22 июля понедельник
СЕЙЧАС +19°С
  • 5 июля 2019

    Скрывайте неприятные комментарии

    Теперь вы можете убрать комментарии читателей, которые вам неприятны. Скрыть можно только зарегистрированного пользователя.

    3 июля 2019

    Колонки стали заметней! 

    Друзья, у нас справа над объявлениями появился блок "Мнения". Там - три последних авторских колонки. Хотите, чтобы и ваше мнение оказалось там? Не стесняйтесь предлагать свои темы редакции. 

    31 мая 2019

    Мы избавились от капчи

    Мы рады сообщить, что теперь, оставляя комментарий на 29.RU, вам не надо отвлекаться на капчи. Просто пишете, что думаете, и сразу отправляете комментарий. 

    Еще

«Включил газ и ушел»: страшные истории про северянок, которые пострадали от озлобленных мужей

Воцерковленный деспот, припадки злости мужа-военного и дно тихого омута

Поделиться

Работа над коллажем имеет арт-терапевтический эффект. Говорить о своих переживаниях тяжело, легче это выразить через образы. Рисовать умеют не все, а сделать абстракцию из журнальных вырезок — всем под силу

Фото: Кризисный Центр для Женщин/Crisis Center for Women

6 декабря в Архангельске откроется выставка коллажей «О чем молчат женщины». Их авторы — женщины, которые пострадали от избиения, унижения и угроз от своих мужчин. Мы узнали несколько реальных откровенных историй от северянок, которые сбежали от прошлой жизни. И спросили, как в нашем городе помогают пострадавшим от насилия, у куратора выставки и директора организации «Новый взгляд» Ольги Бобрецовой.

«Говорим не только с жертвами, но и с обидчиками»

По всему миру и стране идет кампания «16 дней против насилия в отношении женщин». Галерея из необычных работ, за которыми страх и боль, — это способ напомнить обществу о том, что такая проблема есть и в Архангельске. Выставка «О чем молчат женщины» — инициатива Кризисного центра в Петербурге, а теперь коллажи можно будет увидеть с 6 по 10 декабря и в архангельском Доме молодежи.Открытие 6 декабря в 19.00. В нашем выставку курирует организация «Новый взгляд», которая оказывает консультативную психологическую и юридическую помощь пострадавшим от насилия. Некоммерческая организация работает не только с женщинами, но и с мужчинами, в том числе обидчиками, а также с подростками, которые только учатся строить отношения.

Директор организации «Новый взгляд» Ольга Бобрецова еще студенткой в 2001 году стала волонтером телефона доверия, с 2006-го оказывала психологическую помощь нуждающимся в кризисном центре «Надежда». А в 2017-м зарегистрировала свою организацию, которая поддерживает инициативы в области семьи, материнства, отцовства и детства.

«Конечно, есть примеры, когда женщина возвращается к обычной жизни, однако негативный опыт, который она получила, остается с ней навсегда»

Ольга Бобрецова, директор организации «Новый взгляд»

— 17 лет я помогаю тем, кто столкнулся с насилием. С его последствиями работать трудно, наша задача — выявить его и помочь как можно раньше, — комментирует Ольга. — Конечно, есть примеры, когда женщина возвращается к обычной жизни, однако негативный опыт, который она получила, — остается с ней навсегда. Поэтому мы развиваем несколько профилактических направлений. Одно из них — «Активное отцовство», работаем над равным разделением обязанностей мужчин и женщин. Исторически сложилось, что мужчины меньше погружаются в быт и воспитание детей. Есть такой стереотип: они — добытчики и защитники, однако важно вовлечь их во все стороны семейной жизни, чтобы укрепить отношения с ребенком и супругой.

Еще одно направление центра — работа с подростками. Консультанты помогают предотвратить насилие на стадии свиданий. Если насилие проявлялось уже на стадии формирования отношений, значит, скорее всего, будет прогрессировать. Ольга Бобрецова уверена, что ничего просто так не появляется, и само по себе не исчезает. Наметились сложности — надо с ними работать.

— На стадии свидания запреты и даже грубость часто романтизируются, — комментирует Ольга. — Кто-то думает, что так молодые люди проявляют свои чувства. Однако это может распространиться и на интимные отношения. К нам обращались совсем юные девушки, которым парни говорили: «Мы с тобой две недели встречаемся, почему у нас секса не было?». Не все осознают, что это решение должно быть обоюдным. Именно взаимность ведет к гармонии в отношениях.

Конечно, есть примеры, когда женщина возвращается к обычной жизни, однако негативный опыт, который она получила, — остается с ней навсегда

Конечно, есть примеры, когда женщина возвращается к обычной жизни, однако негативный опыт, который она получила, — остается с ней навсегда

История первая: про мужа-военного и его приступы ненависти

За одним из коллажей с выставки «О чем молчат женщины» — история Ирины. Она говорит, что отношения с ее мужем Александром начинались, как у всех. Он военнослужащий, ей нравилась его ответственность.

— Пунктуальный, сдержанный, собранный. Все было хорошо, — говорит Ирина. — Мне казалось, что я любила его. Однако первый тревожный звонок был до свадьбы, он стал ограничивать мое общение с подругами. Потом поженились, появился ребенок. Когда малышу было два месяца, мне стало впервые страшно. Супруг пытался посадить его, чтобы сфотографировать, хотя в таком возрасте дети не сидят. Я услышала детский плач, сделала мужу замечание, но он все равно настойчиво пробовал посадить ребенка со словами — «он должен сидеть».

Эту работу сделала Ирина, муж пытался убить ее

Эту работу сделала Ирина, муж пытался убить ее

Ирина вспоминает день, когда муж впервые ее ударил. Был пьяный, нашел причину для агрессии. На следующий день она поехала в травму — зашивать губу.

— Это повторялось, я скрывала от близких, что он меня бьет, мне стыдно было, — говорит Ирина. — Когда муж приходил пьяный, страшно было всегда. У него голову сносило. Глаза красные, как у быка. Ронял шкафы дома. Разбивал посуду. Орал на меня...

В итоге Александр стал воспитывать и ребенка — ремнем. Так стегал пряжкой, что ноги у сына были синие. Однажды в Турции, когда глава семейства после пары стопок за ужином решил разнести в щепки гостиничный номер, Ирине и сыну пришлось ночевать на улице.

«Муж подал на развод сам, потому что понял, что может убить меня. После он приехал ко мне пьяный и взял с собой охотничье ружье...»

Ирина, пострадавшая от насилия

— Когда пьяный муж требовал от меня секса, я пыталась вырываться, но ему было плевать, что он мне противен. Если отказывала — снова бил. Как-то раз я стирала, он подошел и ударил меня по затылку. Я упала и стукнулась об раковину. Потеряла сознание. Встала — голова кружится. Он сидел в комнате. Я выскочила из квартиры, на улице поймала сына, — он гулял, — и мы побежали к моим родителям. Тогда они впервые узнали, как я живу. Муж подал на развод сам, потому что понял, что может убить меня. Но и после развода давал о себе знать. Приехал ко мне пьяный якобы завезти какие-то вещи. Пока выезжал со двора, повредил три машины. А еще взял с собой охотничье ружье. Хорошо, что в квартиру ко мне поднялся без него.

Еще как-то раз супруг пришел к Ирине, когда дома был только ребенок. Сын спрятался. Пьяный отец включил газ на кухне и ушел. Школьник выключил все комфорки, открыл окна. К нему в это время поднимался друг, он сказал, что встретил его отца и тот предупредил: «Лучше вали подальше отсюда, сейчас весь подъезд взорвется».

«Насилие, как вирус гриппа, не имеет чинов и сословий, обидчиком может стать военный, успешный предприниматель и даже публичный человек»

Ольга Бобрецова, директор организации «Новый взгляд»

— Эта история только подтверждает, что насилие, как вирус гриппа, не имеет чинов и сословий, обидчиком может стать военный, успешный предприниматель и даже публичный человек — кто угодно. Так же и пострадавшие — к нам обращались женщины и с рабочей специальностью, и несколькими образованиями, — резюмирует Ольга Бобрецова.

Сейчас у Ирины новый муж. Родилась дочь. Отношения доверительные, как она сама говорит, — счастлива. Но, оглядываясь назад, она не может простить себе того, что не ушла раньше.

— Жалко, что я терпела это 15 лет, — говорит Ирина. — Все началось раньше пьяных драк. До этого был строжайший контроль, я общалась только с ним, муж засекал время, как долго я хожу в магазин. Слежка, подозрения, навязчивые мысли, что я изменяю, — уже тогда надо было мне что-то понять.

Ирина: «Жалко, что я терпела насилие 15 лет»

Ирина: «Жалко, что я терпела насилие 15 лет»

История вторая: о рабстве у воцерковленного супруга-деспота

Юлия 12 лет была в браке с абьюзером — так в центре называют людей, совершающих насилие. Все эти годы, как она говорит, не осознавала, что с ней происходит.

— Муж — человек верующий. То издевался надо мной, то каялся и клялся в безграничной любви, — говорит Юлия. — У нас родилось трое замечательных детей. Сначала насилие было эмоциональным и экономическим, я чувствовала дискомфорт, но не била тревогу. Постепенно присоединилось все остальное: вербальное, сексуальное, репродуктивное, физическое. Только через годы, после тяжелого случая физического насилия, когда порог моего терпения был превышен, я осознала весь ужас своей жизни и решилась на разрыв, но мое окружение стало оказывать сильнейшее противодействие.

Вот так выглядит коллаж, который сделала Юлия, супруга воцерковленного деспота

Вот так выглядит коллаж, который сделала Юлия, супруга воцерковленного деспота

Юлии пришлось порвать почти все старые связи. Она еще не вышла на работу после последнего декретного отпуска, негде было жить, нечего есть. Супруг угрожал, что заберет детей.

— Он всячески препятствовал разводу то кнутом, то пряником. Казалось, что ничего не получится, и мое рабство вечно. Но жизнь послала мне новых людей, — психологов, юристов, друзей, — которые помогли выбраться из этой ямы. На тот момент уже в течение полутора лет с четырьмя маленькими детьми я была вынуждена просить приют то у друзей, то у родственников. Это были месяцы напряженной работы с привлечением полиции, органов опеки, судов, решение текущих задач и возникающих в ходе этого форс-мажорных ситуаций, постоянные телефонные переговоры с бывшим супругом, которые благодаря содействию группы поддержки принесли свои долгожданные плоды.

«Муж — человек верующий. То издевался надо мной, то каялся и клялся в безграничной любви»

Юлия, пострадавшая от насилия

В результате проделанной работы, брак был окончательно расторгнут, на содержание четырех несовершеннолетних детей были взысканы алименты, судом с учетом интересов детей было разделено совместно нажитое в браке имущество. Теперь Юлия с детьми живет в своей благоустроенной квартире, в комфорте и главное — в безопасности.

— Сейчас я дышу свободно и не перестаю благодарить за это жизнь, — говорит Юлия.

История третья: про насилие, которое оправдали близкие

Еще будучи ребенком, Анна постоянно видела, как отчим избивает мать. Ее кровь, слезы, истерики. Анну он никогда не трогал, всегда останавливался, когда она выбегала из своей комнаты на крики матери.

— В отношении меня насилие проявлялось со стороны мамы. Она порой наказывала меня очень жестоко, — вспоминает Анна. — Тогда я решила: когда вырасту, со мной точно никогда такого не произойдет. Я не позволю никому себя обидеть! Так и было, пока я не встретила его.

Игорь был инструктором по вождению. Таких спокойных и терпеливых людей этой профессии Анна еще не встречала.

В детстве жестокой была мать. Во взрослой жизни таким стал любимый человек

В детстве жестокой была мать. Во взрослой жизни таким стал любимый человек

— Я не думала, что в будущем он также спокойно без излишних эмоций начнет унижать меня, самоутверждаться за мой счет как дома наедине, так и при посторонних... Не думала, что все, что я буду делать, обесценится, — рассуждает сегодня она.

Они прожили вместе два года. Анна даже думала, что это с ней что-то не так: «Готовлю не так?», «Выгляжу плохо?», «Думаю не так или не то говорю?». Она перестала вступать в диалоги в компаниях, смотрела на говорящих, улыбалась, но боялась открыть рот. Перестала танцевать, потому что Игорю это не нравилось. Анна перестала быть собой.

«Настолько спокойных и терпеливых людей я не встречала. Уже потом также без эмоций он меня унижал и избивал»

Анна, пострадавшая от насилия

— Я страдала, но надеялась, что все изменится, но через два года психологического насилия произошел следующий шаг. Однажды у нас в гостях были его друзья. Я накрыла им стол и села поодаль смотреть телевизор. Иногда они обращались ко мне и задавали вопросы, но диалоги наши были короткими. Когда мужчины решили расходиться, я встала, чтобы их проводить. После их ухода он ударил меня. Это был первый раз, — вспоминает Анна. — Затем таких ситуаций было много. В порыве гнева он душил меня, кидал в меня вещами, в том числе и тяжелыми, громко кричал...

Последней каплей была ситуация на свадьбе у друзей. Игорь при всех ударил ее. Окружающие не знали, что это для него это в порядке вещей, и кто-то даже прошептал: «Довела». Никто не верил, что такой спокойный и терпеливый человек может ударить женщину.

— Я тоже когда-то не верила, — говорит Анна, которая в итоге ушла от Игоря.

«Чему вы научили мою жену»?

Чаще всего организация «Новый взгляд» сталкивается с мужским насилием.

— Женщине трудно сопротивляться мужскому натиску, — комментирует Ольга, — это трансформируется в страсть, а потом идет молчаливое согласие. Есть такой стереотип: женское «нет» означает «да». Или «бьет — значит, любит». Само общество оправдывает мужчин. Мы пытаемся объяснить взрослым и подросткам, как распознать насилие и сформировать неприятие этого. Бывали случаи, когда обидчики требовали от нас не вмешиваться в их жизнь, спрашивали: «Чему вы научили мою жену?». Кто-то считает, что всё это инициативы воинствующих феминисток, хотя у меня есть семья, и муж поддерживает идею равного распределения обязанностей и взаимного уважения.

Юридического термина «домашнее насилие» не существует, однако некоторые действия можно оценивать как преступления. Женщины не всегда готовы об этом сообщать, боятся, стыдятся, или думают: «Ничего страшного, мы просто поссорились». Задача консультанта — обозначить конфликт, чтобы насилие перестало быть невидимым. Освободить женщину от рабства.

Задача консультанта — обозначить конфликт, чтобы насилие перестало быть невидимым

Задача консультанта — обозначить конфликт, чтобы насилие перестало быть невидимым

— Работа над коллажем имеет арт-терапевтический эффект, — комментирует Ольга Бобрецова. — Говорить о своих переживаниях очень тяжело, и порой легче это выразить через образы. Рисовать умеют не все, а вот сделать абстракцию из журнальных вырезок — всем под силу.

За этот год организация «Новый взгляд» помогла порядка 15 обратившимся. В организации в основном работают волонтеры, поддержка осуществляется благодаря грантовым конкурсам. Организация открыта к сотрудничеству с начинающими специалистами по социальной работе и психологами, которые могут пройти тут практику. Также организация сейчас обслуживает федеральный телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия, — то есть консультанты из Архангельска помогают женщинам со всей страны. Как связаться с центром «Новый взгляд»?

Телефон центра: +7 902 704-05-61, 69-65-89;

е-mail: newvision29@mail.ru;

всероссийский телефон доверия для женщин, пострадавших от насилия в семье: 8 800 7000-600.

Поделиться

Увидели опечатку?
Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Инкогнитто
7 дек 2018 в 11:57

В 99 % - это женская ложь и наговоры на мужиков.

Юлия
6 дек 2018 в 13:37

Тут описываются случаи, когда никто её "бедную и несчастную" не понимает: ни друья, ни подруги и даже родственники! Справедливо возникает вопрос: Дак кто же виноват в сложившейся ситуации?!