RU29
Погода

Сейчас-1°C

Сейчас в Архангельске

Погода-1°

переменная облачность, без осадков

ощущается как -5

0 м/c,

756мм 59%
Подробнее
USD 93,44
EUR 99,73
Город Казнить нельзя помиловать

Казнить нельзя помиловать

Именно такое избитое изречение из неувядающего советского мультика приходит на ум, когда начинаешь вспоминать об исключительной мере наказания, де-юре предусмотренной республиканским уголовным законодательством. Мультипликационный герой в силу своей элементарной неграмотности оказался перед нелегкой дилеммой – благополучно избежать участи смертника или отправиться «в расход». Правильно поставленная запятая решила исход дела в его пользу. Наступил хеппи-энд.

Константин Таганов. Родился в г. Горьком. Окончил факультет филологии и журналистики Поморского госуниверситета. К «литературе на скорую руку» пристрастился еще в школьные годы, начав печататься в «Правде Севера» и других периодических изданиях. Постепенно из газетчика переквалифицировался в «интернетчика», поскольку счел данное направление более точно отвечающим духу времени. В разное время работал пресс-секретарем Архангельского ЦНТИ, специалистом-аналитиком мониторингового отдела, корреспондентом и редактором ИА «Двина-Информ». Сейчас редактор службы новостей сайта 29.ru.

Только вот сказочные страсти куда менее драматичны, нежели реальность. Казалось бы, власти в многолетнем бурлящем споре по данному поводу уже давно все решили – поставили, где надо, загогулину и закрепили ее жирной точкой. Однако ж фактически получилось многоточие.

Вот уже без малого двадцать лет отделяют нас от того момента, когда всенародно избранный президент, напрочь проигнорировав всенародное мнение, одним росчерком пера взял и ввел мораторий на смертную казнь. Первопричиной, побудившей главу государства к данному шагу, объявили вступление России в «цивилизованную европейскую семью». Без отмены «вышки» пускать нас туда категорически отказывались.

Можно представить, сколь велико было тогда ликование в отечественном преступном мире. Пустилась в радостный пляс и «прогрессивная демократическая общественность», прожужжавшая народу все уши страшилками про магаданские края, бутовские полигоны и катынские леса. Да здравствуют вселенский гуманизм и неприкосновенность человеческой жизни! При этом радикальные либералы предпочитают умалчивать факт, что за годы так называемых реформ людей повымерло несоизмеримо больше, чем от репрессий при сталинизме.

Россияне же в подавляющей своей массе расценили это как очередное предательство со стороны власть имущих. Ибо к тому времени простые обыватели уже успели вдоволь насмотреться и на бандитский беспредел, и на кровавый терроризм, и на никем не ограничиваемое самоуправство чиновников всех цветов и мастей.

В последующие годы ситуация с применением «смертельной кары» складывалась весьма интересно. Официально ее из перечня наказаний никто не вычеркивал – она продолжала назначаться судами, автоматически заменяясь на пожизненное заключение. Политическая оппозиция неоднократно пыталась оспорить действие моратория, но потерпела фиаско. В таком «подвешенном» статусе смертная казнь пребывала до ноября 2009-го, когда Конституционный суд РФ постановил считать ее исполнение в нашей стране невозможным. Теперь возвращение «вышки» возможно только при условии изменения самой Конституции.

Рядовые граждане изначально восприняли «наигуманнейшую инициативу» российского руководства в штыки. Согласно цифрам соцопросов, в поддержку смертной казни в разные годы высказывалось от 72 до 84 процентов респондентов. В ушедшем году, по данным Фонда общественного мнения (традиционно считаемого прокремлевским), сторонниками высшей меры назвали себя 62 процента опрошенных. Как видно, с прибавлением поклонников у властей по данному вопросу дело обстоит весьма туго.

Да и действительно, с чего бы это народ стал ликовать? Уж не оттого ли, что с введением моратория у нечестивых на помыслы людей исчез мало-мальски последний страх перед совершаемым деянием и открылся необъятный простор для вседозволенности? Если раньше перспектива поплатиться собственной шкурой хоть как-то держала в узде темные человеческие инстинкты, то с воцарением запрета на «вышку» разгул преступности просто резко рванул за все разумные рамки. Причем страдают от этого опять-таки самые незащищенные слои общества.

Проще говоря, исчезла у нас вера в силу сурового, но справедливого наказания. В советскую эпоху с Запада в наш адрес сыпались упреки в чрезмерной жестокости – мол, СССР слишком кровожаден в области вынесения смертных приговоров осужденным. Да, ежегодно в Союзе расстреливали не одну сотню человек, иногда счет шел и на тысячи. Но, простите, разве все они были сплошь невинноубиенными? Таковые, конечно, тоже имелись, но их количество не шло ни в какое сравнение со справедливо приговоренными. Государство умело наказывать, но и результаты оправдывали действия. Если сопоставить статистику по тяжким и особо тяжким преступлениям лет развитого социализма и нынешнего безвременья – то получим небо и землю. Естественно, далеко не в пользу нынешней суверенной России.

Одна из величайших женщин ХХ века – премьер-министр Израиля Голда Меир говорила: «Тот, кто убивает твоих детей, не должен жить». Эти слова она изрекла, отдавая агентам Моссада приказ найти любой ценой и перебить всех арабских террористов, погубивших израильскую сборную на Олимпиаде в Мюнхене. Распоряжение премьера спецслужбы выполнили вплоть до мельчайших подробностей. И никому из соотечественников в голову не пришло обвинить «бабушку Голду» в тирании и мизантропии. Более того – израильтяне почитают покойную главу правительства почти как святую. А с ее устным утверждением трудно не согласиться.

Печально осознавать, что особь на двух ногах (язык не поворачивается назвать такого человеком), изнасиловавшая и убившая не одного ребенка, будет коротать свой век на казенных харчах, а в отдаленном будущем даже сможет получить шанс на досрочное освобождение ввиду примерного поведения и прочих заслуг перед тюремным начальством. И с трудом верится его крокодиловым слезам о всепоглощающем раскаянии и невозможности дальше нести столь тяжкий крест пожизненной изоляции. Дескать, лучше бы сразу расстрел и конец всем мукам. Один мой знакомый, отработавший в системе исполнения наказаний нехилое количество лет, поведал в частной беседе, что мало кто из «пожизненников» в действительности желает быть отправленным в мир иной. Оказавшись перед дулом пистолета, он, не раздумывая, станет умолять оставить его на этой грешной земле, каким бы невыносимым и тяжким ни было его существование.

Конечно, расстрел, повешение, обезглавливание или иные меры приведения в исполнение смертного приговора никогда не искоренят криминал. Но то, что риск лишиться собственной жизни взамен отнятой является отрезвляющим фактором для любого отморозка, очевидная вещь. Так же как и угроза получить пулю в лоб от потенциальной жертвы. Впрочем, тему легализации огнестрельного оружия мы затронем в следующий раз…

Фото: Фото с сайта Pic.1in.am
ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления