25 января вторник
СЕЙЧАС -2°С

Экономический форум в Петербурге – кузница старых идей

Поделиться

Поделиться

Петербургский экономический форум, прошедший 21-23 июня, оставил странное ощущение. Новое правительство, новый президент. И вместе с тем – deja vu. Россия по-прежнему пристально следит за развитием мирового кризиса, который все так же пытается вторгнуться в пределы страны. По-прежнему говорится о необходимости улучшения инвестиционного климата и сокращении доли государства в экономике, не забывая попутно о задачах по ее диверсификации. Повторяющиеся из года в год тезисы – то ли стабильность в стране, то ли застой.

Форум, как и год назад, стартовал с делового завтрака Сбербанка: крупный бизнес, много высокопоставленных чиновников, вопросы для голосования зала с изрядной долей провокации. На сей раз вроде бы была изюминка – Герман Греф собрал половину недавно назначенного правительства. И тем не менее год назад получилось интереснее: Алексей Кудрин, на тот момент еще полноправный член кабинета, раскритиковал власть за неэффективность и отраслевой лоббизм. За коллег пришлось вступаться первому вице-премьеру Игорю Шувалову. Через несколько месяцев после форума скользкий путь фрондерства привел Кудрина к отставке.

Новый кабинет смутьянов пока не взрастил, назначены министры всего месяц, поэтому и выступления их сенсаций не содержали. Бизнесмены, впрочем, их и не ждут – подобные мероприятия для них ценны в первую очередь не публичной частью, а возможностью неофициально пообщаться с ключевыми персонами накоротке.

Приватизация: и умом не понять, и поверить сложно

Приватизационная тема в последнее время живет по каким-то своим, загадочным законам, далеким от азбучной экономической логики. На словах, и даже на бумаге, государство избавляется от активов невиданными доселе темпами, на деле – не продает почти ничего.

Этому парадоксу есть только одно объяснение, по крайней мере, в видимой постороннему глазу части айсберга. Правительство топчется возле камня, на котором написано «направо пойдешь – в деньгах потеряешь», «налево пойдешь – законсервируешь неэффективность экономики». В высказываниях ключевых ньюсмейкеров удивительным образом уживаются желание структурных изменений (что подразумевает приватизацию) и нежелание продешевить (а для этого нужно подождать улучшения конъюнктуры еще лет пять).

«Не нужно торопиться, нет никакой спешки, при наших резервах нет необходимости каждую неделю что-то продавать, чтобы деньги поступали в бюджет. Ничто не должно обществом восприниматься как несправедливая приватизация, разбазаривание собственности», – сказал в кулуарах ПЭФа первый вице-премьер Игорь Шувалов.

«Все эксперты говорят, что нужно подождать с приватизацией, пока такая волатильность на рынках, моя позиция – ждать не надо. Наверное, структурные преобразования для нас более важны, чем фискальная составляющая», – а это первый вице-премьер говорил в апреле.

То, что умом российскую приватизацию не понять, стало ясно еще месяц назад, когда в этой истории появился первый «таинственный покупатель» – государственный «Роснефтегаз» с Игорем Сечиным в совете директоров. ПЭФ убедил в этом окончательно – на форуме Игорь Шувалов рассказал, что в приватизации может поучаствовать своими деньгами Фонд национального благосостояния. Мотив вроде бы благородный – есть вера в перспективы госкомпаний, которые сейчас недооценены, почему бы не вложить в них часть средств суверенного фонда с прицелом на будущую прибыль. Заработал же ВЭБ в свое время на антикризисной поддержке фондового рынка, и деньги потратил на добрые дела. Но с точки зрения идеологии приватизации предложение купить у государства немного акций госкомпаний на деньги государства беззащитно для самой суровой критики.

«Это кошмар, это псевдоприватизация. В принципе чтобы на государственные средства покупать во время приватизации – это профанация приватизации», – отреагировал на новую идею властей экс-министр финансов Алексей Кудрин.

Его сменщик Антон Силуанов был менее категоричен, но удивление в его ответе тоже читалось без труда. «Мне с Игорем Ивановичем Шуваловым надо поговорить, потому что так получается, что государство у государства выкупает, что ли? Я сейчас не могу комментировать, не знаю. Я не очень понимаю идеологию эту. Не очень понятно, зачем это нужно», – заявил Силуанов.

Помощник президента Эльвира Набиуллина, как всегда осторожная в публичных оценках, отметила, что покупка небольших долей госкомпаний на средства ФНБ возможна, однако к приватизации все же лучше привлекать частных инвесторов. «В принципе, может быть, но нужно понять последствия. Хотя, на мой взгляд, конечно, в процесс приватизации нужно привлекать частных инвесторов, мы приватизируем, чтобы не использовать деньги государства, но в каких-то случаях, может быть, возможно», – сказала Набиуллина.

Тема разделения государства и бизнеса, подогретая новостью о подписании премьер-министром Дмитрием Медведевым ускоренного плана приватизации, прозвучала в основных выступлениях, но толком на форуме не обсуждалась. Информацию приходилось собирать буквально по крупицам, несмотря на заявления членов правительства о необходимости большей прозрачности в принятии решений, о функционировании открытого правительства и многочисленных экспертных советов при госорганах.

Федеральные чиновники на форуме как один наотрез отказывались отвечать на вопрос, в какие госкомпании топливно-энергетического комплекса будет входить «Роснефтегаз» и по какому принципу это будет происходить. «Ничего нет, спокойно. Работаем», – сказал Игорь Шувалов. «Правительство будет рассматривать, когда »Роснефтегаз« определится. Пока никаких предложений не поступало», – заявил министр экономического развития Андрей Белоусов. При этом он отметил, что не видит никаких проблем в том, что «Роснефтегаз» «хочет войти в какие-то активы для капитализации этих компаний».

Показательной новостью по теме приватизации стало объявление позиции Минэкономразвития о сроке и способах продажи акций «АЛРОСА». После того как правительство в начале июня приняло решение о продаже контрольного пакета акций алмазодобывающей компании до 2016 года, рынок не имел ни малейшего представления о том, в какой форме пройдет процесс выхода государства из монополии. Решение правительства не только не внесло конкретики, а наоборот, все запутало. Если раньше федеральные ведомства и Якутия, традиционно внимательная к бюджетообразующей «АЛРОСА», согласовали вариант продажи 14% (по 7% из долей РФ и Якутии), то теперь, на волне слухов об интересе к компании Сулеймана Керимова, небезосновательной казалась версия, что следующим владельцем контрольного пакета акций «АЛРОСА» станет именно он. Солидности этому варианту придавало анонсированная во время ПЭФа директива Игоря Шувалова о допэмиссии «Объединенной зерновой компании» в пользу группы «Сумма» – один из примеров нового подхода к процессу распределения госактивов.

Тем не менее заявления чиновников Минэкономразвития по поводу «АЛРОСА» эту версию вроде бы развенчали. Вариант приватизации 14% акций по-прежнему является основным, заявил директор департамента имущественных отношений Минэкономразвития Алексей Уваров. При этом размещение пакета может пройти уже в этом году на ММВБ-РТС. Более того, продажа контроля в «АЛРОСА» «в одни руки», по мнению Минэкономразвития, сомнительна, так как компания обременена обширными социальными обязательствами перед жителями Якутии.

Еще один лихо закрученный приватизационный сюжет – продажа доли в РЖД, которая имеет все шансы стать «мыльной оперой» почище переговоров о вступлении России в ВТО.

Все последние годы глава РЖД Владимир Якунин подчеркивал, что продавать акции перевозчика в принципе не стоит – в силу стратегического характера отрасли. На одном из «круглых столов» он указал и на возникающую юридическую коллизию: по российскому законодательству, владеть железнодорожной инфраструктурой может лишь государство, а приватизация предполагает допуск частных инвесторов к регулированию этой сферы. А с учетом макроэкономического негатива для приватизации пакета вообще не время, указывал глава РЖД. Наконец, непонятно, как реализовывать такие спецпроекты, как инвестиции в объекты для саммита АТЭС и Сочи-2014, когда у компании появятся миноритарии, отметил топ-менеджер.

Однако в обновленном плане приватизации, который был подписан Дмитрием Медведевым и опубликован как раз в разгар форума, пакет в размере 25% минус 1 акция РЖД присутствует, и продать его предписано в 2012-2013 годах.

Doing business вместо судебной реформы

Ключевое событие любого ПЭФа – выступление президента. Речи Владимира Путина, принявшего у Дмитрия Медведева питерскую эстафету, не балуют броскими лозунгами a la «Мы изменились» (2010 год) или пассионарными рефренами a la «Мой выбор – это…» (2011 год). Но суть тем не менее остается примерно той же – модернизация производства, привлечение частных инвестиций, в том числе иностранных, приватизация. Речь Путина, по словам Игоря Шувалова, «перекинула мостик» к президентству Медведева, продемонстрировала иностранным инвесторам преемственность курса. Что ж, если сомнения у кого-то были, выступление президента действительно должно было их развеять.

Никуда не делось и появившееся при предыдущем президенте поветрие – ругать инвестиционный климат в России. В последние годы это стало такой же доброй традицией, как отзываться о качестве дорог. Не растет ВВП темпами 7% в год – виноват инвестиционный климат, утекает капитал из страны – виноват инвестиционный климат, нет условий для развития малого бизнеса – опять же климат не позволяет. В предыдущие годы в качестве главной меры по улучшению предпринимательского климата неизменно называлась необходимость судебной реформы. Но годы шли, а реформы как не было, так и нет, если не считать отмену предельного возраста для глав этих самых судов, что свидетельствует, скорее, как раз о желании ничего не менять.

Необходимость улучшения деловой среды неоднократно упоминалась и в ходе нынешнего форума. «Добыча нефти в среднесрочной перспективе стабилизируется на уровне 510 млн тонн в год», – сказал глава Минэкономразвития Андрей Белоусов. Поэтому, по его словам, добывающий сектор превратится из драйвера роста в фактор торможения, и лишь существенный рост инвестиций сможет поддержать более или менее удовлетворительные темпы роста экономики. А инвестиции, как ни крути, любят теплый инвестиционный климат.

В прошлом году в России вошел в моду рейтинг Всемирного банка Doing business, указывающий на легкость ведения бизнеса в той или иной стране. Россия в 2011 году заняла в нем 120-е место из 183, и Путин еще в конце прошлого года поставил задачу подняться в рейтинге к 2020 году на 100 ступеней и войти в первую двадцатку.

Способствовать достижению этой цели станет реализация так называемых «дорожных карт» предпринимательской национальной инициативы, которые разрабатывает патронируемое президентом Агентство стратегических инициатив (АСИ). Поэтому на форуме власти много говорили про АСИ, и почти ничего – о судебной системе.

«От практической реализации »дорожных карт« очень многое зависит. И здесь необходим особый контроль и со стороны государства, и со стороны общества, и со стороны самого бизнеса. Именно поэтому принято важное решение о создании специальной комиссии по реализации национальной предпринимательской инициативы. В ее состав войдут представители отечественного и иностранного бизнеса, руководители министерств и ведомств», – сообщил президент в своем выступлении. «Но, как говорил один из крупных политических деятелей прошлого, если хотите завалить дело – создайте комиссию», – пошутил президент в следующей фразе.

Вязкая нефть для бюджета

В дни форума стало понятно, что ужесточить бюджетную политику и хоть сколько-то отвязать бюджет от нефти и газа как минимум в ближайшие два года вряд ли удастся. Цена на нефть впервые с декабря 2010 года пробила уровень в $90 за баррель, в связи с чем министерство финансов заговорило о возможном возврате уровня дефицита 2012 года от 0,1% ВВП по уточненному бюджету к изначальным 1,5% ВВП, если среднегодовая цена сложится на уровне $100 за баррель.

В этих условиях прогноз цены на нефть на 2012 год, учтенный сейчас в бюджете на уровне $115 за баррель, уже кажется почти нереалистичным, признает министр финансов Антон Силуанов.

Одновременно с этим было объявлено, что правительство наконец-то согласовало вариант бюджетного правила, ограничивающего расходы средней ценой на нефть за предыдущие 10 лет. Предполагается, что новый механизм сбережения и использования нефтегазовых доходов позволит ослабить зависимость бюджета от нефтяной конъюнктуры.

Предельный уровень расходов на год будет определяться базовой ценой на нефть, соответствующей среднегодовой цене за предыдущие 10 лет. Однако предусмотрен переходный период, и в 2013 году предлагается использовать в качестве базовой пятилетнюю цену, прибавляя каждый год по году, таким образом, к десятилетней цене бюджет придет только в 2018 году.

При этом в 2013-2014 годах бюджетное правило будет работать так, что если в трехлетнем бюджете объем расходов выше, чем получается при расчете бюджетного правила, то объем этих расходов сохраняется за минусом условно нераспределенных.

По словам министра финансов, в ближайшие два года ситуация с планированием расходов фактически не изменится. Объем расходов и дефицит бюджета на эти годы предлагается сохранить на ранее утвержденном уровне (дефицит 1,6% ВВП и 0,7% ВВП соответственно) и только по 2,5% расходов, так называемых условно нераспределенных расходов, осуществляться не будут.

Основным критиком принятого решения стал экс-министр финансов Алексей Кудрин, которого согласованный вариант правила разочаровал. Он сокрушенно заметил, что правило сохраняет значительную зависимость российского бюджета от нефти. «Я оцениваю это решение как половинчатое, и меня разочаровывает, что правительство начало с одного из крупных решений, с половинчатого решения«, – сказал он. Хотя, тут же заметил Кудрин, это правило – «компромисс, больше которого я не ожидал от этого правительства».

Статья подготовлена к публикации Национальной ассоциацией участников фондового рынка

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter