20 сентября пятница
СЕЙЧАС +5°С

Разрушены и забыты. Культурное наследие страны

Поделиться

Сколько в России зданий, которые формально считаются культурным достоянием страны, но в реальности представляют собой печальное зрелище? И как то, что некогда было «золотыми монетами» в истории страны, стало превращаться в тлен? Команда журналистов группы компаний Rugion исследовала девять самых заметных объектов в разных регионах России – от Ростова-на-Дону до Архангельска.

Челябинск. Сто лет позднего модерна

Дом хлеботорговца Михаила Архипова
Фото Вадима Кукшинова

Челябинский дом хлеботорговца Михаила Архипова – памятник архитектуры и хранитель оригинальных интерьеров, которые сохранились, но не оберегаются. В прошлом году зданию исполнилось 100 лет. А осенью 2012 года оно стало яблоком раздора: около 10 лет там работали ученые из челябинского научного центра уральского отделения РАН, института экономики Уральского отделения РАН и челябинского Дома ученых. Теперь научных сотрудников выселили, а здание безвозмездно передано в ГУ МВД.

Этот особняк был возведен в 1911 году на пересечении Скобелевской и Оренбургской (ныне – Коммуны и Васенко), был главным строением усадьбы с надворными постройками. Первый этаж здания кирпичный, второй – деревянный, а угол фасада, выходящий на перекресток, скошен. Стиль здания – поздний модерн. Внутри и внешне дом богато украшен. Здесь и изящные лепные наличники, и кованые ограждения лестниц, и барельефы, и угловые печи, облицованные рельефными изразцами.

По разным данным, Михаил Архипов, который занимался продажей муки, крупчатки, кожи и дров, владел домом до 1917-1919 годов. Тогда особняк был настоящим элитным жильем, являясь самым дорогостоящим и красивым в городе. В советские времена в здании располагались различные учреждения, в том числе редакция газеты «Молодой сталинец», «Челябинский рабочий». Челябинский научный центр УрО РАН обитал здесь с 1992 года. В 1977 году дом Архипова стал памятником архитектуры, а в 2002 году пережил первый и единственный капитальный ремонт.

Ярославль. Расхищенное купеческое наследство

Ярославь. Корпуса на Перекопе

Корпуса на улице Калмыковых в Краснопререкопаском районе Ярославля называют не иначе как многострадальными. «Корпуса» на Перекопе в 1875-1895-е годы построил хозяин Ярославской большой мануфактуры купец Иван Карзинкин для рабочих своей фабрики. В 2004 году здания признали аварийными. Здания на улице Калмыковых были расселены в конце прошлого года.

Выбитые стекла, выломанные двери, обрушившиеся перекрытия – так выглядят казармы сегодня. А между тем в этом году после долгих разбирательств ансамбль большой мануфактуры в Ярославле признан объектом культурного наследия. Историко-культурной экспертизой признаны памятниками казармы для рабочих и дом служащих мануфактуры – всего восемь зданий.

Один из рабочих корпусов не дожил до спасительного решения и был снесен по распоряжению мэрии в прошлом году. Это событие подтолкнуло борцов за сохранение культурного наследия к активным действиям. По их инициативе начался процесс по включению исторических зданий в реестр объектов культурного наследия. Однако корпуса на улице Калмыковых немало пострадали от мародеров, которые едва ли не кусочку растащили все ценное из домов. Почти все конструкции являются предметом охраны. Общественники писали письма во все соответствующие инстанции, собирали пикеты, но охранников у домов долгое время не было. Исторические здания стали головной болью для мэрии и предметом особого внимания со стороны защитников памятников. Расхищение элементов внутренней архитектуры памятников происходило на глазах у многих свидетелей и при полном попустительстве властей...

Сейчас охрана есть, но не круглосуточная, а здания до сих пор не законсервированы. Общественники требуют спасти корпуса от разорения, администрация города в ответ ссылается на нехватку денег. Мэрия предлагала законсервировать казармы, заложив первые этажи зданий кирпичом. На это, по словам чиновников, понадобится порядка 750 тысяч рублей. Тем временем специалисты предлагают властям разные варианты использования сохраненных зданий. Комплекс Ярославской большой мануфактуры обладает не только архитектурно-художественной, но и историко-мемориальной значимостью: он органически связан с историей становления и развития одного из старейших российских предприятий текстильной промышленности – Ярославской большой мануфактуры, в последствии комбината «Красный Перекоп». 24 августа мануфактура отметила 290 лет со дня своего основания.

Ростов-на-Дону. Дом без лица

Особняк, расположенный в районе Нахичевань

Особняку, расположенному в районе Нахичевань, 101 год. В 1911 году его построил ростовский купец-армянин, имя которого неизвестно. Правда, как следует насладиться новым домом ему не довелось – грянула Великая октябрьская, дом отобрали и, как водится, сделали из него коммуналку. Сколько жильцов здесь побывало за все время существования, какие перипетии он перенес – сложно определить. Но сейчас вид у некогда впечатляющего своим величием особняка, прямо скажем, неважный.

Фасад здания дома №10 на улице 10-я линия в Ростове-на-Дону, потолки, стены – все это испещрено трещинами в руку толщиной. И это неудивительно – капитальный ремонт здесь не делали никогда. Во время дождя на жильцов льются потоки воды. Управляющая компания периодически делает не очень качественный косметический ремонт. Остальные инстанции, куда обращаются жители дома, безмолвствуют. После публикации на 161metr.ru домом заинтересовалась прокуратура Пролетарского района Ростова-на-Дону. В дом пришла комиссия, которая хотя бы рассказала жильцам, что им нужно делать, чтобы попасть в городской план по капремонту.

Пермь. «Дом грузчика» на распутье

«Дом грузчика» в Перми

В Перми немало памятников архитектуры. Так один из них – «Дом грузчика» – находится вдали от основных экскурсионных маршрутов и теряется среди более современных построек. Всероссийскую славу этому памятнику архитектуры местного значения, как ни странно, принес сериал «Реальные пацаны». По сюжету первого сезона именно в этом зеленом доме по адресу Монастырская, 171 проживал главный герой комедии – Колян.

Сам же «Дом грузчика» можно назвать памятником советской эпохи. Здание возводилось для рабочих порта Пермь-I в 20-х годах XX века Камским речным пароходством. Общежитие было оборудовано всеми удобствами и располагало комнатами как для одиноких, так и семейных грузчиков. На углу дома существует маленькая надстройка. Говорят, оттуда грузчики высматривали приходящие корабли, чтобы успеть в порт и получить работу.

Позже, в 1938-39 годах, строительство дома продолжилось – жить с комфортом хотели не только работники порта. Во «второй очереди» разместились члены областного совета со своими семьями. Следующая «достройка» произошла в 1955 году, именно тогда здание приобрело свой современный вид.

Проблемы «Дома грузчика» начались уже в наше время. В 1993 году Пермский речной порт был преобразован в ОАО «Порт Пермь». А несколько лет назад здание частично продали вместе с жильцами. Уже тогда состояние памятника архитектуры было неудовлетворительным. Существовал даже инвестпроект по перепланировке и реставрации. Но пока изменений с обликом здания не происходит – о чем свидетельствуют многочисленные сколы лепнины и проплешины на штукатурке.

Волгоград. Послевоенная память

Дом №20 по улице Мира в Центральном районе Волгограда

Жители дома №20 по улице Мира в Центральном районе Волгограда второй год живут в страхе, что он в любой момент может рухнуть. Причиной своих опасений они называют кафе на первом этаже, построенное местным предпринимателем. Жильцы утверждают, что владелец точки общепита не имел права этого делать, так как их дом является памятником истории и культуры регионального значения. Дом №20 – одно из зданий послевоенной постройки. Расположенный вместе с аналогичными постройками по улице Мира, он символизировал тишину, покой и гармонию не только в душах и сердцах людей, но и в городе-герое, отстроенном практически заново.

Несмотря на то, что люди сразу, с момента появления нового собственника на объекте, забили тревогу, городские чиновники не стали приостанавливать стройку. А ведь зданию более 60 лет. Жильцы начали переживать еще со стадии строительно-монтажных работ, которые, по их мнению, велись с нарушением строительные норм и правил. Учитывая солидный возраст дома, конструкции могли не выдержать нагрузки и… рухнуть. Деревянные стены, полы, перекрытия – все давно сгнило, за время его существования ремонт здесь не делался ни разу. И какими проблемами такое соседство обернется в будущем – сейчас можно только гадать.

Увы, несколько лет хождений по кабинетам чиновников не дали ничего, кроме множества отписок. Предприниматель достроил свое кафе и спокойно работает. И лишь жильцы с таким положением вещей по-прежнему не могут смириться. Они говорят, что живут теперь как на пороховой бочке. «Рванет» она когда-нибудь или нет – никто не знает. Но жить в таком доме страшно...

Казань. Надежда для Шакир-солдата

«Дом Шакир-солдата»

В историческом центре Казани отреставрируют «Дом Шакир-солдата». Именно такой заказ получила инвестиционная группа компаний ASG от Министерства культуры РТ.

Дом по улице Тукая, 16, известный как усадьба Шакир-солдата, построен в 1895-1898 гг. по заказу известного мещанина Шакирзяна Шамсутдинова на территории Старо-Татарской слободы, на улице Тихвинской (ныне улица Тукая).

Шакирзян Шамсутдинов – первый владелец дома – в молодости сделал успешную карьеру военного, это отчасти объясняет тот факт, что среди жителей Казани за зданием закрепилось название «дом Шакир-солдата». В 1902 году здание частично пострадало от большого пожара в Старо-Татарской слободе, уничтожившего более 300 домов. В 1918 году дом был передан в собственность государства и заселен жильцами, с тех пор практически ни разу серьезно не ремонтировался. Памятник представляет собой кирпичное двухэтажное здание, решенное асимметрично как в плане, так и по фасаду. Внешний облик его трактован в духе средневековой романтики – в формах марокканско-андалусийской исламской архитектуры. К 15 июня 2013 года должен быть завершен первый этап реставрации: приведены в порядок фасады, фундамент, кровля, окна, а затем – благоустройство прилегающей территории и архитектурная подсветка здания.

Кстати, реставрация фасадов в историческом центре проходит в рамках частно-государственного партнерства между мэрией Казани и ASG. В полный перечень объектов для реконструкции входит 14 зданий: это объекты по улицам К. Маркса, Г. Тукая, Московская, Баумана и Пушкина.

Тюмень. Пристань во имя царя

Деревянное здание станции «Тура»

Деревянное здание станции «Тура», расположенное на улице Пристанская, 13, – это историко-культурный памятник регионального значения. Его возвели в 1885 году, и до сих пор дом – единственное в городе деревянное станционное здание с уникальным декором. Убранство отмечено влиянием псевдорусского стиля.

В давние времена сюда приходили пароходы с различными товарами. В настоящее время нельзя увидеть саму пристань – от нее ничего не осталось, зато видны рельсовые пути близ деревянного дома станции и полуразрушенные постройки.

На здании станции прикреплена табличка, информирующая о том, что здесь проездом из Москвы в Тобольск летом 1899 года останавливался русский ученый-химик Дмитрий Менделеев. Итогом пребывания ученого в Тюмени стал вывод о необходимости продолжения уральских железных дорог на восток к Тобольску и северо-восток к Тавде для оживления промышленности Урала и Западной Сибири.

На последнем году жизни Николай II со своей семьей побывал в Тюмени. В августе 1917 года на станцию «Тура» прибыли два поезда, в которых привезли Романовых в сопровождении солдат. Здесь Николай II со своей семьей совершил остановку на пути в ссылку в Тобольск. Царя приветствовали офицеры местного гарнизона. Николай II недолго пробыл в городе, и уже утром 5 августа он отправился на пароходе в Тобольск. Нередко можно услышать, как это место называют Царской пристанью. Неподалеку, внизу у подножья Богородично-Рождественнского Ильинского женского монастыря, расположен поклонный крест царственным мученикам. Православные считают это место святым и приходят сюда помолиться. В этом районе также находится двухэтажное здание музея «Царская пристань» (улица Госпаровская, 3) – ранее в нем располагалось правление первого сибирского пароходства Игнатова-Курбатова.

Тюменский видеорежиссер Сергей Ермолаев занялся съемками документально-игрового фильма «Тура». Картина выйдет в двух частях. Интерес к данной теме неслучаен. В 2013 году страна отметит юбилейную дату – 400-летие Дома Романовых.

Сейчас из-за строительства набережной многие жители областного центра обеспокоены тем что здание станции «Туры» и другие постройки могут быть уничтожены. Краеведы же говорят о том, что зона уникальна и необходимо ее сохранить. По мнению авторитетных архитекторов, нужно выделить пристань в заповедную зону. Ведь тогда с точки зрения исторического потенциала Царская пристань могла бы составить конкуренцию Цветному бульвару.

Архангельск. Руины пивзавода

Архангельск. Пивоваренный завод Суркова

На глазах горожан жемчужина промышленной архитектуры Архангельска разрушается. Пивоваренный завод имени Суркова 1884 года постройки, который является объектом культурного наследия, расположен в самом центре города. В апреле 2010 у памятника архитектуры провалилась крыша. Пивзавод закрылся в конце восьмидесятых, и после этого здание неоднократно переходило из рук в руки, оставаясь при этом собственностью города. Последний арендатор – торговый дом «Север» – получил права на завод в 2004 году сроком на 49 лет, но отказался от аренды в конце 2010 года. Бремя содержания памятника оказалось непосильным.

Тот, кто получил в пользование архитектурный памятник, обязан содержать его в приемлемом виде и несет ответственность вплоть до уголовной за действия и бездействие, влияющие на сохранность здания. В апреле 2010 года рухнула выходящая на реку стена одного из корпусов. Потерю оценили в 50 тысяч рублей, убытки предпринимателей в случае утраты хотя бы одного из зданий были бы несопоставимо выше. 15 мая мэрия Архангельска объявила аукцион на право заключения договора аренды муниципального имущества. Но на это мероприятие так никто и не пришел.

Изъеденные сыростью стены рассыпаются под действием ветра, дождей, растений, выползающих из-под ветшающей кровли. Здание, брошенное человеком, живет недолго. Для сохранения памятника необходим проект реставрации и приспособления под современные нужды. Нельзя просто отреставрировать: от того, что планируется разместить в старых стенах (производство, музей или торговый центр), зависит многое еще на стадии проектирования. А перечерчивать готовые проекты – удовольствие не из дешевых. Проекта нет. Арендаторы кивают на администрацию города, администрация – на арендаторов. При этом никто не позаботился даже о консервации построек: залатать крышу, поставить подпорки к рушащимся стенам – это стоит все же меньше, чем полномасштабная реставрация и тем более восстановление памятника из руин. Богатая на идеи поморская общественность высказывала разнообразные варианты переустройства и сохранения памятника, но дальше высказываний дело пока не ушло.

Будем надеяться, что красивейший памятник архитектуры Архангельска в середине мая наконец обретет нового заботливого и платежеспособного хозяина.

Уфа

Дом купца Абдуллатифа Хакимова в Уфе

Дом купца Абдуллатифа Хакимова в Уфе – памятник архитектуры конца 19 века, расположенный по улице Мустая Карима, 6 (ранее – Бекетовская улица). Особняк был построен в 1896 году. Купец Абдуллатиф Хакимов владел паровой лесопилкой, мельницей-крупянкой, земельными наделами в Бирском уезде, имел обширную торговлю, в том числе и в Уфе, избирался гласным городской думы. При этом меценат не жалел сил и средств для помощи нуждающимся. Именно на его средства была возведена мечеть по Мустая Карима, 11, которая сейчас хоть и медленно, но все же восстанавливается.

Многочисленные хозяйственные постройки и флигель во дворе на Бекетовской улице Хакимов подарил мусульманскому Духовному собранию. За заслуги попечители соборной мечети ходатайствовали о присвоении купцу звания почетного потомственного гражданина Уфы.

На первом этаже двухэтажного дома №6 в советское время работала сберкасса. Двор дома после национализации занимали обоз горкомхоза, автопарк треста очистки города. После войны двор передали двум хозяевам – базе второго торга и художественной мастерской горкомхоза (впоследствии «Башбытреклама» Министерства торговли БАССР). Затем здание стало жилым домом.

В июле 2012 года во дворах между домами, расположенными по Коммунистической, 49 и Мустая Карима, 6, началось строительство фитнес-центра. Под застройку попал не только дом купца Хакимова. Разрушение грозило и въездной арке со стороны Коммунистической. Жильцы требовали немедленного расселения, однако в планы застройщика это не входило. В ситуацию вмешалась прокуратура, которая обязала строительную организацию расселить жильцов дома и впоследствии обеспечить сохранность памятника архитектуры 19 века.

ТЕКСТ

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    20 ноя 2012 в 15:16

    Сносить все это старье надо и строить новое удобное жилье. А то так и получится, что будем жить в пещерах.

    Гость
    20 ноя 2012 в 19:28

    Все надо разрушить, и построить новое, креативное

    21 ноя 2012 в 08:12

    Если основной ценностью казарм является географически-мемориальный момент для фабрики - то фабрике казармы в Ярославле и восстанавливать. Если фабрике они на фиг не нужны - сносить на фиг в ближайшие же часы.
    Основная проблема так называемых памятников культурной и исторической ценности - в исторической памяти россиян. И это красной линией проходит через саму статью, не знаю заметили авторы это, или нет.
    Ах, дом знаменит тем, что там проживает один из персонажей сериала... Не смешно ли? При этом явно указано, что здание потерялось за современными новостройками и выпало из общего архитектурного ансамбля...
    Давайте все-таки решим, какие здания можно причислить к культурному и историческому наследию? Какую эпоху более ценно для нас сохранить? Грубо говоря, памятник Ленину в Самаре, стоящий на постаменте разрушенного памятника Александру, он ценен чем: Лениным, Александром, или этим историческим фактом?
    Нет понимания - нет ценности.
    Из статьи у еня не сложилось понимания, почему указанные здания были особо выделены. Я бы пустил все под снос.