16 июня воскресенье
СЕЙЧАС +7°С
  • 31 мая 2019

    Мы избавились от капчи

    Мы рады сообщить, что теперь, оставляя комментарий на 29.RU, вам не надо отвлекаться на капчи. Просто пишете, что думаете, и сразу отправляете комментарий. 

    12 апреля 2019

    Комментировать на 29.RU стало проще. 

    Друзья, оставлять комментарии на нашем сайте теперь удобней. В мобильной версии сайта значок «Добавить комментарий» всплывает сразу, как только вы открываете новость. И не нужно проматывать весь текст. 

    9 апреля 2019

    29.RU — самое цитируемое СМИ Архангельской области

    «Медиалогия» подготовила рейтинг цитируемости СМИ Архангельской области за 2018 год. Наш портал его возглавил. Спасибо, что вы с нами! Дальше будет еще больше крутых новостей и репортажей.

    Подробнее
    Еще

«Мусор — это деньги»: мэр Киркенеса — о митингах в Поморье и ударах по экологии со стороны России

А еще мэр коммуны Сёр-Варангер рассказал о том, с чего бы начал свою карьеру главы Архангельска

Поделиться

Рюне Рафаельсен бывал в Архангельске, считает его «очень русским городом», в отличие от «советского Мурманска»

Фото: Юлия Копылова

В Архангельской области люди митингуют против ввоза столичных отходов, а в норвежском городе Киркенес народ протестует из-за закрытия школ. Чем живет поселение на границе с Россией, в котором много наших земляков и даже адресные таблички — на русском, мы спросили у мэра коммуны Сёр-Варангер. Рюне Рафаельсен прямо назвал плюсы и минусы соседства и поделился своим мнением, как развивать северные города, продвигать арктический туризм и обращаться с мусором.

«Арктика — это для богатых»

Так считает Рюне Рафаельсен, который занимает пост мэра коммуны Сёр-Варангер с 2015 года. Мы познакомились на «Баренц Спектакле» — ежегодном международном фестивале в городе Киркенес недалеко от границы России и Норвегии. Рюне Рафаельсен бывал в Архангельске, считает его «очень русским городом», в отличие от «советского Мурманска». Заезжал в Каргополь и Кенозерье.

Наш собеседник изучает пути развития северных городов и активно продвигает арктический туризм. Уже сейчас на север Норвегии приезжает много китайцев. Есть в народе байка, что они охотятся за северным сиянием. По легенде, если увидишь его, — ночью можно зачать одаренного ребенка. Рюне считает, что на одних легендах туризм не построить, надо понимать, кто и за какие деньги приедет к тебе как турист.

— Мы принимаем 200 000 туристов в год. Китайцы пришли к нам из Финляндии. Их становится все больше и больше. Благодаря Китаю сейчас и процветает частный бизнес. Однако я уверен, что Арктика с ее лучшими достоинствами — для богатых, — говорит Рюне. — Только так — ценами — можно отрегулировать поток туристов. Туризм приносит деньги, но убивает все местное и аутентичное. Нам важно сохранить Арктику, поэтому работать со всеми желающим туристами — невозможно. Только с богатыми. Еще уже два года мы развиваем такое направление, как арктическое проживание: за 3000 крон туристы приходят в гости к обычным людям, общаются и пьют чай (по актуальному курсу это больше 20 000 рублей. — Прим. ред.). Ужин без санитарных проверок нельзя, а печеньки — вполне.

 Туристы из России на этих уютных улочках чувствуют себя как дома

Фото: Игорь Фролов

«Зачем русские ставят заглушки? Это нечестно»

Мы спросили у Рюне как это — соседствовать с Россией. 

— Всю жизнь я прожил тут, — говорит Рюне, — и никогда не чувствовал угрозы. Но говорю за Киркенес, в Осло, столице Норвегии, люди трясутся каждую ночь. Для мэра иметь таких соседей, как вы, здорово, при этом я сторонник НАТО. В Норвегии всего пять миллионов человек, у вас столица больше. Военная амуниция меня не пугает, я сосредоточен на выстраивании гражданских отношений. Однако ситуация с GPS-глушилками — это неприемлемо. Россия должна прекратить это. Это нечестно, так нельзя поступать с соседями. Это создает проблемы для гражданской авиации и строительства дорог. Конечно, мы хотели бы чувствовать себя в безопасности и сохранить хорошие отношения с Россией.

«Везти мусор далеко — опасно для экологии»

За полчаса до нашего интервью Рюне Рафаельсен как раз отчитался перед населением за потраченные в 2018 году средства — доходов больше на 28 миллионов норвежских крон.

— Бюджет муниципалитета — один миллиард крон в год, а нас в коммуне только десять тысяч человек. Самые большие статьи расходов — школы, детские сады, больницы и уход за пенсионерами. Около тысячи человек работает на муниципалитет. И из миллиарда крон около 65 процентов идет на их зарплаты. Главная наша забота — качество жизни людей, — говорит Рюне Рафаельсен.

Глава коммуны знает, что в Архангельской области люди выступают против ввоза отходов из других регионов. Ему сложно рассуждать о том, что происходит на севере России, но он поделился своим мнением насчет мусора.

— Мусор — это деньги, — считает Рюне. — 60 процентов отходов Финнмарка, — а это самая северная и крупная территория Королевства Норвегия, — из Киркенеса. Мусор вывозится за 140 километров от нашего города. За это платят жители — 10 000 крон в год с домовладения. Сумма высокая. Муниципалитету принадлежит большая часть акций компании, которая вывозом занимается. И конечно, вся наша система строится на сортировке. К раздельному сбору теперь подключились и рестораны. А у каждого дома — календарь, чтобы понимать, по каким дням какой мусор вывозится. Однако мы обеспокоены тем, что мусор долго перевозится от нас на дизельном топливе, что тоже вредно для экологии. Поэтому собираемся пересмотреть систему, чтобы понять — что можно делать с мусором в Киркенесе, и готовы вкладываться в эти проекты. Также планируем перейти на электрическую тягу при перевозках.

Норвежцы выбирают экомобили. Для них это реальность, для нас же, жителей Архангельска, — какая-то фантастика

Фото: Елена Ионайтис

Будущее за электромобилями, но как быть с Никелем?

В Киркенесе есть офис американской компании «Тесла», которая производит электромобили и решения для хранения электрической энергии. Власти всерьез планируют постепенно массово перейти на этот вид транспорта. На фоне трепетного отношения к экологии особую обеспокоенность норвежцы проявляют из-за выбросов предприятий Никеля недалеко от русско-норвежской границы.

— В конце января наша новая система сообщила о высокой концентрации диоксида серы, которую ветер принес из промышленного поселка Никель, — говорит Рюне. — Муниципалитет всех оповестил, что людям с сердечно-сосудистыми заболеваниями и органов дыхания лучше не выходить из дома в долине Пасвик, что напугало жителей. Это были самые высокие концентрации SO2 за последние два года. Погодные условия стали причиной смога. В советский период такие выбросы со стороны Никеля и Заполярного называли «облаками смерти», тогда ситуация была критичнее, но и сегодня такой удар по экологии мы не получаем со всей площади Норвегии. Предприятия должны нести ответственность за загрязнение не только российской, но и норвежской территории. Я уже поднимал этот вопрос на встречах с министром иностранных дел Норвегии и бывшим российским министром экологии Сергеем Донским. Я задался вопросом, почему богачи Дерипаска и Потанин не могут решить проблему? Они самые главные загрязнители в Арктике. У них есть дорогие яхты и виллы, а на экологию плевать.

Однажды Рюне уже раскритиковал публично предприятия Никеля, и теперь чиновники из Норвегии не приглашают его на дискуссии с зарубежными дипломатами. На ближайшую встречу с новым министром экологии России в феврале Рюне не берут — «нужна позитивная встреча».

А вот так выглядит здание администрации Сёр-Варангер

Фото: Юлия Копылова

«Школы закрываются, и меня считают предателем»

Содержать школу обходится в 180 миллионов норвежских крон за год, от государства муниципалитет получает 140 миллионов. Маленьких детей в Сёр-Варангер не так много, а вот стариков — достаточно, поэтому на содержание больниц и учреждений для пожилых они получают больше. Несмотря на четко выстроенную систему поддержки, обостряется проблема с закрытием школ.

— Из-за этого идут народные протесты — люди обращаются к политикам, выходит огромное количество негативных статей в прессе: «Как вы можете так обращаться с маленькими городами?». Мы закрыли одну школу в коммуне Сёр-Варангер, а теперь планируем закрыть еще одну, потому что тратим на них гораздо больше, чем нам возвращает государство, — признается Рюне Рафаельсен. — Но зато мы построим большую школу. На мой взгляд, не критично, если школьники будут ездить туда на автобусе. А пока в некоторых учреждениях учится по три-четыре человека, и содержание требует немало средств. У нас отток населения. Поэтому самые громкие дебаты здесь — о системе образования, но когда ты политик, нужно выстраивать приоритеты. Хорошее ли образование получит человек в школе на пять человек? Сможет ли он социализироваться? Однако люди, проживающие в удаленных населенных пунктах, конечно, против перемен. Мне надо быть аккуратнее в выражениях, вдруг они прочитают эту статью! (Улыбается.) Диалог уже строится сложно, наверно, кто-то даже видит меня предателем, но я все равно общаюсь с населением лично.

Мы спросили Рюне, какую проблему он решил бы в первую очередь, если бы на один день стал главой города Архангельска. Он задумался и ответил:

— Я поехал бы на Соловки.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Светлана
22 фев 2019 в 15:42

Ничего себе у них бюджет. Все налоги остаются в городе, а у нас все в Москву

Орлуша-дурачек
22 фев 2019 в 13:09

Предлагаю весь мусор свозить к администрации Орлова для переработки.

игорь
22 фев 2019 в 14:18

так нет проблем
визите в норвегию мусор
я не против чтобы они еще богаче были бы
мы ведь все равно кроме лодочек и авангардиков строить ничего не умеем
ах да - мусор еще в регионы научились развозить