14 декабря суббота
СЕЙЧАС +1°С

«Чтобы память не затоптали»: что возродит архангельские деревни — искусство или активный туризм?

Резиденция в Чаколе вдохновляет на спасение культуры Севера, но как ей при этом не навредить?

Поделиться

Что нужно пинежской деревне — туризм или пространство не для всех?

Что нужно пинежской деревне — туризм или пространство не для всех?

За год пинежская деревня Чакола, где похоронена знаменитая сказительница Мария Дмитриевна Кривополенова, стала центром притяжения творческих сил. Благодаря президентскому гранту в 2018 году старинный дом в деревне превратился в арт-резиденцию, в которой уже побывали московские художницы, а теперь здесь ждут и зарубежных гостей. Обратились к корням и взялись за сложную задачу — вдохнуть жизнь в глубинку и в то же время зарядиться от нее — модельер из Архангельска Анна Злотко и директор центра социальных инноваций «Открытая идея» Светлана Пачина.

Русский Север вдохновляет творить

Если вы никогда не бывали в северной деревне или, наоборот, с ней тесно связана ваша жизнь, обязательно побывайте на выставке «Порато баско» в Центре социальных инноваций Архангельска. Там вы увидите работы художницы Ульяны Подкорытовой и Устины Яковлевой. Девушки приезжали в Чаколу на пять дней летом, успели отснять видеоряд, вдохновиться северной вышивкой, поработать с керамикой. Обеим художницам север дал толчок для творчества — например, у Ульяны появилась идея снять полнометражный фильм-сказку.

Как рассказывает Ульяна, для неё этот опыт был очень важным: Русский Север её интересует уже многие годы, в 17 лет она даже приезжала сюда автостопом, чтобы своими глазами увидеть северную сказку. Теперь, почти 15 лет спустя, вернулась.

Эту территорию исторически практически не коснулось крепостное право. Северяне — люди свободные

Ульяна Подкорытова, художница из Москвы

— У меня очень большой интерес к фольклору, вообще к территории Русского Севера. Если мы возьмем всю территорию России, то здесь гораздо интереснее развивалась музыка. Костюмы мне очень нравятся, так как близки торговые связи с Европой. Здесь богатая речь, — отмечает Ульяна Подкорытова.

Ульяна Подкорытова влюблена в Русский Север

Ульяна Подкорытова влюблена в Русский Север

Выставку, которая рассказывает об арт-резиденции и колорите Пинежья, художницы планируют вывезти за пределы Архангельской области. Они замечают, что проблема арт-резиденций часто в том, что их результаты не доступны широкой аудитории. Скорее всего, работы Ульяны и Устины ждет другая судьба. Куратор выставки «Порато баско» Екатерина Шарова, которая с 2012 года занимается продвижением современного искусства в Архангельской области и соединила арт-резиденцию с художницами, рассказывает о плане выехать за пределы региона:

— Я считаю, что это один из самых крутых проектов, сделанных мною в Архангельске. Я хочу сделать выставку в Норвегии, для этого уже есть качественный материал. За столько лет есть то, что не стыдно показать.

Художницы Ульяна и Устина, Екатерина Шарова и Анна Злотко во время открытия выставки «Порато баско»

Художницы Ульяна и Устина, Екатерина Шарова и Анна Злотко во время открытия выставки «Порато баско»

Превращение в остров и туризм «не для всех»

Как продвинуть то, что делает резиденция в Чаколе, думают и авторы проекта, и чиновники из Пинежского района, и туроператоры. Тут два пути: либо ориентировать новое арт-пространство на туризм, либо оставить его открытым только для тех, кто пребывание там превратит в творческий материал, как это уже сделали Ульяна и Устина, и откроет его стране и миру. Все усложняет тот факт, что для туристического пути Чакола расположена в отдалении, а в период ледохода и ледостава вовсе превращается в остров.

— Это и наш плюс, и наш минус. Мы два месяца в год находимся будто на острове. Там отсутствует связь, нет интернета, зато сохранилась натуральность, идентичность, глубокие смыслы. Эти земли не станут туристическими, и Марьин дом тоже не сделать таковым, — говорит Анна Злотко.

С ней согласна и Ульяна Подкорытова, хотя в ограниченном туристическом потоке она не видит ничего плохого. Сама художница живет близко к Сергиеву Посаду и часто встречается с тем, как толпы китайских туристов «осаждают» Троице-Сергиеву лавру.

Я категорически против того, чтобы делать из деревень туристические центры. Хотя Веркола, например, с этим неплохо справляется

Ульяна Подкорытова, художница из Москвы

— Там много магазинчиков, фестивали, но это точечные мероприятия. Туристы нужны, нужно поддерживать интерес людей, но сделать это надо так, чтобы они всё не затоптали, — считает Ульяна.

В Архангельской области были случаи, когда в деревнях местные жители едва ли не восставали против того, чтобы стать туристической зоной. Таков путь села Ворзогоры в Онежском районе — власти выступали за то, чтобы село вошло в Ассоциацию самых красивых деревень России, а местные жители, побоявшись, что к ним поедут толпы туристов, от предложения отказались.

Начальник отдела культуры администрации Пинежского района Леонид Житов в том, чтобы открыть резиденцию для туристов, видит возможность поддержать саму деревню.

Чакола — деревня умирающая

Леонид Житов, начальник отдела культуры администрации Пинежского муниципального района

— В последние три года муниципальное задание чакольский клуб не выполняет в связи с тем, что в деревню не приезжают дети, внуки местных жителей, переехавшие уроженцы Чаколы. Раньше план выполнялся за счет этих приездов. Теперь мы будем вынуждены закрыть Дом культуры в Чаколе к новому году.

При этом, по словам Леонида Житова, закрытие не решит проблему, а только перекинет ее на другие клубные формирования и Дома культуры района. На платной основе за год район должен обслужить 132 тысячи человек. Эта цифра не меняется, она завышена и практически не выполнима.

Леонид Житов — в центре

Леонид Житов — в центре

Чиновник предлагает развивать туристический маршрут через Чаколу в зимнее время. Деревня стоит на пути между Пинегой и Карпогорами, а посмотреть резиденцию уже многие желают.

При этом у туроператоров сделать возможным и доступным визит в Пинежский район с заездом в арт-резиденцию пока не получается. Туроператор Елена Траберг объясняет это так:

— Осенью хотела приехать детская группа. Мы делали турмаршрут, в который вошла и Веркола, и знакомство с Кривополеновой. Получилась двухдневная программа, но стоимость её — 8100 рублей на каждого. Это очень дорого, а сделать скидки никто не решается.

Елена Траберг рассуждает о том, что даже небольшие детские группы пока что нельзя привезти в Пинежский район — дорого

Елена Траберг рассуждает о том, что даже небольшие детские группы пока что нельзя привезти в Пинежский район — дорого

Чиновники областного значения, например, заместитель министра культуры Архангельской области Светлана Зеновская высказывается за то, чтобы проект не выходил на массовую публику:

— Деревня сохранилась благодаря тому, что охраняется самобытность. Арт-резиденция — социальный проект, и он не для многих. Нужно сделать так, чтобы его опыт транслировался за пределами Архангельска.

Человек красит место

Как правило, подобные проекты и начинаются, и поддерживаются на плаву силами энтузиастов. Таков, например, «Том Сойер Фест», прошедший этим летом, или перформативный проект «Живые течения». Арт-резиденция держится на инициативе всего трех женщин — Светланы Пачиной, Анны Злотко и её мамы.

Координатор Центра социальных инноваций в Архангельске Мария Бирюкова размышляет о развитии проектов с частным импульсом:

— Я чувствую, что появляется тенденция развития пространства благодаря человеку, который связан с ним. Он становится главным лидером территории. Есть человек, который сам ищет, сам делает, но это и хорошо, и грустно, ведь что же будет, если его оттуда убрать? Будет ли такое быстрое развитие?

В планах создателей арт-резиденции пригласить в Чаколу иностранных художников

В планах создателей арт-резиденции пригласить в Чаколу иностранных художников

С ней соглашается руководитель ТИЦ Архангельской области Светлана Корницкая:

— До этого не было слышно про Кривополенову, хотя мы все про нее знали. Именно эти люди взяли, подняли историю и подсветили. Появился готовый продукт. Мы все понимаем, что это не для масс, Марьин дом тем и ценен. Извините, но слова «туризм» здесь нет точно. Это пласт культуры, который вы поднимаете и транслируете. Нужно выходить на местных жителей, которые бы понимали, что они ценны, важны и красивы.

По словам самих авторов проекта, рассуждения о долгой и успешной судьбе проекта всё-таки требуют подкрепления со стороны властей — их участия.

— Нам (ЦСИ «Открытая идея».— Прим. ред.) стали давать гранты, когда в наших проектах начало появляться что-то, в чем может быть дальнейшее развитие. Но все проекты получаются, когда власть и общественная инициатива идут вместе. Мы выиграли президентский грант, но местных возможностей пока не получаем. Думаем, что теперь мы сделали какое-то имя проекту «Марьин дом» и развитие будет, — подводит итог Светлана Пачина.

оцените материал

  • ЛАЙК 3
  • СМЕХ 1
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
смех
20 ноя 2019 в 23:51

вся деревня в масквабаде а в деревнях алкашня и та вымирает так что уже готов стартап только автобус в аренду и готов передвижной показ клоунов

Гость
20 ноя 2019 в 14:59

Редактор у вас есть? Столько ошибок, ужас

игорь
20 ноя 2019 в 14:57

спасут деревню дороги и мосты
а чтобы люди там здорово жили в каждой деревне надо строить фитнес хаусы с бассейном