23 февраля воскресенье
СЕЙЧАС +2°С

«Сам для себя опасен»: почему сирота из Катунино, которому помогали незнакомцы, снова остался один

После детдома Андрей Гусев попал в беду. Его спасли местные жители, но сейчас не готовы ему помогать

Поделиться

Как говорят волонтеры, Андрею трудно приспособиться к быту 

Как говорят волонтеры, Андрею трудно приспособиться к быту 

Жизнеутверждающая история сироты Андрея Гусева, о котором мы уже писали, омрачилась новыми подробностями. Прошлой весной он столкнулся с суровым самостоятельным бытом, и оказался к нему не готов. Незнакомцы отремонтировали ему дом, который был похож на сарай. Устроили на работу. Однако спустя полгода он поссорился со всеми, кто спасал его прошедшей зимой от холода и голода. Почему помогать молодому человеку все сложнее и что его заботит сегодня, выяснили корреспонденты 29.RU.

«Всех от себя оттолкнул»

Еще в июле одна из неравнодушных к судьбе сироты жительниц соседнего с Лахтой поселка Катунино Елена Румянцева рассказывала нам о том, что в доме удалось установить печь, оборудовали ему небольшую кухню и сделали добротное крыльцо с предбанником — чтобы из дома быстро не уходило тепло.

Идиллия закончилась, говорит Елена, в начале августа. Андрей перестал регулярно выходить на работу, стал часто обманывать и проводить время в компании друга из Северодвинска, с которым они распивали спиртное.

Чтобы узнать, как живет Андрей сегодня, мы вновь отправились к нему в гости. Его дом стоит далеко от автобусной остановки в поселке Катунино — к нему нас проводили Елена Румянцева и еще одна местная жительница, активно участвовавшая в судьбе сироты, Виктория Золотарёва.

Женщины рассказывают, что одной из преград в общении стал алкоголь — раньше у Андрея видели пустые бутылки из-под спиртных напитков, но не придавали этому значения — не буянит, дом обустраивает, работает. Со временем молодой человек начал терять границы — в его действиях и словах начали замечать агрессию.

— Мы реже стали к нему приходить. Он сам нас оттолкнул. Говорил Вике: «Пошла вон. Нечего здесь ходить», — рассказывает Елена.

Дана все время сидит на цепи около дома, в котором её хозяина видеть стали реже 

Дана все время сидит на цепи около дома, в котором её хозяина видеть стали реже 

Виктория рассказывает, что один раз Андрей ее даже ударил по лицу — она была в шоке и около месяца об инциденте никому не рассказывала. Для Елены точкой невозврата стала одна из встреч с Андреем в офисе — тогда подопечный проявил агрессию абсолютно открыто:

— Пришел ко мне на работу к 11 часам, а я ему говорю: «Рабочий день с 8, а ты пришел в 11. Сегодня будем без обеда тогда». А он мне тут же говорит, что его вызвал уже к себе плотник — доски таскать. У плотника спросила, сильно ли ему нужен Андрей? А плотник говорит, что не звонил ему уже три дня. Я положила трубку, он понял, что обман раскрыт. 

«Он как психанул: стол опрокинул на меня, бумаги разлетелись, ноутбук с трудом поймала. Это была первая такая агрессивная реакция»

Елена Румянцева, волонтер

Потом Андрей стал чаще избегать Елену: добавил её номер в черный список контактов, рассказывал другим людям в поселке, что его лишили работы из-за конфликта. Сама она объясняет, что держать такого сотрудника было уже невозможно — своих обязанностей он не выполнял.

В управляющей компании, где работает Елена, Андрей Гусев получал около 16 тысяч рублей, за эти деньги он выполнял самые разные работы — помогал дворникам, плотнику. На совесть работал примерно с марта по конец мая. Ему обеспечили еще одну возможность заработка: Андрей подрабатывал грузчиком в лавке с фруктами и овощами, которая расположена на остановке в Катунино. За каждый вид работ получал деньги сразу. Но и тут начались проблемы: получал задания, но не выполнял их. 

Елена смеется, что об этой истории можно было бы написать целую книгу — историю одной волонтерской неудачи.

Так Андрей и Елена выглядели в мае, когда мы приезжали к ним впервые

Так Андрей и Елена выглядели в мае, когда мы приезжали к ним впервые

— Невозможно описать, какое опустошение было. Очень много сил и времени вложено, душу мы вкладывали. Мы его вели, как ребенка. Ему это нравилось. Нам всем тяжело пережить эту ситуацию: мы нервничали, успокаивали с Викой друг друга. Я всё равно считаю, всё, что мы сделали, — нужно было сделать. В доме было жить невозможно: печка нужна была, крыша над головой, — комментирует Елена.

Когда дружеские отношения дали трещину, женщины узнали, что Андрей от них и раньше многое скрывал: например, они думали, что прошлую зиму он провел, скитаясь по подъездам, но выяснилось, как отмечают собеседницы, что холода он провел у своей бабушки, которая тоже живет в Катунино.

Выжженная трава, мусор и собака на крепкой цепи

Пока вместе с Еленой и Викторией мы шли к дому Андрея, встретили его самого. Наши собеседницы признаются, что уже несколько недель с ним не виделись. Новости узнают от женщины, которая пускает его к себе помыться раз в неделю — ей же он приносит грязное белье. Им известно, что молодой человек нашел подработку, но о том, чем конкретно он занимается, информации нет.

При встрече с корреспондентами на этот раз Андрей уклоняется говорить на камеру — и ускоряет шаг. На ходу успеваем задать ему несколько вопросов: «Где работает сейчас?», «Что делает по дому?», «Как готовится к зиме?» Отвечает односложно:

— Работаю на Лесной речке, там шесть часов в день. Сейчас там нечего делать, звонят, когда что-то надо. Дома делаю проводку, чтобы было уличное освещение. Надо еще сделать, чтобы было где помыться.

Через пару минут к нам подходит мужчина: говорит, что им с Андреем надо уехать на 20 минут по делам, но наш герой не вернулся и в течение часа. Мы остаемся осматривать, как выглядит его участок сегодня. У крыльца можно заметить много банок из-под консервов. Тут сложно сделать шаг и не угодить ногой в фекалии — рядом с домом постоянно сидит собака Андрея Дана, она на цепи, от дома ей не убежать. На ее шее туго затянут ошейник — женщины говорят, что Дана уже убегала от своего хозяина, её находили аж в Затоне.

На участке Андрея грязно — много пустых консервных банок

На участке Андрея грязно — много пустых консервных банок

Часть участка Андрея выжжено — он постоянно сжигает вещи в бочке, которая установлена на участке. «Жертвами», по словам волонтеров, становились уже и новые шторы, и джинсы. Также здесь можно заметить провода, которые закреплены прямо на деревьях, что может быть опасным.

— Его непонимание ситуации проявляется в необдуманных действиях. Например, как-то раз пытался гвоздем приколотить провод в доме — так сделать проводку. Он совсем не приспособлен к жизни, сам для себя опасен, — рассказывают наши собеседницы.

Он часто здесь сжигает остатки упаковок от еды, а бывало, что и одежду или предметы быта

Он часто здесь сжигает остатки упаковок от еды, а бывало, что и одежду или предметы быта

Помимо того, чтобы облегчить жизнь Андрея в бытовом плане, волонтеры пытались помочь ему и в юридических вопросах — занимались оформлением ему группы инвалидности, но оформить ее не получилось.

С августа Андрею Гусеву помогают социализироваться не только неравнодушные катунинцы, но и специалисты Архангельского детского дома № 1.

Как для Андрея добились постинтернатного сопровождения — с опозданием

Когда прошлой весной в ряде архангельских СМИ рассказали историю Андрея, ею заинтересовались в областной прокуратуре. В ведомстве провели свою проверку и сделали вывод, что ситуация обернулась так из-за того, что органы опеки и попечительства не помогли Андрею с социализацией.

— Гусеву, не имеющему жилого помещения, не организовано предоставление мер по социальной адаптации. В результате сирота нерационально потратил накопившиеся на счете в банке 800 тысяч рублей, совершая невыгодные для себя сделки. 28 июня 2019 года прокурор Архангельска внес представление заместителю главы города по социальным вопросам. После его рассмотрения органами опеки и попечительства направлена информация в Архангельский детский дом № 1 об организации постинтернатного сопровождения сироты, — пояснили в пресс-службе прокуратуры области.

Так «невыгодная сделка» выглядит сегодня

Так «невыгодная сделка» выглядит сегодня

После этого, как уточнила пресс-секретарь областной прокуратуры Юлия Бубновская, администрация детского дома так и не назначила наставника, условиями проживания его никто не интересовался. Постинтернатное сопровождение Андрею в итоге обеспечили только к концу августа, когда прокурор внес еще одно представление — директору детского дома.

Сопровождением Андрея сейчас занимается социальный педагог Анна Акишина. По ее словам, сейчас сотрудники детдома помогают ему оформить инвалидность.

— Мы оказываем консультативную помощь: например, сейчас, когда он оформляет инвалидность. Она позволит ему получать пенсию по инвалидности. Как он сам заявил, это 13 тысяч рублей. 29 октября Андрей должен пройти прием у психолога, а после уже отправиться на комиссию — ему могут дать третью группу инвалидности. Также мы сопровождаем его в поездках, — рассказала социальный педагог ГБУ АО «Архангельский детский дом № 1» Анна Акишина.

Сейчас самое большое разочарование волонтеров в том, что они так и не смогли за все месяцы общения с ним помочь ему стать самостоятельным. Социальный педагог Анна Акишина тоже отмечает, что Андрей довольно ленив, хочет, чтобы важные вопросы кто-то решал за него:

— Мы напишем официальное письмо, чтобы его пускали хотя бы раз в неделю мыться в общественную баню бесплатно. 

«Сам он заявляет, что ему нужна душевая, что у него нет водопровода. Но в деревнях многие так живут»

Анна Акишина, социальный педагог Архангельского детского дома № 1

Информация о том, что Андрея видят со спиртным, дошла и до соцпедагога и до отдела опеки в Приморском районе. Появились слухи и о том, что молодой человек живет в доме уже и не один — с соседкой в возрасте. С проверкой этих фактов к Андрею 22 октября приезжала Анна Акишина с представителями отдела опеки, а также замглавы Приморского района. По их мнению, эти факты не подтверждаются.

Также гости проверили, в каких сейчас условиях живет Андрей, готов ли он к зиме.

— Сейчас Андрею созданы все условия для жизни, для нормальной зимовки. Единственное — ему не хватает дров. Власти района готовы предоставить дрова бесплатно при условии, что он сделает сарай для их хранения, — рассказала Анна Акишина.

Квартиры Андрею не дождаться еще пять лет

По словам Анны, теперь Андрею нужно ждать, когда ему предоставят жилье как сироте. На это уйдет еще около пяти лет: в очереди он под номером 172.

Волонтеры надеялись, что за год смогут сделать из Андрея Гусева самостоятельного человека. Сейчас надежд на это все меньше

Волонтеры надеялись, что за год смогут сделать из Андрея Гусева самостоятельного человека. Сейчас надежд на это все меньше

Главной мечтой волонтеров было подготовить его к самостоятельной жизни. На это они отводили себе год: многие бытовые вопросы удалось отрегулировать, но проблему с водой в доме и установкой душевой решить сложно до сих пор. Елена Румянцева видит выход только в том, чтобы отдать Андрея под опеку или определить в специализированный интернат.

Сегодня, несмотря на разочарование, волонтеры все равно пытаются помогать молодому человеку: участок вокруг его дома частично обнесли забором, самого его вновь устроили на работу — теперь он фасует пирожки в недавно открывшемся в поселке Катунино кафе, разносит их по адресам. За это ему ежедневно платят, а также кормят супом и вторым блюдом. Надолго ли прилежания Андрея хватит на новой работе — вопрос открытый.

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Житель деревни Лахта
25 окт 2019 в 10:17

Отчаянные волонтеры не прислушались к мнению жителей деревни, когда весной кинулись обустраивать "сироту". Им было сказано, что они делают ему "медвежью услугу". Ему нельзя вести хозяйство самостоятельно. Он его уже "вел" в прошлом году. Волонтеры много чего говорили. В том числе говорили , что нужно благодарить Андрюшу, потому как из-за него теперь в деревне их депутат хочет всей деревне сделать дорогу, которую они весной угрохали своими машинами. И где дорога? Где депутат? Где Андрюша? Его нужно оттуда переселять пока он не спалил всю деревню. А за пять лет, что будут ждать жилье, случиться многое. К тому же он живет на берегу реки. Посмотрите на ее "чистоту"...

лена
25 окт 2019 в 08:40

Я всего 2 года отучилась (до 8 класса) в школе-интернате. И хотя питаться стала лучше, по сути ничего я оттуда не вынесла. Даже знания. Мы там никому не нужны были. Были педагоги (воспитатели), которые не хотели выполнять свои прямые обязанности. Математика вспоминаю с нелюбовью, хотя он давно в другой параллели. Он меня однажды избил на уроке. Пришла с хорошими знаниями из обычной школы, а там практически ничему не научилась, не давал мне один дурачок (классный) делать домашние занятия. И а учителя были не на высоте. Воспитательница вместо того, чтобы находиться с нами по время домашних заданий, крутила любовь с физруком, который жил в школе. Практически не гуляли. Идея сама, может, и неплохая, только где набраться идейных педагогов.

Гость
25 окт 2019 в 10:32

Многие ребята его ровесники приезжают из нищих деревень в город, снимают квартиры на окраинах, зачастую в деревягах без удобств. Работают не на одной работе, обустраивают быт, заводят детей, идут вперед. И никто им не предлагает бесплатно машину дров или помыться в бане на халяву. А вот неработю пожалуйста, скоро видимо будут приходить с ложечки кормить.