20idei
СЕЙЧАС +7°С
Все новости
Все новости

Игорь Орлов, губернатор Архангельской области: «Наш регион зачастую оценивают через заголовки»

В начале февраля на нашем сайте в рубрике «Политика» вышел материал «Игорь Орлов: вызываю огонь на себя». Статья вызвала немало откликов, в том числе в стенах правительства области. Так как главным героем является губернатор Игорь Орлов, то наша редакция не могла не узнать о его реакции на статью, а заодно поговорить в формате «без галстука» на многие, пусть и не самые глобальные темы. Например, узнать, как губернатор относится к идее установки памятника Сталину в Архангельске, а заодно о его реакции на всевозможные рейтинги регионов. Кроме того, поговорили мы с Игорем Анатольевичем и о том, почему из Поморья продолжают «валить» и что потом с этими «свалившими» происходит. А заодно узнали, как губернатор относится к нападкам читателей сайтов в Интернете, а также к работе региональных СМИ.

Поделиться

«Мой отец учил меня, что если ты обиделся – ты проиграл»

Игорь Анатольевич, начну с материала, вышедшего на нашем сайте, в котором мы критически затронули вашу деятельность на посту губернатора. Сразу признаюсь, цель была немного всколыхнуть вас. И нам, журналистам, нужно, чтобы кто-то говорил, что мы не всегда работаем правильно, на то у нас есть читатели, которые всегда поправят. Как вы отреагировали на нашу статью, она не обидела вас?

– Статья меня не обидела. Я считаю, что задача таких площадок, как СМИ, – заставлять людей думать не клишировано. Потому появление таких статей, которые выпадают из этих клише, – это очень важно. Наличие таких материалов является неким посылом к обществу, потому я данную статью прочитал с интересом. Главное, чтобы это всегда было настроено на конструктив, а не на разрушение. Из статьи я увидел, что далеко не все разъяснено и понято, но, с другой стороны – не все так легко объяснить, как хотелось бы. Очень здорово задета тема открытости, но с другой стороны, открытость – это путь по лезвию ножа. Есть вещи, в которые нельзя впустить, – семья, личное пространство и так далее. А с другой стороны, стремление максимально донести до людей, кто я такой, чего хочу, не менее важно. Вот мало кто знает, что правительство области работает денно и нощно, я всегда получаю информацию, в том числе от ночных секретарей, мы ни на минуту не останавливаемся…

В связи с этим, наверное, вам бывает обидно, когда вы читаете в том же Интернете мнения людей, которые пишут: «Орлов ничего не делает». Получается, то, что вы сейчас говорите, не доходит до людей. Либо они не хотят это слышать, либо до них это не доносят ваши информационные каналы…

– Не обидно, меня еще отец учил, что если ты обиделся, то ты проиграл. Ты создал условие, чтобы чувство захлестывали разум. В управлении такого не должно быть. Я не обижаюсь на людей еще и потому, что понять руководителя команды даже из трех человек может только такой же руководитель. А те двое, которые отдались под руководство, уже переложили ответственность на этого человека. Надо побывать в этой шкуре. Я очень редко смотрю эти комментарии, а в первые два года старался читать почти все – в том числе и гадкие статьи и мнения, а потом я понял, что это будет всегда, при любом губернаторе. Конечно, мне очень хотелось бы, чтобы люди понимали, что мы делаем. А с другой стороны, зачем рассказывать про «Белкомур» женщине, у которой в течение трех лет нет воды в доме? Этой женщине нужно, чтобы решили ее проблему, она может сказать мне – ты начальник, давай решай. Моя задача – создать многоуровневую систему управления, и чтобы она работала эффективно, начиная от главы маленького поселения и кончая членом правительства. А у нас 230 поселений в области, а это 230 построенных точек управления. И каждое звено должно срабатывать, иначе пойдут сбои в системе власти. Образно говоря, не получила бы эта бабушка в течение трех дней воду, она сказала бы – «Ну, дрянь, губернатор!». Но это было бы необъективно, ведь это оценка не всей власти, а отдельного его звена. Бабушка ведь не знает, что губернатор дал поручение, дал денег, но на муниципальном уровне это не сработало.

Поделиться

Говорят, что хорошее видится на расстоянии. Сейчас стало модно хвалить покойного экс-губернатора Ефремова. Мол, сколько он всего для народа делал. Но лично я помню конец его второго срока и помню Ефремова «забронозовевшего», которого в итоге не переизбрали. Но память людская такова, что теперь помнят только хорошее, забывая про плохое. Мне странно, что вас сравнивают с ним, говоря, мол, Ефремов был деятельным, а Орлов бездеятельный. Но ведь пройдет время, и могут и про вас говорить другое, найдя много хороших слов… Вы хотите остаться в истории?

– Как сказал поэт, «пророков нет в Отечестве своем…». Вообще моя фамилия Орлов, не Киселев, не Михальчук, не Ефремов, и не собираюсь быть похожим ни на кого из них. Я буду исходить из того, какой я есть. И хочу, чтобы моим детям не было стыдно за своего отца. Но если думать об истории, то надо где-то бюст свой поставить (Смеется.). Я этого делать не собираюсь. А оценку любому губернатору будет давать время, кому-то в большей степени, кому-то в меньшей… Конечно, хочется сделать многое, но по тем или иным причинам не все возможно. 

А досадно бывает, когда что-то не сделали или не довели до конца? Помню, как вы боролись с «золотым парашютом» бывшего замдиректора театра драмы Дунаева. Тогда вы говорили, что надо добиться, чтобы этого не произошло, имею в виду выплату 10 миллионов. В итоге деньги ему выплачивают, суд оказался на его стороне, теперь он требует еще 2,5 миллиона. Чувствуете какую-то досаду, что не удалось в этом деле вам добиться справедливости?

– А как же, я человек, и я считаю несправедливыми эти выплаты, абсолютно несправедливыми! Ведь «золотой парашют» – это компенсация, бонус за то, что ты делал на этой работе. А что такого сделала конкретная персона, чтобы наш театр перешел на более высокий уровень? То, что нам приходилось дорассчитываться по долгам и искать выход, то, что мы чуть не потеряли труппу, статус, а в итоге за этот период мы платим огромные деньги…

Но ведь Верховный суд на стороне Дунаева…

– Плохо, что такого не заметили в свое время мои подчиненные. Это те негативные примеры, над которыми должна проводиться тщательная работа. И мы провели эту работу: сегодня контракт с каждым работником четко прописан, и ни один руководитель не имеет права выйти за пределы этого контракта. В данном случае суд встал на сторону трудящегося, суд не может сказать – плохой или хороший работник, есть контракт, есть условия этого контракта. Но не считаю это справедливым по отношению к театру, к бюджету Архангельской области, к людям. Я человек православный и верю в то, что недобрые поступки всегда потом приводят к какому-то результату. То, что этот господин сегодня является нерукопожатным в приличном обществе, фактическим изгоем – закономерно, потому что он поставил свои личные интересы выше дела. Я понимаю, если бы он сыграл на бирже, и кто-то ему не дал деньги. Но он был руководителем. И его последующие действия – это верх бескультурья по отношению к Архангельской области, а он вновь решил заработать на ней, ничего не делая при этом.

Поделиться

«Памятники – это предмет гордости, они не должны раскалывать общество»

Игорь Анатольевич, коснемся горячей темы. В Архангельске обсуждают идею об установке памятника Сталину. Как вы относитесь к этому?

– Не очень я хотел входить в эту дискуссию, потому что считаю – люди такого масштаба, как Ленин, Сталин, да и Ельцин, не могут быть оценены сегодня. Просто масштаб личности, масштаб влияния на мировую историю настолько высок, что попытка либо возвеличить, либо унизить должна быть максимально общественной истиной. Ведь памятники Ленину ставили с конкретной целью: выйдите тогда на улицу и спросите у ребенка или у старика, кто это, и он вам ответит: ум, честь и совесть нации. И отношение к памятникам было позитивное, их было много. Нужно, чтобы прошло столетие, а то и больше, чтобы мы могли максимально объективно оценить ту или иную историческую личность.

Памятник в городе ставит общество, а делать из него ядро раздора недопустимо. Мы ведь поставили памятник адмиралу Кузнецову, потому что понятно, насколько огромную положительную роль он сыграл в становлении военно-морского флота России. Мы поставили памятник тюленю, потому что понимаем, что он в годы войны спасал жизнь архангелогородцам. Если же общество раскалывается из-за памятника, то для чего его тогда делать? Я вообще очень сдержанно отношусь к тому количеству памятников, которые есть на Чумбаровке и в целом в городе. Памятник должен быть предметом гордости. Если же он разделяет общество, от него надо отказываться и я к этому буду относиться сугубо отрицательно. А если говорить о Сталине, то у нас есть памятное место, связанное с ним – музей в Сольвычегодске. Мы сохранили его, и этого вполне достаточно.

Не могу не задать этот вопрос, который является в числе самых острых для нашего региона, он же всегда особенно остро обсуждается и на нашем сайте. Возникло такое мнение, оно уже стало устойчивым, что Архангельск и Архангельская область – бесперспективны. Мы регулярно попадаем во всевозможные рейтинги – депрессивных городов, регионов со слабой устойчивостью и так далее. И люди рассуждают так же, как эти рейтинги – мол, мы живем в плохой области, у нас все плохо, надо валить… Вас тревожат эти настроения?

– Они мне не нравятся, эти настроения… Это вопрос формирования имиджа области через заголовки. Вспоминаю, что одно из этих рейтинговых агентств несколько лет назад написало, что рейтинг губернатора понизился из-за того, что на Соломбальском ЦБК повесился рабочий. Этим все сказано. Оценка территории через заголовки может позволить себе низкоуровневое и некомпетентное рейтинговое агентство. К сожалению, таких у нас 98 процентов. Я всегда и всюду говорил – меня не интересуют рейтинги вообще, это белый шум, который я стараюсь не замечать. Для того, чтобы дать оценку региону, нужно здесь жить. Нам сегодня дается такая установка – чего бы вы там не делали, вы все равно внизу. Но с какой стати Архангельская область поднимется выше, если она всегда внизу? Там места уже все распределены. А вот то, что настроения внутри области меняются, это для меня гораздо важнее. Однако если мы посмотрим на тех, кто «валит», то только 15 процентов находят что-то лучше, еще процентов 30 делают вид, что им лучше, а остальные и вовсе там не могут состояться. А вот если бы они были здесь и предложили свои услуги, они были бы востребованы, рядом с родителями, друзьями. К сожалению, они пока этого не осознают. Мы забываем главный постулат, который нам транслировали предки, – «где родился, там и пригодился». Думаю, что этот процесс будет меняться, хотя надо влиять на сознание, а это очень сложно.

Поделиться

Некоторые архангельские блогеры очень любят выкладывать фото «непарадного Архангельска» с разными ямами, помойками и неубранными дорогами. Они обычно так и пишут – «Орлов, Годзиш, разберитесь!».

– А что мешает вывесить эти фотографии на домах в этом дворе? Чтобы жильцы этого дома взялись и что-то изменили. Но они говорят – пусть за нас власть все решит… И есть другой пример – волонтеры, которые не так давно развозили медиков на вызовы, используя свои машины. Я искренне горжусь, что у нас такие люди. Те, что, надрываясь, строили мост в Вельске или занимались Рочегдой. Это те люди, которые не будут фотографировать и ждать реакции власти, они берут и делают свою среду, перестраивают ее для себя. И для меня движение «Кто, если не мы» в разы лучше десятки блогеров, ткнувших меня в какую-то фотографию. Мне хочется, чтобы в какой-то момент архангелогородец гордился своим городом, что он живет и работает в нем.

«Свою страницу "ВКонтакте" я веду сам и читаю все комментарии»

Игорь Анатольевич, а как вы относитесь к позиционированию власти в СМИ и вообще к работе журналистов в регионе? Все ли вас устраивает? Есть что почитать?

– Я всегда говорю СМИ, чтобы давали картинку с разных точек, разных направлений. Это позволяет читателю сформировать наиболее взвешенную оценку того, что происходит. К сожалению, в силу целого ряда обстоятельств, в том числе финансовой ангажированности, иногда СМИ вынуждены идти на не совсем объективные действия. Но в таком случае общество должно давать оценку, что это заказная статья, заказная позиция. Сейчас, в кризис, остаются нужны только те СМИ, которые несут полезную и важную информацию для общества. А все эти чистые заказухи, которые превалировали, в том числе в городе Архангельске, создавали такую картину: раз написана гадость – это правда, а если что-то хорошее – это заказуха. Это как некое кривое зеркало: обществу нужно хорошее, а оплачивается плохое. Слава богу, с недавних пор это стало меняться. Я очень рассчитываю, что эта тенденция сохранится. Сегодня мы, как государственная власть, размещая заказ в СМИ, говорим, что нам нужна просто информация о деятельности власти, а не пиар конкретных лиц. И я не занимаюсь сам и не разрешаю никому из своих подчиненных заниматься пиаром. Мы отчитываемся о работе, но не говорим, что мы самые лучшие, красивые и добрые. Что касается ситуации на информационном поле Архангельской области, то она в целом мне нравится. Разве что хочется повысить конкуренцию в области телевизионного контента.

Не так давно вы зарегистрировали аккаунт в социальной сети «ВКонтакте». Люди спрашивают, сами ли вы пишете туда и все ли читаете, что пишут вам?

– Да, я все пишу и читаю сам. Но у меня есть еще блог «Орлов29», куда я просил присылать свои просьбы и пожелания. Теперь подобное стали присылать ко мне на страницу «ВКонтакте», и мне необходимо совместить это, чтобы ответственные лица оперативно реагировали. Пока я в социальной сети «ощупываю территорию», осматриваюсь.

В друзья будете кого-то добавлять?

– Нет, не буду, чтобы не обидеть никого. Но на этом аккаунте для меня друзьями являются все мои подписчики, все жители Архангельской области. А потому готов рассказывать о своей работе, перемещениях. И надеюсь, что людям это будет интересно. Но буду еще совершенствоваться в этом деле.

Фото: Фото правительства Архангельской области

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Новости СМИ2