СЕЙЧАС -2°С
Все новости
Все новости

«Боли не прекращались»: воспитательница детского сада 12 лет жила с дренажной трубкой в животе из-за ошибки хирурга

Она рассказала свою историю

Пострадавшая от врачебной ошибки рассказала, как жила все эти годы

Поделиться

Последние 12 лет жизни воспитательница детского сада из Ярославля Ольга Данилова страдала от постоянных болей в животе. Она не могла спокойно спать, нагибаться, заниматься спортом, часто сидела на диетах и обошла десятки врачебных кабинетов. В ответ на ее жалобы люди в белых халатах разводили руками и назначали стандартное лечение, которое не помогало. Ольга уже отчаялась разобраться с проблемой и смирилась с постоянными болями.

В 2021 году ее случайно отправили на компьютерную томографию, которая показала, что внутри Ольги находится кусок дренажной трубки. Именно она всё это время портила ей жизнь. Спустя годы Ольга вместе с адвокатом засудила больницу и выиграла компенсацию, но женщина считает, что она вовсе не соразмерна потерянным 12 годам жизни. Подробности — в материале наших коллег из 76.RU.

«Делала операцию платно»

В 2009 году во время медицинского обследования у 37-летней Ольги нашли камни в желчном пузыре. Начались приступы, женщина решилась на операцию. В назначенную врачами дату в больнице имени Семашко в Ярославле Ольгу прооперировали, сделали лапароскопию.

Лапароскопия — современный метод хирургии, в котором операции на внутренних органах проводят через небольшие (обычно 0,5–1,5 см) отверстия, в то время как при традиционной хирургии требуются большие разрезы. Лапароскопия обычно проводится на органах внутри брюшной или тазовой полостей.

— Думали, осенью сделать, но, из-за того что начались приступы, делали экстренно, летом. Операция была платная, поскольку на тот момент делали полостные операции, а в этом случае была лапароскопия. Мне тогда сказали, что операция была сложная, поскольку были спайки. Я человек ответственный — если мне врачи что-то говорят, дают какие-то рекомендации, то я их выполняю, — рассказала Ольга.

После операции пациентке установили дренажную трубку — чтобы лишняя жидкость выходила из организма.

Дренажная трубка нужна для отведения отделяемого, крови и гноя из ран и полостей в сборный резервуар.

— Я весь день лежала. Ко мне приходили мама, родственники, муж, дети. Я там не крутилась, не вертелась, была в сознании. Не сказать, что я была в каком-то бреду, чтобы эту трубку себе выдернуть. Но на второй или третий день она у меня выпала. Я сказала об этом медсестрам, мне ответили: «Ее всё равно нужно было вытаскивать». То есть я не скрыла этот факт, отдала трубку, — рассказала Ольга.

Как оказалось, трубка выпала не полностью. Спустя 12 лет экспертиза установит, что кусок оборудования обломился, частично оставшись внутри. Но тогда воспитательница об этом не знала. Ольга начала страдать от болей, однако врачи лишь разводили руками.

— Меня выписали. Получается, что всё время после операции мне чистили печень, поскольку там были спайки, орган поврежденный. И эта трубка — размер ее 19 сантиметров — растянулась от матки до печени. Слава богу, что это была трубка, а не какие-то там бинты или еще что-то. Она столько времени во мне была. Если бы там было что-то другое, боюсь, исход был бы другим, — призналась Ольга.

«На УЗИ всё было чисто»

После выписки и чистки печени боли не прекратились. Поначалу Ольга терпела: думала, пройдет. Затем пошла на назначенное послеоперационное УЗИ, но аппарат не распознал инородное тело.

— После операции мне сказали прийти через полгода на УЗИ. Я не стала ждать так долго, пришла, когда еще месяца не прошло. Потому что не могла даже спать. Боли вообще не прекращались. Мне было трудно сидеть, лежать, ходить. Я боялась что-либо есть. Я могла ходить только по ровной поверхности. У трубки, как оказалось, был заостренный конец. Любое содрогание — боль. У моей мамы тоже удаляли желчный, есть с чем сравнивать. Она мне говорила: «Не должно так болеть». На работе у меня коллеги, подруги говорили: «Вот тебе операцию сделали, с тех пор такие боли». Я постоянно держалась за правый бок, — вспоминает Ольга.

Операцию женщине проводили в июле, а на работу в детский сад она вышла лишь к сентябрю. К тому времени Ольге стало чуть легче — видимо, до конца зажил прооперированный участок. Но при малейшей физической активности бок вновь прожигало.

— При движении, наклонах, при каких-то поворотах. Элементарно: сходишь в туалет, возвращаешься — а тебе уже больно. Не сказать, что все 12 лет бок болел каждый день, бывало, что приходилось пить таблетки, делать обезболивающие уколы, потом немного отступало. За это время я похудела. Еду ела избранную — чтобы не было вздутия и других реакций, — рассказала жительница Ярославля. — При выписке после операции мне не давали никаких инструкций, не было консультации о диетах, или о том, как себя вести. И в течение 12 лет боли были или вообще прогрессивные, или притупленные, к которым я уже привыкла.

«Качество жизни ухудшилось, с мужем были проблемы»

Ольга начала череду походов по врачам. Гастроэнтерологи делали пальпацию и выписывали диету, иногда обезболивающие препараты. Однако первопричину источника боли найти никто не мог.

— Во время очередного приступа я находилась в госпитале. Врачи сначала думали, что это спайки. Поскольку они могут тоже стать причиной болей. Делали обследование, операцию под общим наркозом. Получается, что после первой операции у меня было еще два общих наркоза. Проверили спайки — их не было. Сначала боли на какое-то время прошли. Под конец начались опять. В 2021 году у меня уже были такие боли, что я на стенку лезла, не знала, куда идти, к каким врачам. Проходила не самые приятные процедуры, но была на всё согласна, лишь бы помогли. Потому что качество жизни ухудшилось. На работе нагнуться к ребенку: болит. Дома полы помыла — опять этот бок. С мужем проблемы были по понятным причинам, — рассказала Ольга.

Несколько лет подряд Ольга продолжала ходить по врачам. Медики, не зная, что делать, стали грешить на кисту. Женщине назначили обследование и компьютерную томографию. Это и помогло выявить злосчастную трубку в животе Ольги.

Компьютерная томография — метод диагностики организма, в основе которого лежит неразрушающее послойное исследование тканей и внутренних органов при помощи рентгеновского излучения. Данный метод используется в медицине более 20 лет.

— Я уже не записывалась в поликлинику: потому что попасть к врачу трудно, а толку нет. Сама ходила на УЗИ, обследования, к остеопату даже. Всё платно. Потом врачи предположили, что это может быть киста. Одно время наблюдалась. Делали УЗИ, и оказалось, что за это время она подросла. Думали, может, киста так давит. И я наблюдалась в областной больнице, там мне назначили сделать КТ с контрастом. И когда я сделала, мне дали заключение, где было написано: «дренажная трубка». Я пришла к врачу, и мне там говорят: «Что у вас там делает дренажная трубка?» А я-то откуда знаю? Так ее и обнаружили. Решили делать операцию, поскольку боли были невыносимые. И когда мне сделали эту операцию — сразу же встала, попробовала согнуться, и у меня ничего не болело. Это такой кайф! И с тех пор с 2021 года у меня ничего не болит. Я регулярно занимаюсь фитнесом, чувствую себя совсем другим человеком, — сокрушается Ольга. — А последствия могли быть разными. Когда эту трубку вытащили, она была твердая и острая. Негнущаяся.

«Мы оставляем что-то вплоть до простыней»

После случившегося женщина обратилась в суд. Ольга решила, что больница Семашко должна заплатить за испорченные годы жизни воспитательницы. Наняв адвоката, женщина стала собирать документы и делать всевозможные экспертизы.

— У них в карте было записано, что у меня выпала трубка. Но какая трубка? Какого размера изначально? По идее, они должны знать. Потому что если трубка изначально была 40 сантиметров, а выпали 20, остаются вопросы о том, где оставшаяся часть. Они должны были при выписке зафиксировать, что трубка выпала, чтобы потом было легче обследоваться, чтобы врачам было понятно, почему у меня боли, — объяснила воспитательница.

На суде хирург, который делал Ольге операцию, извинился перед ней. Но врачи утверждали, что забытый в организме человека предмет — явление неуникальное.

— И ладно бы мой случай был единичным. Но у нас у знакомой вырезали аппендицит, сначала долго не могли его определить, в итоге что-то оставили, началось нагноение. Ей потом заново всё это вскрывали там, чистили. Получается, что у них это в порядке вещей. То есть нет какого-то порядка, дисциплины. Мой врач потом подошел, извинился. Он уже пенсионер. Сказал: «Да, извините, вот такое произошло». Я-то его чисто по-человечески понимаю, да и в суд подавала не конкретно на него, а на больницу, потому что, мне кажется, что там даже сейчас не такой уж и порядок. Утверждать, конечно, не могу, — признала Ольга. — Во время выступления врача я удивилась, он сказал: «Ну оставили дренажную трубку, что такого? Мы, бывает, оставляем что-то вплоть до простыней». Получается, что это нормально для них. И они об этом так говорят спокойно. А если бы это были твои родственники? Наверное, это воспринималось бы по-другому. Мы ведь в больницу приходим за помощью, тем более операция была платная. Я ведь не просто так пришла. Вот так утверждать, мол, ничего страшного, это, я считаю, неправильно.

Адвокат Ольги — Юлия Капралова предоставила 76.RU судебное решение. В нем говорится, что изначально у больницы Семашко запрашивали в качестве моральной компенсации 6 миллионов рублей. Однако суд удовлетворил требование лишь частично — страдания Ольги оценили в 700 тысяч рублей. Помимо этого больница должна заплатить 56,6 тысячи рублей за судебно-медицинскую экспертизу, а также возместить почтовые расходы и уплату госпошлины. В сумме — 757,7 тысячи рублей.

— В остальной части требований — отказать. Решение может быть обжаловано в течение месяца путем подачи апелляционной жалобы, — говорится в документе.

Сама Ольга рассчитывала на более крупную сумму:

— Честно говоря, думала, что получу больше. Если учесть все эти 12 лет — какие-то обследования делала, еще что-то. Понятное дело, что справки и чеки не сохранились, потому что я это для себя делала, а не для кого-то. Но моральный вред оценили так, хотя я думала, что будет больше. Но присудили вот так.

«Ни одна сумма никогда не покроет потраченные годы жизни»

Адвокат Ольги уточнила, что получить многомилионную компенсацию почти нереально, хотя каждый случай уникален в своем роде. Однако сама защитница решением суда оказалась довольна, они с Ольгой не планируют подавать апелляцию. А вот больница может этим озаботиться в течение месяца.

— Больница Семашко не признала своей вины в случившимся. Лечащий врач также не признал своей вины в случившемся. Пришлось оплачивать проведение судебной экспертизы, которая установила наличие множества нарушений при проведении операции по удалению желчного пузыря. Суд присудил Ольге Александровне компенсацию морального вреда в размере 700 тысяч рублей. Эта сумма существенно отличается от той, которую она просила, в размере шести миллионов рублей, однако соответствует актуальной судебной практике по схожим спорам. Как юрист, оказывающий правовую помощь, результатом дела довольна, однако ни одна сумма никогда не покроет потраченные годы жизни, которые доверитель мог провести намного качественнее, — объяснила Юлия Капралова.

Иногда, приходя в больницу за помощью, люди оказываются в западне безразличия. Журналистка 76.RU Алина Шибаева делилась личным опытом того, как два дня бегала по больницам, прежде чем услышать диагноз «острый аппендицит». А читатели в ответ на ее исповедь поделились своим негативным опытом похода к врачам.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ2
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter