15 декабря воскресенье
СЕЙЧАС -1°С

«В первый же день в Китае я оказался в полиции»: как автостопщик из Архангельска покоряет Азию

Северянин преодолел порядка 42 тысяч километров и провел в Поднебесной пять месяцев

Поделиться

В Китае Александр взобрался на гору, с которой открывается вид на город-миллионник Чунцин

В Китае Александр взобрался на гору, с которой открывается вид на город-миллионник Чунцин

Александр Яковлев 18 лет прожил в Архангельске, после чего переехал в Калининград. В 2015 году он попробовал путешествовать автостопом. Сначала ездил на попутках по России, потом отправился за рубеж. Побывал в Грузии, Монголии, Китае и Казахстане. Северянин преодолел порядка 42 тысяч километров. Где только не ночевал — в палатке под открытым небом, в сектантской общине, в полицейском участке. Своими впечатлениями он делится в личном блоге «Записки автостопщика».

Крым как бюджетный вариант

В 2015 году Александр планировал свой летний отпуск. С другом они решили куда-нибудь съездить. И друг, будто специально, рассказал о своих знакомых, которые путешествуют автостопом. Они недавно вернулись из такой поездки на юг и остались довольны.

— Меня это жутко заинтересовало! Конечно, я имел небольшое представление об автостопе из тех же фильмов, например, — говорит Александр. — Мы тогда оба загорелись этой идеей и начали активно собирать информацию на различных форумах и в социальных сетях. Оказалось, что тысячи людей путешествуют автостопом по всему миру с бюджетом, не превышающим повседневные расходы в своем городе, а зачастую и еще меньше. «Раз денежный вопрос теперь не проблема — надо действовать», — подумал я.

В итоге решили, что поедут в Крым. По расчетам друзей, путешествие должно было продлиться месяц. На двоих у молодых людей было 10 тысяч. И отправиться куда-то дальше Крыма они не рискнули. Стартовали 14 июля из Петербурга, где несколько дней гостили у друзей.

За спиной Александра — самый большой город в мире Чунцин. Его площадь сравнима с Австрией, а население составляет около 30 миллионов человек

За спиной Александра — самый большой город в мире Чунцин. Его площадь сравнима с Австрией, а население составляет около 30 миллионов человек

— В первый день, когда мы только отправились в сторону трассы M-10 Санкт-Петербург — Москва, был мандраж перед неизвестностью. Одно дело читать о том, как кто-то так путешествует, другое — попробовать самому. И вот, мы на трассе. Я поднимаю руку с большим пальцем вверх и пытаюсь наладить зрительный контакт с водителями. Все общение происходит жестами: кто-то разводит руками, показывая, что места в машине нет, кто-то показывает, что сворачивает. Первая машина остановилась буквально через 10 минут. Это был дальнобойщик, направляющийся в Великий Новгород. Он подбросил нас на пару сотен километров до поворота. Радовались, как дети! Впереди еще тысячи километров, но уже тогда мы поняли — у нас все получится. Я тогда убедился, что все границы и страхи лишь у нас в голове. В Крыму мы проехали по всему южному побережью. Так вошли во вкус, что отправились после Крыма в Анапу.

В следующую поездку — уже в Грузию — Александр взял уже 15 тысяч на 40 дней. Там он останавливался в хостелах, питался в кафе. Ну а прошлогоднее путешествие в Китай оказалось самым затратным. За пять с половиной месяцев северянин потратил 200 тысяч, хотя, по его словам, можно уложиться в меньшую сумму. Деньги ушли на посещение достопримечательностей, что в Китае недешево, проживание в хостелах — в палатке останавливался только в дороге, и походы в местные кафе, бары и рестораны.

В Грузии Александр участвовал в Ртвели — празднике сбора урожая. Путешественнику вручили целый пакет винограда и 10 лари — это 300 российских рублей

В Грузии Александр участвовал в Ртвели — празднике сбора урожая. Путешественнику вручили целый пакет винограда и 10 лари — это 300 российских рублей

Ночёвка в сектантской общине и полицейское гостеприимство

Александр в своих путешествиях пообщался с теми, с кем вряд ли бы встретился, останься он дома. Среди попутчиков были ученые, музыканты, политики, военные, бизнесмены, писатели.

— Например, из Северной Осетии в Грузию я ехал с 36-летним чеченцем по имени Хасан, — рассказывает Александр. — Это был один из тех, кто тогда поменял мое мнение о жителях Кавказа. Для меня было открытием, что там живет так много дружелюбных и гостеприимных людей. Хасан оказался очень интеллигентным и начитанным собеседником. Он пригласил меня пожить в его съемной квартире в Тбилиси, куда частенько приезжал по делам. Познакомился случайно с семьей сванов в самой высокогорной деревне Грузии — Ушгули, куда я добирался четыре дня по горным тропам. И прожил в этой семье горцев неделю, работая с ними бок о бок. Я полюбил их за невероятную доброту, жизнелюбие и умение радоваться мелочам. А в иркутском хостеле познакомился с француженкой с русскими корнями по имени Маша. Она училась в Тулузе на этнографа и недавно вернулась из своей трехмесячной экспедиции в Сенегал. С ней мы какое-то время путешествовали автостопом к разным местам на Байкале, а потом и в Монголии. 


Александра, направлявшегося из Улан-Батора к китайской границе, среди монгольской степи подобрали рэперы из известной в Монголии группы Digital. Музыканты заканчивали свои гастроли и пригласили русского путешественника на их концерт в город Сайшанд. Александр согласился и даже остался на афтепати в огромной юрте. На следующий день они вместе отправились к буддийским святыням в пустыню Гоби. 

В Монголии Александр познакомился с рэперами из известной в стране группы Digital. И они пригласили россиянина на свой концерт

В Монголии Александр познакомился с рэперами из известной в стране группы Digital. И они пригласили россиянина на свой концерт

— Еще запомнился осетинец Артур — смотритель сектантской общины во Владикавказе, в которой я случайно прожил несколько дней. Это было самое странное место, где мне приходилось ночевать, — вспоминает автостопщик. — Уже стемнело, и я искал место под палатку, но встретил осетина. Он предложил переночевать в церкви неподалеку. Но это оказалась не та церковь, которую я представлял. Два больших кирпичных дома, огороженных высоким сплошным забором. Сразу понял, что это секта. О них ничего хорошего не слышал, но любопытство пересилило, и я остался. Познакомился с местными обитателями. Посидели на общей кухне, попили чай с осетинскими пирогами. Люди мне показались хорошими, хоть и со своими странностями. У меня был стереотип о таких местах, что там чуть ли не силой удерживают людей, промывают мозги, поэтому я все время был настороже. После чаепития меня отвели в просторную комнату. Там не было мебели, на полу лежали матрасы. Я заснул почти сразу, ночь прошла без происшествий. На обратном пути из Грузии я снова остановился у них.

Александру случалось ставить палатку на Великой Китайской стене, в самом центре Пекина, в Монголии посреди пустыни Гоби, ночевать и в полицейских участках Грузии и Китая.

— Я бы не назвал это задержанием, скорее просто хотели помочь. В Грузии это случилось, когда ехал из Кутаиси в Зугдиди. На часах было уже около 12 ночи, а я так и не успел добраться до города, поэтому поставил палатку неподалеку от дороги. Её заметил патруль. Мне сказали, что тут опасно находиться, так как здесь полно змей. Узнав, что я направляюсь в Зугдиди, сотрудники полиции предложили подвезти меня. У каждого патруля есть своя закрепленная зона, поэтому до города я добирался поочередно на пяти патрульных машинах, которые связывались друг с другом по рации. Прибыли в город довольно поздно, мне предложили поставить палатку на территории полицейского участка, — говорит путешественник.

Территорию полицейского участка охраняли грузинские срочники. Северянину даже удалось поболтать с одним из них. Военный подарил Александру на память металлический браслет с выгравированными словами на грузинском «Спаси и сохрани».

— А в Китае полицейские задерживали меня три раза. Просто у них не приняты такие путешествия. Они думают: раз иностранец ночует в палатке, вдали от туристических мест — значит, он в беде, и ему нужна помощь. Из-за языкового барьера и культурных различий не всегда удавалось объяснить, что у меня все хорошо. Да и не скажу, что я сильно сопротивлялся. Любое общение с местными интересно, и с работниками полиции в том числе. Например, в свой первый же день в Китае я оказался в полицейском участке неподалеку от Пекина. Все сотрудники отнеслись ко мне с большим дружелюбием и интересом. Расспрашивали о России, о моем путешествии, просили сфотографироваться и включали российские каналы на телевизоре, угощали меня чаем и сигаретами. Спали все вместе в специально отведенной комнате отдыха, а на утро мы поели лапши и, обменявшись сувенирами на память, тепло распрощались.

Так выглядит один из китайских хостелов, где останавливался Александр

Так выглядит один из китайских хостелов, где останавливался Александр



Погружение в китайскую антиутопию

Самое долгое и дальнее путешествие Александра — это как раз поездка в Китай. Она началась в Санкт-Петербурге.

— Я проехал около 30 тысяч километров до Иркутска, по Монголии до Китая, четыре месяца путешествовал по самому Китаю, побывав в большинстве интересных мест, а затем пересек весь Казахстан и с Челябинска вернулся в Петербург, откуда начинал. Было два небольших переезда по железной дороге по 100–200 километров внутри Китая и один от Урумчи до границы с Казахстаном на 600 километров. Все остальное проехал автостопом.

В своем блоге Александр признаётся, что очень хотел попасть в китайский город Урумчи. Знакомые его отговаривали, но любопытство оказалось сильнее. 


— На то было несколько причин. Во-первых, это любопытство: что это за место такое в Китае, от которого все шарахаются? Другие города мне показались достаточно приятными и дружелюбными. Во-вторых, это был единственный крупный город на сотни миль вокруг перед границей с Казахстаном. И мне хотелось сделать последнюю остановку перед тем, как я покину эту страну. Ну и в-третьих, я же поймал машину почти на две тысячи километров, а она шла именно в этот город. Причина крылась в сложных отношениях китайцев с уйгурами — коренным населением. Еще издавна уйгуров всячески притесняли, забирая у них хорошие земли и отдавая ханьцам, облагали большими налогами и боролись с их религией — исламом. Вследствие чего вспыхивали бунты и восстания, которые иногда приводили к сепаратизму. В настоящее время Китай ведет политику по ускоренному заселению этих земель ханьцами, а уйгуры находятся под давлением.

В Урумчи сохранилась традиционная архитектура. Но постепенно город поглощают небоскребы и торговые центры

В Урумчи сохранилась традиционная архитектура. Но постепенно город поглощают небоскребы и торговые центры

Александр пишет, что чувствовал себя в Урумче, словно в одной из антиутопий. Везде установлены камеры видеонаблюдения, а полиции, как иногда ему казалось, почти столько же, сколько местных жителей.

— Через каждые 100–200 метров — опорные пункты полиции, на всех автобусных остановках есть будка с двумя сотрудниками. На входе в каждый торговый центр и даже закусочную меня проводили через рамки металлоискателя, а зачастую обыскивали и проверяли документы. Как и на подъезде к городу, все заправки были огорожены забором с колючей проволокой, а на входе дежурили сотрудники с оружием, бронежилетами и касками. Чтоб заправиться, нужно показать документы и выйти из машины для ее проверки.

Но если не брать во внимание тотальный контроль над людьми, Урумчи, по мнению Александра, — это обычный китайский мегаполис с небоскребами, постепенно утрачивающий самобытность культуры уйгуров. 

Покорив Азию, Александр решил переключиться на страны Нового Света. Он собирается автостопом объехать всю Южную Америку. 

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
12 фев 2019 в 15:51

Игорёк опять ворчит. Ты определись уже, плохо не работать или роботы пусть за всех работают по твоей теории .
А я завидую там, кто лёгок на подъём и не боится неизвестности. Вот валяюсь сейчас на диване, а будто сам с Александром попутешествовал.

игорь
12 фев 2019 в 14:37

когда работать не хочется - все сделаешь для того чтобы не работать