20 сентября пятница
СЕЙЧАС +1°С

Чёрные человечки с дубинками, письма «на фронт»: фоторепортаж о том, как проходит вахта на Шиесе

Лица «защитников», следы лесных конфликтов и оборона чоповцев

Поделиться

Мы часто пишем о ситуации в Шиесе  и людях, которые выступают против столичного мусора. Одни защищают Север  в Сети, другие - на митингах, третьи - в лесу. О полевых условиях активистов, - в нашем фоторепортаже   

Фото: Елена Ионайтис

Наконец-то редакция 29.RU побывала на станции Шиес в Ленском районе, где планируется построить предприятие для столичных отходов. По пути туда понимаешь, как велика Архангельская область. Как неспроста выбрано именно это место — журналисту оперативно туда не добраться. Прямого рейса до Урдомы нет, можно пересесть, например, в Коноше, и дорога займет сутки. 

С лета прошлого года мы писали для вас обо всем, что происходит здесь. Знаем людей, которые отстаивают родную землю, знаем и позицию власти, представители которой тоже приезжали в Урдому. И все же увидеть своими глазами атмосферу вахты, посмотреть в глаза северянам, которым пишут со всей области как «защитникам», — это новый уровень погружения в историю про Шиес.

Предлагаем и вам посмотреть на то, что увидели мы: природа Ленского района, лица простых жителей Урдомы и дежурных из разных уголков Поморья и Коми, следы конфликтов между активистами и рабочими в лесу, быт вахты с костром и жилищем из подручных материалов.

Самое близкое поселение к станции Шиес - Урдома. Жители этого посёлка первыми стали выступать против ввоза столичных отходов в Поморье и за раздельный сбор мусора.

От Урдомы мы добрались до Шиеса на машине — дорогу приморозило, доехали без проблем. Здесь, в лесу, несут вахту не только жители Архангельской области, но и Коми

От Урдомы мы добрались до Шиеса на машине — дорогу приморозило, доехали без проблем. Здесь, в лесу, несут вахту не только жители Архангельской области, но и Коми

Вот так бытуют противники ввоза мусора в Архангельскую область. Главное, что тепло — и от печки, и от общения. Здесь собираются люди разных взглядов, в том числе и политических. Люди разного возраста, образно говоря, — и отцы, и дети

Вот так бытуют противники ввоза мусора в Архангельскую область. Главное, что тепло — и от печки, и от общения. Здесь собираются люди разных взглядов, в том числе и политических. Люди разного возраста, образно говоря, — и отцы, и дети

Первым делом у тебя интересуются, что и где писать будешь, — за это время они разного про Шиес начитались. «Сюда приезжали журналисты, в изданиях которых была критика народного движения и реклама московской компании, но мы общались со всеми», — говорят нам дежурные

Первым делом у тебя интересуются, что и где писать будешь, — за это время они разного про Шиес начитались. «Сюда приезжали журналисты, в изданиях которых была критика народного движения и реклама московской компании, но мы общались со всеми», — говорят нам дежурные

Потом предлагают чай. Отказаться сложно, ведь его специально для вахтовиков прислали сюда северяне, которые не могут приехать сами. Тут и мята, и календула, и зверобой. Такой вот живительный сбор

Потом предлагают чай. Отказаться сложно, ведь его специально для вахтовиков прислали сюда северяне, которые не могут приехать сами. Тут и мята, и календула, и зверобой. Такой вот живительный сбор

А кто голодный — налетай на суп. На свежем воздухе все вкуснее. Здесь собираются те, кто чувствует себя на природе, как дома 

А кто голодный — налетай на суп. На свежем воздухе все вкуснее. Здесь собираются те, кто чувствует себя на природе, как дома 

Активисты говорят, что хорошо знают, за что стоят здесь — за чистоту родного края. А уверены ли рабочие и охрана станции, против чего идут? Некоторые из чоповцев и работяг считают, что здесь будет построен мусороперерабатывающий завод, и они защищают необходимый для Ленского района объект

Активисты говорят, что хорошо знают, за что стоят здесь — за чистоту родного края. А уверены ли рабочие и охрана станции, против чего идут? Некоторые из чоповцев и работяг считают, что здесь будет построен мусороперерабатывающий завод, и они защищают необходимый для Ленского района объект

Что строится на самом деле, и что чувствуют местные жители, пишут в газете «Руки прочь от Шиеса». Самиздат распространяется среди рабочих и охранников. На этой станции активисты не пропустили бензовозы с топливом. Сегодня — спокойный день, все заняты походным бытом. Уроженец Северодвинска Игорь Иванович готовит дрова

Что строится на самом деле, и что чувствуют местные жители, пишут в газете «Руки прочь от Шиеса». Самиздат распространяется среди рабочих и охранников. На этой станции активисты не пропустили бензовозы с топливом. Сегодня — спокойный день, все заняты походным бытом. Уроженец Северодвинска Игорь Иванович готовит дрова

Он говорит, что на прошлом дежурстве приходили сюда чоповцы. Охранники редко идут на контакт, но однажды упрекнули народный контроль в том, что им за это платят, — полторы тысячи за ночь. «Мы с работ отпрашиваемся и на свои деньги сюда из разных поселков добираемся, — смеются активисты, — так что это убыточно даже, но стоит того»

Он говорит, что на прошлом дежурстве приходили сюда чоповцы. Охранники редко идут на контакт, но однажды упрекнули народный контроль в том, что им за это платят, — полторы тысячи за ночь. «Мы с работ отпрашиваемся и на свои деньги сюда из разных поселков добираемся, — смеются активисты, — так что это убыточно даже, но стоит того»

Таков путь от первого поста ко второму, жаль, что повод пройтись по живописному лесу такой печальный

Таков путь от первого поста ко второму, жаль, что повод пройтись по живописному лесу такой печальный

Экскурсия у нас получилась глобальная. На Шиес приехали посмотреть не только мы, но и коллеги и экоактивисты из Ярославля, Перми, Москвы, Петрозаводска и других городов. Организовал тур межрегиональный интернет-журнал «7x7»

Экскурсия у нас получилась глобальная. На Шиес приехали посмотреть не только мы, но и коллеги и экоактивисты из Ярославля, Перми, Москвы, Петрозаводска и других городов. Организовал тур межрегиональный интернет-журнал «7x7»

Тут в лесу Ленского района неизвестные «бэнкси» обращаются к первым лицам страны

Тут в лесу Ленского района неизвестные «бэнкси» обращаются к первым лицам страны

Думаете, услышит?

Думаете, услышит?

А вот и второе пристанище вахтующих, которое размещено у самой железной дороги

А вот и второе пристанище вахтующих, которое размещено у самой железной дороги

На этот раз пост оказался преимущественно женским. Девушки говорят, что им не страшно тут ночевать и осматривать территорию, хотя были случаи, когда охрана выбивала телефоны из рук у женщин и кидала оскорбления. «Главное — не поддаваться на провокации», — говорят активисты

На этот раз пост оказался преимущественно женским. Девушки говорят, что им не страшно тут ночевать и осматривать территорию, хотя были случаи, когда охрана выбивала телефоны из рук у женщин и кидала оскорбления. «Главное — не поддаваться на провокации», — говорят активисты

Внутри даже есть видеонаблюдение. В этот раз тут на вахте — Светлана, она из Коряжмы

Внутри даже есть видеонаблюдение. В этот раз тут на вахте — Светлана, она из Коряжмы

Она говорит, что сюда, как на фронт, приходят письма. И шуточные послания, и полные благодарности, поддержки: «Дорогие наши защитники!»

Она говорит, что сюда, как на фронт, приходят письма. И шуточные послания, и полные благодарности, поддержки: «Дорогие наши защитники!»

С продуктами пока проблем нет, кто не может сам приехать на вахту, но хочет как-то помочь, — присылает провизию и необходимые вещи

С продуктами пока проблем нет, кто не может сам приехать на вахту, но хочет как-то помочь, — присылает провизию и необходимые вещи

В итоге через пути проходим к станции. Здесь как раз идет разгрузка состава, — пришли бетонные плиты

В итоге через пути проходим к станции. Здесь как раз идет разгрузка состава, — пришли бетонные плиты

К общежитию для чоповцев дорога для нас перекрыта, здесь не ждут гостей и к диалогу не готовы

К общежитию для чоповцев дорога для нас перекрыта, здесь не ждут гостей и к диалогу не готовы

Днем они просто игнорируют активистов и представителей СМИ. Им запрещено говорить

Днем они просто игнорируют активистов и представителей СМИ. Им запрещено говорить

А вот ночью от их появления рядом бывает не по себе. Активисты из Урдомы рассказали, что из темноты могут выйти «черные человечки» — подходят почти вплотную и молчат

А вот ночью от их появления рядом бывает не по себе. Активисты из Урдомы рассказали, что из темноты могут выйти «черные человечки» — подходят почти вплотную и молчат

Нас не пускали на станцию, но в итоге мы прошли сюда. Фото сделано в центре площадки. Здесь раньше был лес

Нас не пускали на станцию, но в итоге мы прошли сюда. Фото сделано в центре площадки. Здесь раньше был лес

Границу его хорошо видно с искусственных заснеженных вершин 

Границу его хорошо видно с искусственных заснеженных вершин 

На территории станции есть третий пост. Отправляемся туда

На территории станции есть третий пост. Отправляемся туда

А это активист Комитета спасения Печоры и член правления Комитета защиты Вычегды — Иван Иванов. Он из Коми, но часто бывает в Урдоме и заглядывает с народными проверками на Шиес

А это активист Комитета спасения Печоры и член правления Комитета защиты Вычегды — Иван Иванов. Он из Коми, но часто бывает в Урдоме и заглядывает с народными проверками на Шиес

Пока часть нашей группы прошла на стройку, Иван Иванов обратился в полицию — почему ограничивают мое перемещение по территории лесного фонда? Полиция разводит руками. Сделать ничего не могут — «Пишите заявление, разберёмся». Мы спросили у другого полицейского, почему даже с удостоверением СМИ не можем свободно гулять по станции. Он ответил: «А где написано, что это пропуск, в законе о СМИ? Я его не изучал, не знаю»

Пока часть нашей группы прошла на стройку, Иван Иванов обратился в полицию — почему ограничивают мое перемещение по территории лесного фонда? Полиция разводит руками. Сделать ничего не могут — «Пишите заявление, разберёмся». Мы спросили у другого полицейского, почему даже с удостоверением СМИ не можем свободно гулять по станции. Он ответил: «А где написано, что это пропуск, в законе о СМИ? Я его не изучал, не знаю»

Связи на Шиесе нет. Едва ловит один оператор, но лично у меня не было сигнала даже с его симкой. Дежурные общаются по рации. Стараются не ходить поодиночке, и нам рекомендуют поступать так же

Связи на Шиесе нет. Едва ловит один оператор, но лично у меня не было сигнала даже с его симкой. Дежурные общаются по рации. Стараются не ходить поодиночке, и нам рекомендуют поступать так же

Третий пост. Здесь люди тоже стараются фиксировать незаконные сливы топлива, незаконные переезды по железнодорожным путям и другие нарушения

Третий пост. Здесь люди тоже стараются фиксировать незаконные сливы топлива, незаконные переезды по железнодорожным путям и другие нарушения

О том, что здесь происходит, даже снимают фильм — это активист из Урдомы. Больше 20 лет он отработал оператором на телевидении. Его мечта — чтобы кино про Шиес посмотрела вся Россия 

О том, что здесь происходит, даже снимают фильм — это активист из Урдомы. Больше 20 лет он отработал оператором на телевидении. Его мечта — чтобы кино про Шиес посмотрела вся Россия 

Проходим за ограду станции — в лес, через дверь, которой тут какое-то время не было. Чтобы попасть на вахту, так как перемещение людей было ограничено, активистам даже приходилось делать подкоп под забором. Они попали в нелепую ситуацию — их не выпускали из леса. Активисты доказывали, что имеют право свободно гулять по этой территории. И работники в итоге сделали эту дверь

Проходим за ограду станции — в лес, через дверь, которой тут какое-то время не было. Чтобы попасть на вахту, так как перемещение людей было ограничено, активистам даже приходилось делать подкоп под забором. Они попали в нелепую ситуацию — их не выпускали из леса. Активисты доказывали, что имеют право свободно гулять по этой территории. И работники в итоге сделали эту дверь

Идем мы туда, чтобы увидеть, как выглядит балок после ночного конфликта, когда люди столкнулись тут с экскаватором

Идем мы туда, чтобы увидеть, как выглядит балок после ночного конфликта, когда люди столкнулись тут с экскаватором

Дежурить здесь сегодня нереально — балок разбит в щепки

Дежурить здесь сегодня нереально — балок разбит в щепки

Анастасия Кочнева, активист регионального движения «42», сама в марте несла вахту на Шиесе и помнит этот балок целым: «Экскаваторщик сам за руль не сел, сел какой-то механик Козлов, у которого и прав, наверное, нет, чтобы водить такой транспорт. Видимо, он был пьяный, потому что стал все крушить, на деревьях вы увидите красные метки — активисты отметили следы от экскаватора. Но пострадали не только деревья и временное жилище. В балке был человек. Он не успел выскочить, и его придавило ковшом»

Анастасия Кочнева, активист регионального движения «42», сама в марте несла вахту на Шиесе и помнит этот балок целым: «Экскаваторщик сам за руль не сел, сел какой-то механик Козлов, у которого и прав, наверное, нет, чтобы водить такой транспорт. Видимо, он был пьяный, потому что стал все крушить, на деревьях вы увидите красные метки — активисты отметили следы от экскаватора. Но пострадали не только деревья и временное жилище. В балке был человек. Он не успел выскочить, и его придавило ковшом»

Анастасия показала нам, как дойти до поклонного креста. Его поставили на месте, где раньше был посёлок Шиес и жили люди. Кто-то сам родился здесь и не хочет, чтобы эта территория превратилась в крупнейшую яму для отходов из столицы

Анастасия показала нам, как дойти до поклонного креста. Его поставили на месте, где раньше был посёлок Шиес и жили люди. Кто-то сам родился здесь и не хочет, чтобы эта территория превратилась в крупнейшую яму для отходов из столицы

Охранники не хотели, чтобы мы подходили днем к общежитию, но я договорилась. Руководитель охранного поста сказал мне: «Мы не делаем ничего незаконного, все вопросы, которые задают нам активисты, они должны задавать властям»

Охранники не хотели, чтобы мы подходили днем к общежитию, но я договорилась. Руководитель охранного поста сказал мне: «Мы не делаем ничего незаконного, все вопросы, которые задают нам активисты, они должны задавать властям»

Чтобы чоповцы не голодали, для них тут сделали ферму, к примеру, разводят кур

Чтобы чоповцы не голодали, для них тут сделали ферму, к примеру, разводят кур

Ночью на Шиесе все истории, которые тебе рассказывали днём, воспринимаются иначе

Ночью на Шиесе все истории, которые тебе рассказывали днём, воспринимаются иначе

Активисты говорят, что ночные прогулки бывают здесь постоянно, но сегодня самая масштабная — приехали журналисты, объединились люди из Архангельской области и Коми. Будет порядка ста участников

Активисты говорят, что ночные прогулки бывают здесь постоянно, но сегодня самая масштабная — приехали журналисты, объединились люди из Архангельской области и Коми. Будет порядка ста участников

Пока одни идут на саму станцию, другие остаются на посту

Пока одни идут на саму станцию, другие остаются на посту

Нам дают краткую инструкцию

Нам дают краткую инструкцию

Мы без барьеров проходим на пост, который находится на самой станции, и активисты решают выйти к общежитию чоповцев<br>

Мы без барьеров проходим на пост, который находится на самой станции, и активисты решают выйти к общежитию чоповцев

Охранники вышли стеной, сцепившись руками друг за друга, как кольца цепи. Но активисты пробили эту «стену». По случайности я оказалась между чоповцами и дежурными из народного контроля, когда случился этот «прорыв». Люди кричали, шли напролом через «цепочку» из черных человечков и в итоге побежали к общежитию

Охранники вышли стеной, сцепившись руками друг за друга, как кольца цепи. Но активисты пробили эту «стену». По случайности я оказалась между чоповцами и дежурными из народного контроля, когда случился этот «прорыв». Люди кричали, шли напролом через «цепочку» из черных человечков и в итоге побежали к общежитию

Там охрана выстроилась, чтобы люди не зашли внутрь, но активисты кричали, что им это не нужно. Они пришли осмотреть территорию. И попытались выйти на контакт с охраной

Там охрана выстроилась, чтобы люди не зашли внутрь, но активисты кричали, что им это не нужно. Они пришли осмотреть территорию. И попытались выйти на контакт с охраной

Люди кричали, что будут стоять за родную землю и не допустят, чтобы здесь построили что-то для ввоза мусора. Один из активистов сказал мне, что ни у одного из участников нет оружия, но если строительство будет продвигаться, он не удивится, если люди возьмутся за свои охотничьи ружья

Люди кричали, что будут стоять за родную землю и не допустят, чтобы здесь построили что-то для ввоза мусора. Один из активистов сказал мне, что ни у одного из участников нет оружия, но если строительство будет продвигаться, он не удивится, если люди возьмутся за свои охотничьи ружья

Охранники не отвечали на вопросы, закрывали свои лица, а журналистам — объективы, при этом сами снимали происходящее на свои миниатюрные камеры. У многих из них были дубинки

Охранники не отвечали на вопросы, закрывали свои лица, а журналистам — объективы, при этом сами снимали происходящее на свои миниатюрные камеры. У многих из них были дубинки

Здесь ночью становится понятно, что вахта — это не чай в лесу на свежем воздухе в кругу новых друзей, это народное противостояние, которое может закончиться большой трагедией

Здесь ночью становится понятно, что вахта — это не чай в лесу на свежем воздухе в кругу новых друзей, это народное противостояние, которое может закончиться большой трагедией

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Сашка
    2 апр 2019 в 12:42

    Куда пропадает все человеческое? Люди все больше похожи на монстров. И все ради денег. Продают будущее своих детей и внуков, подают свою совесть, продают родину, свою землю, за которую и их деды проливали кровь.Не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы понять что происходит. Здесь равнодушных быть не должно.

    Поморье, - не помойка, как и вся Россия!
    2 апр 2019 в 12:42

    Вот и доказательная база, на основании чего, Козлов подлежит задержанию, с последующим возбуждением УД в отношении фигуранта...

    Александр!
    2 апр 2019 в 12:34

    Лена, отличный репортаж!