Истории

«Внутри — космический корабль»: как портной-самоучка из Новодвинска вручную создает мужскую классику

Сегодня Валерий Ганичев оборудует свою швейную мастерскую в Архангельске

Поделиться

Все новости

Шить вещи Валерий начал в 16 лет

Фото: Кристина Полевая

Новодвинцу Валерию Ганичеву чуть больше 20, но в эти дни он занимается тем, что перевозит свою швейную мастерскую из родного города в более крупный Архангельск. В этой мастерской он единственный мужчина-портной, с ним работают еще несколько мастериц. Вместе они создают классические мужские костюмы. Как это происходит и с чего всё началось — в нашем материале.

Сначала были бабочки

В среде маленького города Валерий — один среди своих сверстников, кто так серьезно занимается пошивом одежды. По его словам, такое увлечение, со временем перешедшее в профессию, никогда не вызывало у его знакомых насмешек, скорее, живой интерес.

Шить молодой человек начал практически случайно. В 16 лет с подругой занялся созданием мужских бабочек. Говорит, что предрасположенности к шитью тогда не было и в помине, но делать что-то своими руками хотелось. Позже увлечение этой маленькой деталью мужского гардероба переросло в интерес и ко всему костюму. Теперь Валерий постигает портновское мастерство и сам же его демонстрирует. Молодого человека сложно встретить в мятых джинсах и толстовке, его главный спутник — мужской классический костюм. 

Видео: Кристина Полевая 

Когда-то, рассказывает Валерий, он всё же бунтовал против официально-делового стиля в одежде:

— Всю жизнь мне было небезразлично, как я выгляжу. Но к классике пришел не сразу. Я учился в двух разных школах. Когда перешел классе в пятом в новую школу, узнал, что нужно будет носить форму. Там требовалась классическая одежда. Сначала у меня было дикое отторжение: я никогда не носил пиджак, не принимал классику. Но со временем я привык. 

Первой серьёзной работой была мужская сорочка. Валерий сам нашёл материал, почитал книги, построил основу, раскроил и сшил первое изделие. Дальше — больше. Сам он освоил шитьё брюк, пиджака, жилета, рубашки и пальто.

«Мастера есть, но они хранят свои секреты»

Специального образования пока что Валерий не получил. Мастерству обучался по книгам — даже собрал свою библиотеку редких книг, знакомился с портными в интернете, брал уроки в Санкт-Петербурге, советовался с мастерами в Новодвинске, бывало, выкупал дорогие видеоуроки.

— Они стоят сотни долларов за видео. Эти знания уникальны, и их больше нигде не достать, поэтому я старался как-то выкрутиться и купить. Я столкнулся с тем, что информации по пошиву в готовом виде вообще нет. Это умирающее ремесло — оно не всем доступно. Мастера есть, но они хранят свои секреты. Многие из них, кстати, даже не пользуются интернетом. В России культура такого костюма не развита, — замечает Валерий Ганичев. 

Почему так? На этот вопрос молодой портной отвечает так: изначально это ремесло было чисто английским, потом им занялись и в Италии. До сих пор известны две школы мужского классического костюма — как раз английская и итальянская. В Советском Союзе костюмы шились типовые — для увеличения скоростей производства и чтобы никто не выделялся из общей массы.

Задача Валерия доказать, что костюм — это не просто «обязаловка» на важное мероприятие, но и удобный предмет одежды. Он пытается в своей работе соединять обе известные школы мужского костюма:

— Я пытаюсь попробовать всё, но не смешивать сильно. Английские костюмы более жёсткие, приталенные, угловатые в какой-то степени. Итальянские — более легкие из-за климата, но у них есть интересные детали, элементы пижонства.

Внутри костюма — конский волос и ручные стежки

Первые работы Валерий создавал на своей швейной машинке. Успел даже сшить одну юбку, но женскую одежду шить не понравилось сразу. По его версии, над мужским костюмом гораздо сложнее и интереснее работать, чем даже над самым мудреным платьем на корсете. 

Стоит отметить, что со временем молодой человек перешёл от работы со швейной машинкой к ручному труду. Он шьет костюмы в технике bespoke, когда лекала создаются с нуля, точно по фигуре человека, а почти все операции выполняются вручную.

Сейчас машинку Валерий использует только для стачивания длинных швов. Остальное старается делать без техники. Особая точность и работа руками необходима для создания, например, каркаса пиджака. Внутри, между основной тканью и подкладкой, расположился целый космический корабль, основой которого является бортовка — плотный материал из льна, хлопка и конского волоса.

— Мужской костюм — это самое сложное изделие. Нужно создать точную фигуру мужчины, а для этого поработать скульптором. Внутри у костюма есть каркас, который состоит из десятка деталей. Задача мастера — за счет нитки и ручного стежка затянуть ткань так, чтобы она хранила форму, была второй кожей человека. Тут важна и тепловая обработка утюгом — тяжелым, в пять килограмм, найти такой непросто, — рассказывает Валерий. 

В bespoke важен правильно и вовремя сделанный стежок

Фото: Кристина Полевая

У Валерия такой есть — достался от прабабушки. Сейчас в его арсенале несколько утюгов. Помимо швейной машины Валерий пользуется оверлоком, различными колодками и деревянными формами. Самому мастеру в классическом костюме нравится своеобразная элитарная эстетика. Он каждый день носит сшитую своими руками классику — не только костюм, но и пальто. Признается, что в джинсах и кроссовках его можно увидеть, но только во время занятий спортом — молодой человек увлечен скейт- и сноубордингом.


Современную одежду для повседневной носки он не ругает, но и не жалует: не понимает, зачем люди тратят на парки или кроссовки от модных брендов сотни тысяч рублей. Но больше молодому человеку не нравится универсальный подход к пошиву одежды.

— Обычно ткани для создания формы дублируют более плотной тканью — используют дублерин или флизелин. Но они не пропускают воздух. При использовании этих материалов на самом деле нельзя создать форму по фигуре человека, — отмечает Валерий. 

Шить такие костюмы на целую страну невозможно

До недавнего времени весь процесс производства костюмов проходил в Новодвинске, в то время как покупатели в основном находились в Архангельске — в основном это мужчины за 30 лет, есть клиент из Санкт-Петербурга. Сегодня мастерская обустраивается в Архангельске. Так ее создатели хотят расширить свою аудиторию, рассказать ей, почему мужчины чаще всего одеваются плохо. Хотя, отмечает Валерий, сильно расшириться, работать на клиентов за пределами города им пока все равно не удастся. Технология bespoke требует присутствия заказчика в мастерской: индивидуального снятия мерки и нескольких примерок.

В мечтах Валерия Ганичева — ездить со своим ателье по городам России

Фото: Кристина Полевая

— В пределах страны развить индивидуальный пошив сложно. Есть такая штука, как «транк шоу», когда ателье едут по городам или странам к своим клиентам сами, останавливаются в мастерских или просто отелях, снимают мерки, шьют. В какой-то степени это развивает культуру, но представить такое в России сложно, — комментирует Валерий Ганичев.

Помимо того, что культура классического костюма развита мало, в стране нет и ткацких производств, готовых обеспечить ателье высококачественными тканями. 

— В Архангельске сложно что-либо найти, как и в Москве, и в Санкт-Петербурге. Ткани стоят больших денег, например, пальтовые ткани, кашемир — 700 евро за метр. Это же как купить машину. Чаще приходится заказывать ткани и фурнитуру из Англии и Италии, — пояснил портной. 

Взгляд на профессию

Свой необычный в наши дни взгляд на профессию Валерию Ганичеву иной раз приходится и защищать, но он всегда обращается к ее истории: портной и закройщик изначально были мужскими профессиями, поэтому он просто верен традициям.

Молодой человек признается, что не очень любит, когда о нем говорят как о дизайнере или модельере — ведь они только придумывают идею и дают техническое задание, а сами при этом ничего не реализуют.

Валерий также до сих пор делает бабочки

Фото: Кристина Полевая

— Мне всегда казалось, что если ты творец, то должен творить до конца. Научись делать всё и совмещать в себе все роли. Ты должен то, чем ты занимаешься, знать досконально. Мне не нравится, что есть ателье, где владельцы не умеют шить. Я думаю, что идейный вдохновитель должен уметь это делать. Я никогда не смотрю на дизайнеров, не вдохновляюсь ими. Я смотрю на ателье, на известных портных, закройщиков, — объясняет свою позицию Валерий.

Комментировать

СВЯЗЬ С РЕДАКЦИЕЙ

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

Круглосуточный телефон службы новостей 8 (8182) 46-03-29, доб. 3207