7 декабря вторник
СЕЙЧАС -18°С

Дмитрий Спирин, вокалист рок-группы «Тараканы»: «Пускай мне платят алименты, я брошенное дитя!»

Поделиться

Поделиться

В середине июня в Архангельске отгремел крупнейший опен-эйр Северо-Запада, фестиваль «Остров». Одним из хедлайнеров была панк-группа «Тараканы». Мы пообщались с Дмитрием Спирным, вокалистом «Тараканов», гитаристом группы «Ракеты из России» и рок-диджеем. Больше 20 лет он рубит панк-рок и всю свою жизнь делает то, что ему хочется. Тем, кто хочет познакомиться «поближе» с главным «тараканом» всея Руси, мы посоветуем почитать автобиографию Спирина «Тупой панк-рок для интеллектуалов». В предисловии к книге он пишет: «Принцип «Делaй Это Сaм» чaсто стaновится единственно возможным способом получения отличного (нaилучшего) результaтa. Кто лучше, чем я, знaет, что на самом происходило? Этa группa и этa музыкa – не что иное, кaк моя собственная жизнь. Единственнaя темa, которую я знaю по-нaстоящему хорошо. Досконально».

– Слышала, что вы относительно недавно курить бросили. Как относитесь к антитабачным инициативам, которые сейчас в России?

– Пять лет назад бросил. Но я ведь живу 38 лет, из них курил 19 лет. Так что да, пять лет назад – это сравнительно недавно. Что касается инициатив, то я это все очень приветствую. Я не считаю, что таким образом ограничиваются чьи-то свободы. Наоборот, некурящему большинству свободы только предоставляются. Свобода дышать свободным воздухом в барах, клубах, ресторанах. Мне очень нравятся места в Европе, где вообще не курят. Я хочу, чтобы в России было так же. Тем более, как правило, в заведениях я являюсь музыкантом, играю на сцене, и знаете, очень неприятно бывает, когда первый ряд берет и закуривает. Ну, блин. Нам же дышать надо чем-то.

– В одной из своих песен вы поете: «Рушить догмы – лучший способ не стареть». Разрушение какой догмы вы считаете самым главным в своей жизни?

– Группа «Тараканы» все 23 года со дня своего основания рушит догмы. Или 22 года. Что-то я запутался уже. В общем, рушить догмы у меня – это на каждом шагу. Я даже не могу сказать, когда именно мы этим не занимались. Мои родители видели меня человеком, который получит высшее образование и будет работать на хорошей работе. Для них это был догмат своего рода. Я посчитал по-другому. Или, например, возьмем противоположный момент. Панк-сообщество имеет к нашей группе определенные претензии, потому что мы иногда поем песни о любви, наши песни звучат на радио и все такое. Типа это за***ло по меркам панка. Это тоже своего рода догма, которую мы рушим.

– Панк-рок-косухи-ирокезы... Часто люди говорят, мол, это все юношеское, с возрастом человек успокаивается и откладывает металлические ошейники в старый сундук. У вас никогда не было мысли, мол, поменять что-то, остепениться малость?

– Моя жизнь течет очень гармонично. Она меняется, конечно же, и эти изменения, наверное, отражаются на песнях и на группе. Но мне никогда не приходила в голову идея типа: «Ага, вот наступил особый день. Мне надо поменяться и прекратить заниматься тем, чем я занимаюсь 20 лет, потому что я устал, мне надоело или я полюбил что-то другое». Возможно, этот день наступит завтра, но сегодня все по-прежнему.

– Неформальными субкультурами очень многие увлекаются, особенно по молодости. Но рок-звездами, к сожалению или к счастью, становятся не все. Многие как раз устраиваются на хорошую работу, обстригают длинные хаеры и становятся нормальными по меркам большинства людьми. Дайте совет, как себя сохранить?

– Знаете, есть в Интернете распространенная картинка одна, когда маленького мальчика спрашивают: «А кем ты хочешь быть, когда вырастешь?» А он отвечает: «Разве я не стану самим собой?» Эти слова приписывают кто Джону Леннону, кто Марку Твену, но суть не в этом. Главное, что, по сути, на этот вопрос нет никакого ответа. Надо просто быть собой. Этого достаточно. Если вам что-то нравится делать, этим надо заниматься, несмотря на мнение других людей. Кто угодно может думать о вас что угодно. У кого-то может быть свое, совершенно противоположное вашему мнение, и это нормально, на то он и другой человек. Но я не должен его слушать. Люди теряют себя, когда слишком прислушиваются к тому, что другие говорят про них. Это называется «общество загнобило».

– Если забить в поисковике ваше имя, то часто можно увидеть такую характеристику: «Отец отечественного панк-рока». Как такая ответственность, за целый панк-рок-то?

– Я племянник скорее. (Смеется.) Нет, не беру на себя эту ответственность. Пусть другие ее несут.

– Алименты платить не будете?

– Пускай мне платят алименты, я брошенное дитя!

– Для многих вы являетесь кумиром. А ваши кумиры кто?

– У меня масса кумиров, как правило, это классические западные рок-музыканты, начиная от Элвиса Пресли и Джери Ли Льюиса и заканчивая группой Metallica или Green Day. Как-то так.

– Дмитрий, вы много ездите по нашей стране, да и не только по нашей. Но интересно именно про Россию узнать. Вы видите разные города, разные концертные площадки, разных людей. Что в России вас больше всего удивляет или напрягает, быть может, больше всего?

(После нескольких секунд задумчивого молчания.) Такое ощущение, что русскому человеку на все плевать. Такое ощущение, что люди готовы жить в г***, дышать г****, есть г***. И для них это нормальная ситуация. Это поражает больше всего, нигде этого нет. В Европе как? Если люди где-то селятся, то со временем это место приходит в порядок: прокладываются гладкие дороги, помойки принимают аккуратный вид, экологические движения рано или поздно наводят порядок с выхлопными газами авто и тем, что в воздух выбрасывают заводы. Об этом очень много в своих блогах пишут питерские люди, которые часто пересекают границу Финляндии. Им очень заметен этот контраст.

– Ну, Европа – это как другой мир часто. А у нас...

– А что у нас? Едешь порой в поезде из Саратова в Самару, смотришь в окошко и поражаешься. Россия – убитая страна. Страна-помойка. Вот такие дела. Большая ошибка винить в этом только «Единую Россию». Точнее, надо винить единую Россию, да, но не как политическую партию, а как всю нашу большую страну. Каждый за это ответственен, каждый россиянин. Бросаем бычок, харкаем, идем на пикник и оставляем весь кал на том месте, где хавали. Или лезет в метро какой-нибудь дурак без билета, а ведь потом из-за него метро ходить не будет. Оно сломается, а денег нет. Грубо говоря, конечно. Все взаимосвязано, но наши этого не понимают.

– Кстати, часто в таком поведении обвиняют как раз панков, ваших фанатов...

– Да нет, наши фанаты – это лишь срез обычного гражданина. Даже наоборот, мне кажется, что наши поклонники к таким вещам относятся более осознанно, ведь они слышат наши песни, которые во многом задевают такие вот аспекты нашего с вами бытия. Песни, я надеюсь, помогают выравнивать сознание людей. Панк-рок как субкультура не предусматривает ходить под себя и жить в этом. Это предусматривает… не знаю, какая субкультура… бомжей, наверное. А мы учим доброму-вечному. Непроходящим ценностям.

– Не поверите, но как раз о добром-вечном поговорить хотела. Чисто по-женски не могла пройти мимо песни «Пять слов». Она у вас про любовь. И про то, как она, увы, проходит. Сегодня модно говорить, мол, любви в современном мире почти нет места. Что об этом думаете?

– Любовь никогда и никуда не денется. Она рассеяна в воздухе, и ее проявления очень разные. Я могу, например, возжелать вас физически, и это будет одно из проявлений любви. Или я подаю незнакомой бабушке на улице милостыню, я делаю это неосознанно, но и это проявление любви. Или пацанчик, который во время концерта группы «Тараканы» вылезает на сцену, потому что очень нас любит. Мать любит детей, муж любит жену... Если бы Путин помиловал Pussy Riot, это тоже было бы проявление этого высокого чувства. Того самого, к которому призывал Христос. В храме которого они плясали... Конечно, мир жесток, но это не отменяет любви. Даже самые страшные преступники любят своих матерей, у Гитлера были женщины, которые его любили за что-то. А как он свою собачку любил!

– Вы выступили в Архангельске на рок-фестивале «Остров». Как северная публика, ощущения от концерта?

– Публика в полном порядке! Мне со стороны показалось, что люди на «Острове» позитивно спокойны. Они правильно реагируют на песни, он пляшут, их колбасит, но при этом у людей нет никаких драк и эксцессов в зале, негативного отношения друг к другу, ну это что я увидел. Это супер. Единственный эксцесс, который был связан с применением физической силы, это когда полицейский пытался, даже не знаю, что сделать с вылезшим к нам на сцену фэном. Он хотел схватить парня за ногу, чтобы что сделать? Чтобы не дать вернуться в зал? Черт знает, дорогая редакция. А вообще да, все отлично. Мы были бы счастливы вернуться сюда в ближайшее время.

Фото: Фото Екатерины БОЛЬШАКОВОЙ

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку