26 марта вторник
СЕЙЧАС +1°С
  • 26 марта 2019

    Делитесь фото 29.RU с друзьями в соцсетях! 

    Мы ввели новую функцию на сайте — любой фотографией из материалов 29.RU можно поделиться в соцсетях. Для этого нужно просто кликнуть  на значок справа внизу. Пока эта функция не работает в мобильной версии. Но ждать осталось недолго. 

    11 марта 2019

    29.RU обновил приложение для iPhone 

    Читать и комментировать стало удобнее. Вслед за сменой дизайна сайта и его мобильной версии мы сделали более удобным приложение. В ближайшем будущем мы обновим и приложение для системы Android, следите за новостями. 

    Подробнее
    19 февраля 2019

    Кликни на формат, чтобы увидеть больше

    Сегодня у нас маленькое техническое улучшение. Теперь новости и истории  можно фильтровать по формату. Если вам понравился какой-то текст, смело жмите на формат ("Мнение", "Онлайн-трансляция", "Истории" и т.д.), чтобы увидеть больше. 

    Еще

«Никто не едет обратно»: как архангелогородка обживалась в Германии, практически не зная немецкого

В новую для себя страну Екатерина Трубачева приехала шесть лет назад и уезжать она не планирует

Поделиться

Сейчас Екатерина работает в независимой лаборатории и учится в магистратуре в городе Мёнхенгладбах

Фото: ekaterinatrue / Instagram.com

Архангелогородка Екатерина Трубачева шесть лет назад решила кардинально изменить свою жизнь. В сентябре 2012 года она приземлилась в Дюссельдорфе и с одним чемоданом в руках шагнула в жизнь в стране, где до этого ни разу не была. Екатерина не знала немецкого языка, знакомых в Германии у неё практически не было. Как долго готовился отъезд, с чем пришлось столкнуться в новой стране и почему обратно не очень хочется, девушка рассказала 29.ru


После САФУ продавала джинсы

По первому образованию Екатерина Трубачева — специалист по недвижимости. Пять лет она училась в САФУ. Еще в студенческие годы мечтала уехать и поучиться в другой стране чему-то новому: в профессии себя не видела, зато ещё в школе отлично выучила английский. Этим хотелось воспользоваться, но по программе обмена студентами выехать не удалось. 

После университета Екатерина начала искать себя. Предложения поработать по профессии отвергались не только из-за отсутствия интереса к ней, но и маленьких зарплат. В какой-то момент девушке предложили продавать джинсы — еще и за очень хорошие деньги. От этого она не отказалась. 


— Иногда заработать удавалось до 1000 евро. Мне, конечно, все говорили, зачем тебе это? Ты же вся такая молодец: школа с золотой медалью, студсоветы. Но деньги-то тоже нужны. Зато удавалось откладывать на мечту — поучиться за границей, — вспоминает Екатерина.

Подготовка к переезду заняла год

Нельзя сказать, что шанс уехать подвернулся как-то внезапно: просто девушка не оставила давнюю мечту и начала искать пути её воплощения. Она решила, что сначала выберет, в какой стране ей было бы комфортнее вновь заняться образованием. Рассматривались и Греция, и Испания, и Чехия, и Норвегия. Где-то в итоге останавливали цены на учёбу для иностранцев, где-то необходимость было знать язык страны, чтобы получить бюджетное место.

Самой доступной показалась перспектива стать студенткой в Германии. И программа обучения нашлась подходящая. Девушка с первого курса в университете начала шить и хотела прикоснуться к миру моды, поэтому выбрала бакалавриат, связанный с текстилем. 

— Я поняла сразу, что работать в строительстве не хочу. И потом, я постоянно шила. На 1 сентября 2006 года мне купили швейную машинку. Не знаю, почему вдруг, но я сама попросила. Начинала шить костюмы для гоу-гоу. Потом и продажа джинсов подтолкнула. Думала, надо узнать, как всё это делается, — заметила Екатерина. 


Мечту о заграничной учебе на первых порах поддержали родители, потому девушка уверенно начала готовиться к переезду. На оформление всех документов ушёл год. За это время нужно было определиться с университетом и программой, подать документы на визу — заранее, еще до того, как узнаешь, поступил или нет, иначе просто не успеешь ее получить. Важно было доказать и финансовую обеспеченность — рассчитывается, что в месяц проживающий в Германии иностранный студент должен иметь в кармане около 720 евро. Также для поступления нужно перевести диплом и сдать экзамен по английскому языку.

По словам Екатерины Трубачевой, проблемы пройти по конкурсу у нее не возникло. У нее лишь посмотрели диплом первой специальности. Его засчитали как степень бакалавра и приняли на программу «Управление производством текстиля и одежды» Университета прикладных наук в городе Мёнхенгладбах.

«Первым, с кем познакомилась там, был парень из Архангельска»

Мёнхенгладбах расположен на западе Германии, на землях Северной Рейн-Вестфалии. Он немногим больше Архангельска, но из него легко можно добраться до таких крупных городов, как Дюссельдорф или Кёльн.

Когда шесть лет назад Екатерина начала обживаться в абсолютно новой для себя стране, она знала только одного молодого человека, который до этого помогал ей с переводом диплома. Интересно, что первым, с кем девушка познакомилась, уже живя там, оказался земляк — парень, тоже переехавший в Германию из Архангельска. За эти годы, кстати, из Поморья туда рванули еще десять человек: кто учиться, кто съездил на экскурсии и прикипел, а кого-то просто родственники позвали. Прибывших из России так много, что специально для них концерты там дают российские музыканты, в кинотеатрах показывают премьеры русских фильмов.

Первые месяцы ушли на то, чтобы просто прижиться на новом месте, узнать, как устроены все системы. Екатерина признается, что впервые кризис и тоска по дому случились примерно через девять месяцев после приезда. Сейчас такое желание возникает реже, хотя без ностальгии тоже не обходится. 


— Многие едут, потому что, если ты заканчиваешь вуз в Германии, то тебе дают визу на поиск работы. И это 18 месяцев. В это время тебя никто не ограничивает: ты можешь пробовать, искать. Но по истечении срока тебе нужно начать работать строго по своей специальности. Через два года можно рассчитывать на получение ПМЖ. Я сейчас уже тоже вижу конкретную цель, иду к ней. Но пришлось привыкнуть к немецкой бюрократической системе. В ведомствах одним вопросом могут заниматься десять человек, а ответ зависит от того, к кому ты с ним попадешь, как человек на тебя посмотрит. Так, студенческую визу могут дать на год, а могут на два — по настроению, — рассказывает Екатерина.

Обучение в семестр обходилось около 250 евро. При этом студенческий билет давал возможность на любом общественном транспорте ездить бесплатно по всей Северной Рейн-Вестфалии и даже доехать до Голландии.

Первый год Екатерина прожила в частном общежитии. Говорит, съехала бы и раньше, но договор был заключен именно на год.

— Общежитие — это вообще у них не бюджетный вариант. Выходило около 250 евро. Комнату можно было снять и подешевле. В комнате общаги ты, конечно, будешь жить один, но мебель вся старая, удобства не очень. Через год я сняла комнату в коммунальной квартире, — поделилась Екатерина.

Обычно в таких многокомнатных квартирах десятилетиями живут студенты, сменяя друг друга. Попасть к ним нелегко — нужно пройти собеседование. Уже живущие там могут искать человека, который впишется в сформировавшуюся тусовку: будет с ними отмечать праздники, проводить вечеринки, готовить еду. Ситуация может быть и обратной, когда требуется спокойный жилец в квартиру, где каждый живет в своём мире. Последний вариант Екатерине подошёл больше, но прежде чем его найти, она побывала на десяти таких интервью.

«Некоторые годами живут в Германии, абсолютно не зная языка»

Еще одна вещь, которую поняла Екатерина — в Германии вполне можно жить, вовсе не зная немецкого языка. Ей было легко найти русскоговорящих друзей для компании и даже работу на русском. Она работала барменом на русской дискотеке, подрабатывала хостес на выставках, два года продавала украшения. Для последнего, смеется, выгоднее было бы знать китайский. В основном же русского и английского везде хватало.

Приходилось, конечно, сталкиваться с тем, что твой английский не совсем понимают, например в банках или каких-то официальных структурах. Да и в небольшом Мёнхенгладбахе все же привычнее немецкая речь в постоянном обиходе. Но мотивировало осваивать зубодробительный немецкий не это. 


В Германии очень ценится, если при устройстве на работу ты сможешь показать работодателю, что до прихода к нему был большим активистом и общественником. Собирать своё портфолио местные начинают со школьных лет, поэтому на работу идут устраиваться уже с кипой бумажек, пройденных стажировок и приобретенных скиллов. Поиском таких практик Екатерина занялась, когда лекции в университете закончились, и нужно было где-то проявлять себя, прежде чем защитить диплом.

— И когда начался поиск разных практик, я поняла, как нужен мне немецкий. Я подавала резюме, мне перезванивали, а понять, что говорят, во сколько и когда нужно прийти, я не могла. В панике говорила, что мне ничего не нужно и бросала трубку. Поняла, что мне необходимо понимать хоть самое простое, и включила на немецком десять сезонов любимого сериала. Вот и погружение в среду. Через месяца два почувствовала себя реально лучше, — вспоминает Екатерина Трубачева.

Правда, практики девушка тогда все равно нашла на русском языке.

Модный мир Германии разочаровал

Девушка рассказывает, что после этих практик вновь поняла, что выбрала немного не ту профессию — модный мир Германии разочаровал.

Учиться было легко. В отличие от немецких сокурсников — они-то пришли учиться исключительно творчеству — ей поддавались точные дисциплины, вроде физики и химии. Педантичные немцы любили готовиться к экзаменам за несколько недель до и большими группами, а Екатерина успешно осваивала материал, как настоящий русский студент, в одиночестве в ночь перед экзаменом. 

— После нашего образования было лайтово. Всего одна курсовая, экзамены можно сдавать позже. Никто не следит, ходишь ты на лекции или впервые видишь преподавателя на экзамене. Два года я проскочила легко, потом начался свободный полёт. И вот с практикой и дипломом я немного затянула, поэтому училась на два семестра дольше, чем планировала, — замечает Екатерина. 


Разочарование в творческой профессии пришло во время практик, когда пришлось встретиться с людьми из мира моды:

— Люди из этого мира часто задирают носы кверху. Я лично в этот мир не вписываюсь. Я могу себя представить на заводе, например. Я люблю точные науки, а в этом мире всё хаотично. С модой там не очень. Всё везут из Китая, Индии, Бангладеша, а вот производство одежды внутри страны — головная боль. Теперь я выбрала себе магистратуру «Технологический текстиль». Занимаюсь всем, что не одежда: обивки в автомобилях, композитные материалы, волокна. Я работаю в независимой лаборатории по испытанию материалов для автопромышленности. Очень профессионально грязню обивки сидений, ковры в «Мерседесах», «Фольксвагенах» и потом их пылесошу. Там всё чётко и по стандарту. 

Никто не скажет: «Я — немец, и я горжусь этим» 


Сейчас в планах Екатерины продолжать работу в лаборатории, завершить обучение и дождаться получения ПМЖ. По ее словам, мало кто, переехав в Германию, возвращается. Уехать стремятся только сами немцы — не нравится погода, нет согласия с политическим курсом. Молодые едут в другие страны Европы, пенсионеры предпочитают теплую Майорку. С тем, чтобы о приехавших в их страну местные отзывались отрицательно, Екатерина не сталкивалась:

— Стандартный немец прямо не выскажет, как его бесят приехавшие. В студенческой среде это вообще порицается: считается, что беженцам надо помогать, не надо раздувать огонь.

А вот сами переехавшие довольно быстро теряют связь с родной страной. Дети русских немцев, например, уже в первом же поколении осознают себя только как жители Германии, и большая «русская тусовка» довольно быстро расплывается. 

За шесть лет жизни в Германии о новом поколении коренных немцев удалось понять, что их до сих пор воспитывают с чувством вины за то, что было в годы Второй мировой войны: 


— В Германии нет национальной гордости. Никто не скажет: «Я — немец, и я горжусь этим». Они гордятся своим футболом, автопромом, но историей — никогда. Как мне говорили, до 2005 года не было ни одной немецкой группы, которая пела бы на своём языке. Подъем своей собственной культуры пошел у них относительно недавно.