увольнения, пособие на обучение и другие. Однако самой главной задачей, как, наверное, и в России, и в Норвегии, остается устранение барьеров – в том числе коммуникативных. А в Германии, как отметил Вольфанг Бааш, не создана единая инстанция помощи инвалидам, и они вынуждены метаться от одного учреждения к другому, что для них создает большие неудобства.

В Норвегии конвенция также уже ратифицирована, однако не все ее пункты соблюдены в идеале. «Статья 12 гласит, что каждый должен делать самостоятельный выбор, в том числе и инвалид. Чтобы соблюсти данный пункт, Норвегии пришлось изменить внутренние законы, однако с их толкованием мы не согласны. Даже инвалид должен иметь право подписывать самостоятельно контракты и снимать жилье. Статья 19, например, говорит о том, что каждый имеет право жить там, где сам выберет. У нас же инвалиды живут в отдельных квартирах, но их соседями являются только инвалиды. То есть эта группа населения изолирована от общественной жизни. При этом до 400 молодых инвалидов по всей стране вынуждены жить в домах престарелых», – поделилась опытом директор организации «Нет дискриминации» из Осло Берит Вегхейм. Она рассказала, что в Норвегии окружающую среду также трудно назвать доступной для инвалидов. Не каждый из них может войти в любое здание и не может воспользоваться всеми услугами, которые там оказывают. Речь идет прежде всего о частных учреждениях – магазинах, кафе, спортивных залах.

Если говорить о доступной среде в России, то стоит прежде всего, наверное, обратить внимание не на законодательство, а на насущные проблемы инвалидов, с которыми они сталкиваются каждый день.

«Гуляем мы только летом, зимой такие сугробы, что нам на коляске не проехать. Причем пандус к подъезду мы пристроили сами, помощи ждать неоткуда. Инвалидная коляска новая положена один раз в четыре года, а у нас и через год уже колеса пляшут в разные стороны. При этом сын мой уже совершеннолетний, и теперь можно забыть о путевках в санатории, которые, кстати, и так доставались нелегко. В больницу ездим на другой конец города, пандусов удобных нет почти нигде. В результате мой ребенок не может быть полноценным и самостоятельным членом гражданского общества», – рассказывает мама инвалида Татьяна из Архангельска.

И подобную оценку доступной среде, наверное, может дать любой инвалид и его родственник. И хотя законодатели отмечают настоящий бум инициатив, направленных на поддержку инвалидов, люди с ограниченными возможностями этой активности пока не ощущают. А они зачастую и не ждут помощи, просто хотят иметь те же права, что любой другой гражданин страны. Например, чтобы при устройстве на работу их рассматривали наравне с другими претендентами, а не списывали сразу со счетов.

«У меня есть показательный пример, когда образованного, умного и талантливого парня не взяли работать на телевидение, только потому, что он инвалид. Ему просто ответили, что он будет плохо смотреться на экране. Это ли не дискриминация?» – отметил член Совета Федерации РФ от Архангельской области Константин Добрынин. Он рассказал о том, что могло бы вернуть права гражданина инвалиду, хотя бы частично. Особенно это касается людей с нарушениями интеллекта, которые вообще не имеют права голоса и не могут существовать без опекуна. Сегодня институт признания недееспособности полностью лишает россиянина гражданских прав. Чтобы как-то повлиять на эту ситуацию, в России будет создан институт ограниченной дееспособности, правда, только через два года. При его работе человек с ограниченными возможностями будет иметь хотя бы ограниченные права, а не полностью их отсутствие.

Но с этого ли стоит начинать, когда даже наши улицы опасны и не приспособлены для инвалидов. «Самая главная проблема – это доступность для людей общественных мест. Особенно себя не могут защитить и самоорганизоваться люди с психическими нарушениями, и для их защиты не делается вообще ничего. Финансовых ресурсов в области мало. А главные изменения, которых мы хотим достичь, это изменения в умах людей, чиновников, которые принимают решения. Сейчас нас не слышат, даже новую школу сейчас строят в Устьянском районе – она трехэтажная, а вот пандусов и лифтов в ней нет, а там тоже есть дети с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Да и многие торговые центры в городе только после вмешательства прокуратуры устанавливают пандусы. Причем такие, что страшно по ним даже здоровому человеку спускаться (см. фото)», – подводит итог председатель Союза общественных объединений инвалидов Архангельсой области Николай Мякшин.

Но не только изменений в законодательстве и окружающей среде не хватает российским инвалидам для полноценной жизни. Прежде всего, наверное, нужны изменения в отношении к ним общества. Пока прохожие не перестанут боязливо оглядываться на людей с ограниченными возможностями, а те в ответ не будут стесняться посещать, например, театр, никакая конвенция, современные пандусы и инклюзивные школы не способны сделать инвалидов обычными гражданами. Только когда мы будем встречать таких людей в спортзалах, кино и торговых центрах – мы сможем уверенно сказать, что в нашей стране программа по интеграции инвалидов в общество удалась.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!