СЕЙЧАС -2°С
Все новости
Все новости

«Я бы умерла в какой-нибудь канаве»: исповедь пьющей матери троих детей, которая вернулась к нормальной жизни

Женщину лишили родительских прав, но она начала работать и выплачивать алименты

Наша героиня просила не называть ее имя, но она надеется повлиять своим рассказом на оступившихся родителей

Поделиться

Истории, когда родители бросают детей и не платят алименты, могут закончиться хорошо, но, как правило, для этого нужно время. Оно потребовалось и нашей героине из Кургана. Женщина начала пить, оставила трех детей, не платила алименты и затем попала за решетку. Как складывалась ее судьба, кто помог ей встать на путь исправления, она рассказала нашим коллегам из 45.RU на приеме у судебных приставов. Свое лицо героиня этого материала просила не показывать и не раскрывать ее имя. Далее — от первого лица.

Я сама не поняла, как так в жизни получилось. Закрутилась жизнь и пошла не туда. У меня трое детей – все мальчики, все от разных отцов. Все началось с того, что начала пить. Выпивала очень сильно, не работала, была в запоях беспробудных лет семь. Представляете, пила семь лет! В это время мой старший сын жил с мужем, средний с мамой – бабушкой его, младший — под опекой. Меня лишили родительских прав и органы опеки начали взыскивать алименты.

Со мной упорно работала с 2016 года судебный пристав Ирина Николаевна (Сединкина). Спасибо ей огромное! Я ее искренне благодарю! Она приезжала ко мне, вывозила к себе в кабинет с гулянок в любом состоянии, отпаивала чаем и водой. Она человек с большой буквы. Я рада, что к ней попала. Она со мной очень сильно работала, выслушивала, объясняла, что снова могу попасть в колонию, но достучаться до меня у нее получилось не сразу.

Привлекали меня к административной ответственности — отрабатывала назначенные судом часы дворником в ЦПКиО. Потом два раза [привлекли] к уголовной ответственности, получала условные сроки, в третий раз за невыплату алиментов мне дали реальное лишение свободы на семь месяцев в колонии поселения. Отбывала полный срок здесь у нас в Курганской области. Там начала работать поваром. У меня там была надежда на исправление, но, когда вышла, взялась за старое. Хотя мне очень хотелось увидеть детей, попросить прощения. Но было очень страшно, был барьер внутренний, что не поймут и не простят.

После освобождения снова начались гулянки, подружки. Я не работала. Все снова закрутилось. В один из дней я всех выгнала. Я понимала, что могу снова вернуться назад в тюрьму.

С детьми я практически не общалась. Это были единичные случаи. Мальчишки у меня хорошие, красивые и умные. Один тогда уже стал совершеннолетним, среднему было 16, младшему 11. Сейчас до совершеннолетия третьего сына остается около двух лет. Планирую с ним встретиться. Старшие дети его нашли, они общаются с ним, мне пока нельзя. Он под опекой. Я и сама не лезу, столько лет прошло. Он знает, что у него есть мать. Но мне не хочется его психику нарушать, будет 18 лет — так сам все потом решит.

Средний ребенок у меня мягкий. Когда увиделись, он принял меня. Старший — более сдержанный. Очень самостоятельный, самоуверенный. У него уже своя семья, живет в другом городе, но иногда мы видимся. До этого его воспитывал отец. Я ему благодарна за сына. Я всем благодарна.

Это 100%. Я бы умерла бы в какой-нибудь канаве или не своей смертью бы точно.

Я никому не могу ничего посоветовать. Нельзя что-то посоветовать. Надо самому осознать не то, что меня посадили и наказали, а то, что детей бросила. Детям какого было? И на дно бутылки больше не хочется смотреть. Я теперь там детей глаза вижу. Больше с тех пор не пью и назад больше не хочу. Сейчас работаю, удерживают 50% алиментов. Но я знаю, что даже эти деньги не искупят то, что пережили мои дети. Я это сейчас очень хорошо понимаю.

Даже разговаривая со средним сыном, как бы он меня не принимал и не любил, но вижу внутреннюю обиду. Знаю, что он много всего не дополучил, что получали в свое время другие дети. Он не чувствовал материнского тепла, которое чувствовала я в жизни, в детстве. Все, что мне в жизни давали родители, мои дети этого не видели. От этого очень мне больно. Я выросла сама в очень хорошей семье. Я ездила по морям, заграницу. И почему в жизни я так оступилась, не знаю. Может нельзя было меня слишком баловать, а может это я сама такой стала. Но мои родители в этом точно не виноваты.

Мне теперь уже в прошлую жизнь не надо. Я наконец-то снова начала жить.

Судебный пристав-исполнитель Ирина Сединкина

Судебный пристав-исполнитель Ирина Сединкина

Поделиться

Историю нашей собеседницы полностью подтвердила судебный пристав-исполнитель Курганского городского отделения №2 Ирина Сединкина, которая ведет исполнительное производство в отношении должницы с 2016 года. Судебный пристав сейчас продолжает контролировать женщину, чтобы отчисления по алиментам и задолженности отчислялись вовремя.

— Должница вела аморальный образ жизни, пила, иногда скрывалась от судебных приставов. Не платила алименты на трех детей. Неоднократно была привлечена к административной ответственности. В последний раз, когда ее привлекали к уголовной ответственности, ей дали наказание — отбывать срок в колонии поселения. После того, как освободилась, взялась за ум, устроилась на работу и с октября 2020 года алименты стабильно выплачивает. Сейчас она платит алименты на младшего ребенка и задолженность, которая у нее накопилась. Я очень рада, что человек осознал всё и переоценил всё в своей жизни. Рада, что мне удалось до нее достучаться, помочь ей. Такое случается очень редко, когда должник устраивается на работу и начинает выплачивать алименты. Даже уголовное наказание обычно на должников не влияет. Здесь очень редкий и хороший случай, — прокомментировала Ирина Сединкина.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter