20 сентября понедельник
СЕЙЧАС +1°С

«Ты девочка, уйди отсюда» — такого не было. Северянка освоила сразу три сложнейшие мужские профессии

Она работает спасателем, умеет водить катера и занимается промышленным альпинизмом

Поделиться

Уже 20 лет Олеся счастлива работать в экстренных службах. Говорит, что профессионального выгорания почувствовать ей не довелось

Уже 20 лет Олеся счастлива работать в экстренных службах. Говорит, что профессионального выгорания почувствовать ей не довелось

Поделиться

Архангелогородка освоила сразу три сложные мужские профессии

Спасатель, водитель судна и промышленный альпинист. Интересное сочетание навыков для одного человека? Примечательно и то, что всё это умеет женщина. Сегодня, 8 марта, в Международный женский день, рассказываем вам историю Олеси Берденниковой. Уже около 20 лет она профессионально спасает жизни людей, о чем мечтала с самого детства. Когда наша героиня только стала спасателем, женщин в коллективе фактически не было.

Любила фильмы про войну и учила сестер маршировать


Еще ребенком Олеся Берденникова хотела помогать людям, ее вдохновлял пример родственников, среди которых есть пожарные, военные и врачи. Поначалу она и сама хотела попасть на военную службу, даже заставляла сестер маршировать.

— Вдохновляли родственники-военные, любила смотреть фильмы про войну, — вспоминает Олеся.

Ее дядя, известный в Архангельске детский хирург Валерий Кудрявцев, видел в маленькой племяннице будущего врача, однако сама она про это тогда не думала, больше вероятности было стать пациентом травмпункта — таким озорным было ее детство. Еще с той поры в ней укреплялось желание быть полезной людям. Когда что-то случалось у друзей, она всегда приходила на помощь. Была быстрой и ловкой.

— Я всю жизнь занималась спортом, мне даже пророчили будущее в этой сфере. Очень хотела играть в хоккей, но родители были против: прятали форму даже. Сейчас понимаю, что это к счастью. Потом я занялась плаванием и коньками. Физическая подготовка была на высоком уровне, я в принципе могла поступать на спортфак, — рассуждает наша героиня.

«Ребята помогают, если могут. Это всегда приятно. Я же девушка, несмотря на то, где работаю», — говорит наша собеседница

«Ребята помогают, если могут. Это всегда приятно. Я же девушка, несмотря на то, где работаю», — говорит наша собеседница

Поделиться

Только вот после школы Олеся отправилась получать экономическое образование, так захотели родители:

— Папа меня всегда видел бизнесвумен, но из меня такой себе предприниматель: я отдам всё бедным. Но я попыталась. Выбрала бухгалтерский учет, потому что с математикой всегда хорошо было, по «вышке» даже пятерка была.

После выпуска из университета Олеся работала бухгалтером всего полтора года — этого времени хватило, чтобы утвердиться в мысли, что сидячая работа — не для нее.

На собеседовании — перерезала прутья


Впервые с работой в экстренных службах Олеся столкнулась еще в студенчестве. Летом 2000 года в Архангельске она вместе со знакомым проезжала мимо областной службы спасения. Посмотрев на вывеску, она сказала, что очень хотела бы здесь работать. С этого момента всё и закрутилось.

— Это было стечение обстоятельств. Оказалось, этот знакомый знает лично начальника службы Игоря Поливаного (скончался в 2013 году, теперь областная служба спасения носит его имя. — Прим. ред.). Они были сослуживцами. Но знакомый предупредил, что поможет договориться о встрече, а дальше всё зависит от меня, — вспоминает Олеся.

Первая встреча не сложилась: у Игоря Афанасьевича образовалась срочная командировка. Но Олеся не сдалась и договорилась о новом визите. Никакой специальной подготовки на тот момент у нее не было, из плюсов — хорошая физическая подготовка, опыт туристических походов и водительские права категорий B и C. Это Поливаного заинтересовало:

— Игорь Афанасьевич на собеседовании поставил мне задачу — перерезать прутья гидравлическим инструментом. Справилась. Потом посадил за руль. Я еще думала, как прокатить: на скорости или спокойно. Он предложил пройти учебу, хотя ставок тогда у него не было. Учили нас спасатели, которые уже работали в службе. Так и началась моя карьера.

Потом были еще семь лет в городской службе спасения, а сейчас Олеся работает в Архангельском арктическом комплексном аварийно-спасательном центре МЧС России.

«У нас нет мужчин и женщин, у нас спасатели»


Когда наша героиня только пришла в эту сферу, женщин в ней фактически не было. Олеся вспоминает о первом дне учебы, на которую ее отправил Игорь Поливаный. В классе девушку встретили удивленными взглядами.

— Там человек 12 было, все мужчины. Они так заулыбались. После вводного занятия подошли ко мне знакомиться. Как-то сразу приняли меня и по-доброму отнеслись. Может, кто-то и думал, что я поиграюсь и уйду. Но в учебе ребята помогали: не было такого, что «ты девочка, уйди отсюда». Всё вместе делали, если было нужно, они плечо подставляли. Это всегда приятно. Я же девушка, несмотря на то, где работаю.

Семь лет Олеся Берденникова работала в городской службе спасения

Семь лет Олеся Берденникова работала в городской службе спасения

Поделиться

Однако в реальной работе, говорит Олеся, девушке-спасателю рассчитывать стоит только на себя:

— У нас есть такое шутливое выражение, что в работе нет мужчин и женщин, есть спасатели. Ты приезжаешь на место, и у тебя есть четкие функции, которые нужно выполнять: никто не может подскочить и помочь. Соответственно, поблажек ты никогда не ждешь.

Олеся Берденникова отмечает, что в последнее время в профессию действительно стало приходить больше девушек. По ее мнению, это хорошо, но усердствовать с тем, чтобы сделать профессию слишком открытой для женщин, не стоит:

— Только если человек четко осознает последствия своего выбора, как это было у меня, тогда да.

— Не каждый мужчина будет жить с женщиной, которая может в любой момент сорваться, работает в мужском коллективе. Тут много нюансов. Конечно, что-то пришло ко мне с опытом, но основные трудности я понимала сразу.

Такой выбор может оборачиваться и острыми конфликтами с родными. Олеся рассказывает, что в самом начале ее отец отказывался принимать, что его дочь теперь спасатель.

— Мама привыкла, что я с детства такая независимая. Папа же считал, что будет так, как сказал он. Многие дети сталкиваются с тем, что родители пытаются реализовать в них свои амбиции, — рассуждает собеседница 29.RU. — Но мы этот конфликт пережили. Папа стал уважительно относиться к моему выбору. Сейчас, может быть, даже гордится немного.

Работая спасателем, стала судоводителем и промышленным альпинистом


Тем не менее девушка-спасатель — это не только про сложности и преодоления. Ощутимый плюс, считает наша героиня, в возможности развиваться. За 20 лет работы Олеся получила еще несколько вполне себе самостоятельных профессий. Так, она профессионально водит катера — имеются не только соответствующие корочки, но и большой опыт в этом деле.

На судоводителя Олеся училась еще в городской службе спасения, но оттачивать навык было негде. Зато азы профессии пригодились на нынешней работе: Архангельский арктический комплексный аварийно-спасательный центр специализируется на помощи людям в акватории Северной Двины и Белого моря. Его сотрудников учат быть взаимозаменяемыми: то есть любой может оказаться старшим смены, водителем судна или автомобиля.

Вот такие суда с легкостью может водить наша героиня Олеся

Вот такие суда с легкостью может водить наша героиня Олеся

Поделиться

— Мне пришлось учиться на водителя маломерных судов, учиться управлению судном на воздушной подушке. По судоходству у нас не самая легкая речка: много мелей, нужно знать русло, где и как по нему идти. Это большой объем информации, очень внимательно наблюдала за коллегами.

Еще один учебный курс спасателей — высотную подготовку — Олесе удалось превратить в профессию. Теперь она занимается промышленным альпинизмом.

— У нас был такой обязательный курс, и мне понравилось. Промышленный альпинизм тоже оказался интересной штукой: это и дополнительный заработок, и работа, в которой нужно поработать головой, подумать над возможностями крепления.

Кстати, свое экономическое образование Олеся Берденникова тоже не забывает: раньше, бывало, подрабатывала бухгалтером, теперь просто помогает знакомым и друзьям заполнять финансовые документы.

«Страшнее всего, когда в ЧП страдают дети»


Центр МЧС, в котором работает Олеся, помогает пострадавшим на островных территориях Архангельска и в водной акватории. Хотя выезжают они и на городские ЧП, особенно крупные. Спрашиваем, какие выезды запоминаются героине больше остальных: оказывается, это поисковые работы в лесу. Вот где буря эмоций:

— Люди ведь уже прощаются с жизнью. Буквально недавно вызов был: потерялись мать и дочь. Столько счастья было, особенно когда я им сказала, что они всё правильно делали и помогли нам их обнаружить. И я всегда получаю позитивные эмоции, когда понимаю, что мы помогли. Это же здорово: никто другой бы тут не оказался и не помог бы.

Рабочие будни Олеси

Рабочие будни Олеси

Поделиться

В таких случаях особенно помогают качества, присущие скорее женщинам: чуткость, внимательность к другому человеку.

— Не мной доказано, женский голос — это голос матери, — говорит Олеся. — На каком-то природном уровне человек воспринимает его проще. Пытаешься его взбодрить, пошутить — это помогает. Потому и диспетчеры в экстренных службах в основном женщины: их задача за считаные минуты получить как можно больше информации и успокоить звонящего.

Если говорить о страшном в профессии, то для Олеси это всегда ЧС, в которых страдают дети.

— Я в первое время прямо ловила себя на мысли: «Хоть бы не было пострадавших детей». Это самый большой страх, где-то на подсознательном уровне. У нас был случай: детишки в лесу потерялись, потом их погибшими нашли. Ребята до сих пор говорят про это со слезами на глазах. Да, любые пострадавшие, погибшие — это страшно. Мы работали после взрыва на Советских Космонавтов, 120. Поднимаешь плиту, а под ней мирно спящая семья. Ты им уже не поможешь. Это остается в головах, в памяти.

Несмотря на такие моменты, Олеся ни разу не задумывалась сменить работу. Если в какой-то момент здоровье не позволит продолжать путь спасателя, она хотела бы остаться в системе. Говорит, что профессиональное выгорание ей незнакомо:

— Я всегда искренне сопереживаю людям и любую ситуацию рассматриваю небезразлично. Морально бывает сложно, но у нас есть психологи, есть реабилитационные центры. Бывает, обсуждение работы с коллегами дает облегчение. У нас много общения, шуток внутри коллектива. Со стороны может показаться, что наш юмор черный, но это защита, наш способ дать стрессу выйти.

По теме (8)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...