2 апреля четверг
СЕЙЧАС -3°С
Лина на архангельской набережной

Лина на архангельской набережной

История шведской преподавательницы Лины Бюссель многих удивит. Она выросла и получила образование в Стокгольме, училась по обмену в Москве. Уже второй год живёт и работает в Архангельске — городке, в котором почти ничего не происходит по сравнению со столицами. Девушка прониклась духом российских поездов, полюбила блины и показала Архангельск своим шведским друзьям. Специально для 29.RU Лина рассказала, какой она увидела Россию — столичную и провинциальную.

Десять лет с русским языком

Русский в Швеции довольно популярен среди изучающих иностранные языки. На первом курсе бакалавриата Стокгольмского университета, куда поступила Лина в 2010 году, было 15 человек. Правда, на продвинутом уровне — в магистратуре — желающих учить язык Пушкина и Чехова было меньше — всего четверо. Чем же её заинтересовал русский, Лина уже точно не помнит.

— Мне просто очень нравится изучать языки. До того как я начала изучать русский, я разные языки изучала. Я всегда любила читать, и читала очень много русских книг в переводе — думаю, решила, что было бы интересно читать в оригинале. Мне очень понравился русский язык и русская литература. Особенно классика: Чехов, Гоголь. И Достоевский, конечно же. Я читала не все их произведения в оригинале. Это сложно, конечно, — признается Лина.

Окончив университет, Лина решила: русский надо учить в России. Поехала по обмену в Москву и в течение 10 месяцев совершенствовала язык в МГУ. И учится до сих пор, но уже дистанционно. Пишет дипломную работу по истории русского языка.

— Он очень сложный на самом деле. Очень сложно именно разговаривать, потому что у вас столько падежей, приставок и суффиксов. Еще одно — словоформы, причастия, — рассуждает Лина. — Первые пять лет я вообще не разговаривала. Когда я училась в Москве, я чуть-чуть начала разговаривать. С большим трудом. Люди очень быстро разговаривают. И когда я спрашиваю, можно ли повторить, они говорят то же самое и так же быстро. Еще по-русски ударение очень сложное. Если ты не знаешь, как правильно ставить ударение, тогда люди тебя вообще не понимают.

Разница между шведами и русскими? И тут Лина задумалась. Различие, по её мнению, правда есть. В Швеции, когда гуляешь или ходишь по магазинам, люди тебе улыбаются и стараются быть вежливыми. Русские не всегда так себя ведут, говорит Лина:

— По-моему, это не плохо. 

«Если начинаешь общаться, кажется, что русские сердечные. Просто иногда они как будто подозревают тебя в чем-то»

Лина Бюссель, преподавательница САФУ из Швеции

— Даже женщина, которая ругает тебя в магазине, потому что у тебя нет мелочи, может быть очень добрая и сердечная, если ты просто разговариваешь с ней вне работы.

Москва vs Архангельск

В Стокгольме живет около миллиона человек, в Москве — 12 с лишним миллионов. По сравнению с российской столицей главный город Швеции — небольшой. Это на себе и прочувствовала Лина, когда приехала в Россию учиться.

— Мне нравится Москва, там всё очень быстро. Ещё там очень много хороших клубов, ночная жизнь мне очень понравилась. Когда я была студенткой, мне очень нравилось ходить по клубам. Еще у меня появились хорошие друзья. Когда у меня есть возможность, я туда с удовольствием езжу. Если у меня есть свободные выходные, — говорит Лина.

В Архангельск девушка приехала в 2018 году. Она подписала контракт с Северным Арктическим федеральным университетом. Здесь она преподаёт шведский язык и подумывает остаться еще на один год.

— Мне здесь нравится на самом деле. Первое, что заметила, когда я сюда приехала, — люди здесь совершенно другие, чем в Москве. Более открыты новым людям, — считает шведка. — Мне очень нравится работать здесь. Студенты, в основном, хорошие. 

«Они очень заинтересованы, действительно хотят выучить шведский. Для меня это немножко странно: Швеция — маленькая страна»

Лина Бюссель, преподавательница САФУ из Швеции

Это, наверное, еще одна важная причина для того, чтобы остаться — очень нравится работать со студентами.

Девушку покорила настоящая русская зима (которой, к сожалению, в этом году не наблюдается). В зимние месяцы её родной Стокгольм погружается в слякоть, а ей хочется холодов и больших сугробов. В Архангельске Лина развлекает себя тем, что ходит в музеи, театры и кафе. Русская кухня, по её наблюдениям, не сильно отличается от шведской:

— Мне очень нравятся блины. Я каждую неделю ем. Конечно, у нас есть блины в Швеции, но не с начинкой. Еще мы были с мамой в ресторане, где есть вкусные рыбные блюда. Я думаю, что русская кухня довольно похожа на шведскую. И мы тоже любим картофель, сёмгу, грибы. Мы используем те же ингредиенты. Россия, конечно, известна своей икрой. К сожалению, у меня аллергия на неё.

Ещё Лина — большой поклонник концертов в Кирхе. Если же тоска по большому городу берёт верх, она едет в Москву.

— Здесь очень тихо на улице вечером. Там, где я живу — а это совершенно недалеко от центра — пусто по вечерам и очень темно, нет освещения хорошего. Здесь все очень централизовано и нет ресторанов, где я живу, — вот что печалит Лину.

А радует её то, что рядом с домом есть контейнер для раздельного сбора мусора. Когда девушка только приехала в Россию, ей было почти физически больно выбрасывать все отходы в одно ведро. В Швеции сортировать мусор приучают с детства, инфраструктура для этого есть. Чего нельзя сказать о России.

Шведы в плацкарте и страх России

В Архангельске люди относятся к иностранцам с добрым любопытством — в столице же их встречают равнодушно, замечает девушка. В первые дни в Архангельске Лина познакомилась с продавщицей в продуктовом магазине. Архангелогородке было интересно, что же привело гражданку Швеции на север России. А еще Лина испытала на себе, что такое российские поезда:

— Я вообще очень люблю ехать поездом, именно российским. Это так замечательно. Там есть «самовар» в каждом вагоне, работает проводник. У нас не так. В Швеции расстояния короче. Хотя у нас есть ночные поезда и те, которые идут 7 часов и так далее. Когда я летом ездила домой, тогда я попала в купе с женщиной. До того как мы вообще выехали из Архангельска, она успела мне рассказать о смерти её племянника и поплакать даже. Но это было интересно.

В 2018 году на день рождения Лины в Архангельск приехали её мама и друзья. Некоторые добирались через Москву поездом.

— Нормально всё, — улыбается Лина, говоря о возможных приключениях её шведских друзей в российском плацкарте.

А вот пообщаться с архангелогородцами шведам едва ли удалось. Когда они заговаривали с кем-то по-английски, их пугались. В общем, северяне к такому оказались не готовы. Сами шведы смогли по-другому взглянуть на соседнюю страну.

— Думаю, что до поездки у них представления о России были не очень. Мне кажется, все поменялось. Особенно когда я была здесь с моей мамой, когда мы гуляли с ней по городу, — рассказывает Лина. — В Швеции многие люди побаиваются Россию. Потому что у нас такая история. Люди думают, что здесь очень опасно. По-моему, это совсем не так. Я всегда чувствую себя в безопасности здесь. Конечно, есть места, куда не стоит идти. Но такие места есть во всех странах. В Швеции многие есть такие предрассудки, что русские немного холодные. Я думаю, что русские очень хотят помогать.

Баллы и курсовые вместо экзаменов

Высшее образование в Швеции бесплатное, студенты получают государственную стипендию. Вступительных экзаменов как таковых нет — в стране действует балльная система. Например, особенно высокий балл надо иметь для поступления на медицинские или технические специальности. Для гуманитарных направлений требования не такие жёсткие.

— У нас есть средняя школа, затем гимназия и потом — университет. У вас здесь университет во многом напоминает шведскую гимназию. Потому что здесь студенты изучают не только тот предмет, который они выбрали, — объясняет Лина. — Когда я в Стокгольме училась, я изучала только русский язык и русскую культуру. А в России если учатся на педагога и потом будут преподавать иностранные языки, студенты всё равно изучают математику. Как я поняла, это потому, что считается, что хорошо, когда у студентов шире кругозор. И это вполне понятно. Еще есть физкультура в университетах, что странно для меня. Потому что у нас она только в школе.

Шведские студенты сдают письменные экзамены, которые очень напоминают российские курсовые работы. Знания проверяют тестами только на начальном уровне.

— Я думаю, так как у вас очень много экзаменов, когда у студента нет доступа к книге, тогда, может быть, русский студент лучше всё знает наизусть, — предположила Лин. — Но идея в шведской системе — чтобы студент подготовился к научной работе. Ведь учёный не должен знать это все наизусть, он работает всегда с источниками. Наверное, шведские студенты лучше знают, где брать информацию и как её обрабатывать.

Списывание в Швеции равно позору. За это могут отчислить. То, что в России к «шпорам» относятся не так однозначно, Лину предупредила её подруга, которая преподает в Москве.

оцените материал

  • ЛАЙК10
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!