СЕЙЧАС +0°С
Все новости
Все новости

«Где вы видели церковный купол с крестом, стоящий на земле?»: показываем фотографии из зауральского села

Фоторепортаж наших коллег из 45.RU о жизни, вере, прошлом и будущем

Большинство сельчан — православные

Поделиться

Село Утятское в Курганской области примечательно тем, что появилось еще в XVII веке. Здесь родился знаменитый зауральский писатель Виктор Федорович Потанин. Утятская слобода была одним из центров старообрядческого движения в Притоболье, куда стекались раскольники. Сейчас большинство сельчан — православные. В Утятском одиннадцатый год прямо на земле у храма стоит огромный позолоченный купол с крестом. Читайте об этом в репортаже наших коллег из 45.RU.

Икона приплыла по реке

В Утятском открыт Богоявленский храм, построенный к 1844 году (тогда были освящены Никольский и Богоявленский приделы). Новая каменная церковь стала, по сути, благодарностью за чудеса и исцеления, связанные с иконой Николая Чудотворца, явленной в 1749 году при интересных обстоятельствах.

По преданию, во время весеннего половодья женщина по имени Секлетея (в переводе с греческого «жена сенатора») пошла на речку Серебрянку, протекающую через Утятское.

— Почти у самого берега увидела на воде широкую, как дверь, темную доску. Она потянулась за ней, но та отплыла. Секлетея вышла из воды и оглянулась, почувствовала на себе взгляд, присмотрелась и увидела, что из-под речного песка и водорослей на нее смотрели… глаза! — описывается случай в акафисте святителю Николаю и другой церковной литературе.

Местные священники вынули и омыли доску, которая оказалась иконой святителя Николая Мирликийского Чудотворца. Уже в наши дни выяснилось, что под слоем краски есть еще один образ.

— Проводили экспертизу, сделали рентген, увидели, что под одним образом находится другой. Верхний стал списком (копией), а нижний отреставрировали. Эта икона очень долго от нас от всех скрывалась, — рассказал 45.RU клирик Богоявленского храма, иерей Евфимий Балин.

10 лет на земле стоит купол

Пока обе иконы, как и остальные, временно находятся в доме для паломников — в самом храме идет ремонт. Часть средств пожертвовал фонд «Чимеевская святыня».

— Сколько-то денег насобирали — вот крышу перекрыли, а сейчас пол сгнил. Надо пол переделывать. Надеемся на Господа, — говорят работники церкви.

Одиннадцатый год прямо на земле у храма стоит огромный позолоченный купол с крестом. Такого нигде не увидишь. Еще больше абсурда ситуации придают горы кирпичей, которые уже начинают валиться.

— Приехал в Утятское и первый раз притронулся к куполу, который стоит на земле. Для себя решил: пока он не будет стоять наверху, я отсюда ни ногой. Это было семь лет назад. Где вы еще видели церковный купол с крестом, стоящий на земле? Я нигде не видел и руками ни разу не притрагивался, — сообщил 60-летний Андрей Белоусов, трудник Богоявленского храма (работает на добровольной и бескорыстной основе).

Он помогает в алтаре, на колокольне, в кочегарке, чистит снег и солит капусту, выполняет другие работы. Отмечает: «Хорошо тут — благодатно и намолено».

— Чтобы поставить купол, нужно под него подготовить место, потому что вес купола тяжелый. Часть крыши, которая сейчас стоит, его не выдержит. Нужно укрепить, поставить ротонду. Общая сумма по примерной смете вышла в 45 миллионов рублей. Многие материалы уже закуплены, — заметил отец Евфимий, добавив, что недавно в храм подвели газ.

На создание ротонды и выполнение строительных работ ведется денежный сбор. Также утятинцы просят о молитвенной помощи.

Утятские корни

У 66-летней певчей Богоявленского храма Анны Стёпиной все прадедушки и прабабушки из Утятского, которое она называет деревней.

За озером Белое брали глину, обжигали и делали кирпич. Мои предки были очень богатые. Мать моего отца говорила, что они торговали с Америкой. Выращивали гусей и отправляли на Аляску, — рассказала Анна Стёпина.

Женщина недолго жила в Кургане, но со слезами вернулась домой — так скучала по родному селу. С ней приехал муж. Долгое время он служил в алтаре. Анна работала портнихой в комбинате бытового обслуживания (КБО). После закрытия предприятия ушла работать секретарем в колхоз. Потом шила на дому.

С 1937 года здание храма использовалось в качестве склада сельхозтехникума, а с 1948 года пустовало и разрушалось. С 1962 года вновь занято складом. В середине 1960-х годов с помощью прицепленных к тракторам тросов были разрушены верхний ярус колокольни и центральный купол. К началу 1990-х годов в церкви размещался клуб.

— В 1997 году стали оформлять землю под храм. Клуб же здесь был. Я оформляла документы. Разбирали, строили. Из всех, кто строил, я одна осталась. Остальные все уже умерли. Когда мы начинали только служить, мы по 70 человек крестили — взрослых и детей. Моя мама просфоры стряпала. Я на клиросе пою с самого начала. Просфоры тоже стряпаю сейчас. Детское шьем. На СВО шили, например палатки, — сообщила Анна Стёпина.

Прихожан много, безработицы в селе нет

— Вы каждое воскресенье ходите в церковь? — интересуюсь я у Анны Стёпиной.

— Каждый день, — отвечает за нее отец Евфимий, улыбаясь.

— Как у меня спрашивают родственники: «Ты когда дома бываешь?» — я говорю: «Ночевать домой прихожу», — рассказывает певчая.

— Дома что делать? Скучно, наверное, — говорю я.

— Мама уже умерла, муж умер, детей нет — сын был единственный, похоронила. Поэтому я почти целый день здесь. Послушание у меня вычитывать каждый день сорокоусты, за воинов молимся. Акафист Святителю Николаю каждый день читаю.

— А много ли прихожан?

— Нормально же, батюшка, ходит народу? — тот ей кивает. — На Рождество причащалось 35 человек. А еще сколько не причащалось. Я думаю, 50 точно было. Для деревни это много.

На данный момент число постоянных жителей в Утятском составляет 489 человек. В селе есть больница № 3, отделение Галишевского психоневрологического интерната, Утятский хлебоприемный пункт — филиал ОАО «Курганский элеватор». В соседнем селе Нагорское, которое расположено на другом берегу реки Тобол (рукой подать), работает детский сад, школа (11 классов), библиотека, сельский Дом культуры, фельдшерско-акушерский пункт, почтовое отделение, Федерация тхэквондо Курганской области. О безработице речи не идет.

— Нельзя сказать, что село Утятское деградирует?

— Да нет, — отвечают мои собеседники.

— А можно сказать, что развивается?

— Нет, наверное.

Что дальше?

Трудник Андрей Белоусов после того, как церковный купол поставят на место, мечтает пожить в Далматовском монастыре.

— На старости лет в монастыре очень хорошо. Если еще в монахи постригут — так совсем благодать. Ни забот, ни хлопот. Молись и молись. А здесь всё житейское и суета у нас. Я тоже считаю, что не в миру.

Я телевизор не смотрю, газет не читаю. Мне это неинтересно. Молодежь с сережками, татуировочками, со змейками на шее. Потерянное поколение. Несчастное… — считает он.

Полгода ему по хозяйству помогает Виктор Ураков.

— Планов никаких. Буду здесь. Спокойно тут, тихо, комаров нет. Я с Иркутской области, у нас морозы, бывало, и за 50. Тут есть где жить. Я же бомж. Восьмой десяток мне. Я не голодаю и не бедствую, но своего жилья нет. Всё слава Богу. Батюшка сказал, что отпоёт меня. Я думаю: куда я тогда поеду? Где меня еще отпоют? Тут точно отпоют, — признался Виктор.

Ближайшая забота у Андрея, Виктора и отца Евфимия — как получше организовать крещенскую купель. Желающих окунуться, как правило, много, и работникам церкви хочется, чтобы всё прошло на достойном уровне.

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter