8 декабря среда
СЕЙЧАС -11°С

Антон Карпунов, министр здравоохранения Архангельской области: «Деньги не должны стоять у врача на первом месте»

Поделиться

Поделиться

Долгое время пост министра здравоохранения Архангельской области был вакантным. После того как его в ноябре 2015 года покинула прежний министр Лариса Меньшикова, только спустя несколько месяцев, в самый разгар эпидемии гриппа, губернатор Игорь Орлов назначил нового руководителя – Антона Карпунова. Мы стали одними из первых, кому новый министр здравоохранения дал интервью.

Карпунов Антон Александрович. В 1998 году окончил педиатрический факультет Архангельской государственной медицинской академии. Интернатуру проходил в родильном отделении Архангельской областной клинической больницы по специальности «Акушерство и гинекология», затем работал врачом-гинекологом Уемской городской больницы Приморского района. В 2002 году окончил клиническую ординатуру на кафедре акушерства и гинекологии Северного государственного медицинского университета. С 2002 по 2010 годы трудился в Архангельском областном клиническом онкологическом диспансере, где прошел путь от врача-ординатора до руководителя учреждения. В 2007 году окончил Северный институт предпринимательства по специальности «Менеджмент организации» с присуждением квалификации менеджера. С сентября 2009 по декабрь 2010 года являлся ассистентом кафедры «Лучевой диагностики, лучевой терапии и клинической онкологии» СГМУ. С 2010 года по март 2015 года работал главным врачом Ненецкой окружной больницы в городе Нарьян-Мар. Кандидат медицинских наук.

Антон Александрович, должность министра здравоохранения Архангельской области для вас новая. Как свежим взглядом вы оцениваете состояние медицины в области?

– Вне зависимости от территории, которую бы мы рассматривали, проблемы здравоохранения идентичны, потому что носят отраслевой характер. На первом месте – кадровая проблема, на втором – проблемы материальной базы. Они появились не сегодня. Порядка 25-30 лет здравоохранение находилось в забвении. Откуда взяться успехам и прорывным направлениям, если четверть века мы пытались тщетно сохранить то, что до этого было наработано. Честь и хвала моим коллегам, которые, несмотря на сложные экономические и политические условия в нашей стране, остались в системе здравоохранения, продолжали работать врачами и при этом создавали инновационные технологии и добивались успехов. Все нынешние проблемы обоснованы исторически, но тем не менее это не снимает с нас ответственности их решать.

Последняя эпидемия гриппа и ОРВИ показала: на участках не хватает терапевтов, больных просили с температурой до 38 приходить на прием самостоятельно, приходилось по два часа «отсиживать» в очереди. При этом недостаток есть и в узких специалистах. Как вы это объясняете? Есть ли рычаги для того, чтобы врачи не уезжали из Поморья? Что для этого делает конкретно областное правительство? Сколько составляет реальная зарплата врачей, среднего и младшего медицинского персонала в Архангельской области?

– Прошедшая эпидемия гриппа была для нас экстренной ситуацией. Она является эпизодической и ожидаемой, но это то время, когда здравоохранение работает в условиях, приближенных к военным: массовые обращения в короткий промежуток времени потребовали мобилизации всей системы на всех уровнях. Мы проводили весь круг необходимых мероприятий, но он не мог быть так эффективен при том усеченном кадровом потенциале, который у нас есть.

Основополагающая проблема Поморья – кадровая. Но могу вас заверить, что она не стоит острее, чем в других регионах. У нас в городе есть свои медицинские образовательные учреждения, и если бы их не было, проблема была бы намного жестче. Но почему, даже имея Северный государственный медицинский университет, мы не можем решить проблему в полной мере? Потому что там, где дефицит врачей намного больше, он «высасывает» из соседних регионов востребованных специалистов. Наше министерство также привлекает в Поморье специалистов из других субъектов РФ: это 43 врача и 42 специалиста среднего медицинского образования только за прошедший год.

Средняя заработная плата в Архангельской области у врачей – 51 406 рублей, среднего медперсонала – 27 837 рублей, младшего – 17 048 рублей.

Проблема привлечения медицинского персонала решается комплексно и постепенно: у нас существует система единовременных и постоянных выплат, система целевого обучения в СГМУ, при котором студенты получают дополнительную стипендию. Мы рассчитываем, что и те студенты, которые учатся на бюджетных местах, и те, которые получают образование в «целевом» режиме, останутся в дальнейшем работать в Архангельской области. По целевой системе обучения в СГМУ сегодня на разных курсах обучаются 354 человека. Обязательства «целевика» – в течение пяти лет после обучения отработать в том месте, куда его направит министерство здравоохранения. Более 85% выпускников трудоустраиваются в медицинские организации, с которыми заключен договор.

В 2014 году в СГМУ было выделено 74 целевых места, в 2015 – 87, в 2016 – 96 мест. В рамках государственной программы производятся ежемесячные выплаты студентам целевого обучения СГМУ в размере 1100 рублей на одного студента ежемесячно и обучающимся профессиональных образовательных организаций Архангельской области в сфере здравоохранения в размере 800 рублей на одного студента ежемесячно.

Кроме того, специалист, пришедший на работу в наше подведомственное медицинское учреждение, получает «подъемные». Он подписывает обязательство, что проработает в учреждении не менее трех лет и получает единовременную денежную выплату в размере 50 тысяч рублей (специалист с высшим образованием) и 25 тысяч рублей (специалист со средним образованием). Деньги небольшие, но поверьте мне как человеку, когда-то тоже проходившему этот курс «молодого бойца», эти суммы очень помогают на начальном этапе.

В районах все чаще стали пустеть и закрываться фельдшерско-акушерские пункты. Кто будет лечить в глубинке, если даже в районных больницах наблюдается недостаток врачей?

– Мы не сторонники закрытия участковых больниц и фельдшерско-акушерских пунктов. Но молодые специалисты не всегда возвращаются на свою малую родину, и на сегодняшний день у нас нет рычагов для принудительного распределения медицинских работников по территориям. Поэтому мы подошли к тому рубежу, когда фельдшеры ФАПов уходят на пенсию, а заменить их некем. Получается, что старая система свое отработала, а нового механизма привезти туда нового специалиста нет. Но мы продумываем такие пути, как программа «Земский фельдшер», строительство новых ФАПов. В ближайшее время, кстати, будет сдан новый фельдшерско-акушерский пункт на острове Пустошь в Приморском районе.

Всего сегодня на территории Архангельской области имеется 444 ФАПа. Приостановка их работы не говорит о том, что медицинская помощь больше не будет оказываться в населенном пункте. Мы перераспределяем нагрузку за счет соседних населенных пунктов, где есть ФАПы.

По предварительным данным, в России не хватает порядка 150 тысяч врачей. Забвение, в котором долгое время находилась медицина, не позволяет считать специальность врача престижной. Однако, общаясь с людьми, я вижу и обратную сторону медали: каждая конкретная семья очень уважает того доктора, который оказал им помощь, а вот в обществе как в социальной массе, престиж доктора низок. Социальный парадокс.

Как разрешается ситуация с городской больницей №7? По заявлению пациентов в стационаре исчезли хирургическое и травматологическое отделения, не стало узких специалистов и осталось мало терапевтов. На встрече с жителями Соломбалы губернатор Поморья Игорь Орлов заверил, что ни один врач не будет уволен. Куда делись врачи?

– Игорь Анатольевич сказал, что никто уволен не будет, и ни один врач не уволен. Другой вопрос, что мы не можем препятствовать личному желанию врачей перемещаться между учреждениями, менять специальность или профиль работы. Закрытие хирургического и травматологического отделений произошло не вчера, после этого уже прошли годы. Давайте вспомним, сколько раньше было заводов в стороне седьмой городской больницы, а сколько их осталось сейчас? На этих заводах работали люди, заводы закрылись – люди разъехались. То есть той плотности населения, когда эта больница строилась, на сегодня нет. Хирургическое и травматологическое отделения – очень технологичные. Нужно иметь большую материальную базу и инфраструктуру, обеспечивающую работу таких отделений, а сегодня пациентов для оказания этой услуги, проживающих в районе обслуживания этой больницы, нет. В этом случае необходимо проводить процедуру оптимизации.

В седьмой городской больнице на 16 местах терапевтов работает лишь восемь. Получается, что каждый врач выполняет двойную нагрузку. Переходя к врачам-специалистам: их востребованность несколько выше, а их дефицит более выражен, соответственно, их перемещение более активно. Есть альтернативная форма их замещения – это врачи общей практики. У нас сейчас открываются офисы в жилых районах, там локализуются врачи общей практики и оказывают всю первичную помощь, в том числе помощь врача-специалиста. Таким образом, система здравоохранения будет компенсировать дефицит. Седьмая городская больница ни в коем случае не закроется, но то, что ее нужно реструктуризировать, было понятно еще в прошлом десятилетии.

Как продвигается решение вопроса с медработником в МО «Мосеевское» Мезенского района, куда лишь два раза в год направляют фельдшера, а в остальное время жителям оказывает помощь ветеринар? До ближайшего населенного пункта с медицинским работником жителям МО – 90 км по бездорожью, это 5 часов на снегоходе зимой и столько же летом на лодке.

– Деревня Мосеевское насчитывает 75 жителей и достаточно далеко находится от районного центра – Мезени. Работник, действительно, в этом населенном пункте уволился, ФАП приостановил свою работу, выезды осуществляются с соседнего ФАПа, который расположен в поселке Бычье. Там ввиду территориальных особенностей (водные преграды) не осуществляется круглогодичная связь, и мы вынуждены идти на оказание экстренной неотложной помощи в таком достаточно дорогом режиме, как санавиация, но других способов оказания скорой помощи в этом случае нет.

Таких населенных пунктов на территории Архангельской области у нас немало. В этом случае мы используем такую форму создания условий для оказания медпомощи, как организация домовых хозяйств. Домовое хозяйство – когда в населенном пункте выбирается наиболее активный, прогрессивный и неравнодушный житель, которого мы как система здравоохранения снабжаем аптечкой (там нет лекарственного набора, потому что самолечение недопустимо), в ней имеется минимальный набор для оказания помощи при травме, ожоге, для остановки кровотечения. Кроме того, этот человек снабжается средствами связи и данными, по какому алгоритму действовать, если происходит та или иная ситуация: куда звонить, кого вызывать, а также дублирующая схема в случае, если первая не работает. Конечно, в создавшихся условиях это хоть и не радикальный, но выход – доврачебная помощь. В ряде серьезных случаев это сохраняет жизнь и сокращает время до получения специализированной помощи. Чем больше будет домовых хозяйств, тем люди будут себя спокойнее чувствовать.

Нехватка врачей – это проблема всего общества, именно оно должно формировать условия, чтобы врачом хотелось быть. В его пирамиде мотивации доктора на первом месте не должен стоять материальный эквивалент. У врача как минимум на лидирующих позициях должен быть профессионализм и оценка тех условий, в которые он приходит работать.

Согласны ли вы с утверждением, что «В Архангельской области без денег болеть невыгодно»? Или все же есть надежда на бесплатную медицину?

– Государственные структуры здравоохранения должны предоставлять именно тот объем помощи, который необходим населению. Конечно, на фоне громадного дефицита кадров не могут не образовываться параллельные структуры, которые носят коммерческий характер.

Основной момент – это кадровый дефицит, который не позволяет быть нам более активными и предоставлять большее количество медицинских услуг. Еще один момент, который списывать нельзя, – отношение к своему здоровью. Мы долгое время не говорили о профилактических мероприятиях, люди не обращали на себя внимания и не уделяли времени собственному здоровью. Это привело к тому, что часть нашего общества имеет хронические заболевания. Последние пять-семь лет вектор поворачивается в сторону профилактического направления, чтобы определения «здоровый образ жизни», «правильное питание», «режим труда, сна и отдыха» – не были словами, набившими оскомину, а стали частью культуры.

Классический пример – вакцинация. Сейчас распространяется много информации о вреде вакцин. Однако по всей стране только около двух процентов от всех привитых заболели гриппом. Давайте обратимся к истории: такие опасные болезни, как корь и коклюш, стали банальными инфекциями, которые сегодня мы редко встречаем. И это потому, что систематически многими государствами были проведены мероприятия по борьбе с этими инфекциями.

При создании первых вакцин брался возбудитель, ослаблялся и вводился в организм. Он вызывал болезненную реакцию, но очень слабую, а иммунитет образовывался полноценный. Сегодня во многих прививках нет возбудителя, есть лишь его «муляж».

К сожалению, часть доверия в нашей стране к системе здравоохранения был утрачен. Нас критикуют, мы знаем, как должно быть, но не всегда к нам прислушиваются или делают это своевременно. Поэтому надо быть внимательней друг к другу, и я как представить системы здравоохранения заверяю, что мы к этому готовы.

Фото: Фото предоставлено Министерством здравоохранения Архангельской области

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку