Здоровье истории «Мужа нашли ночью голым»: северодвинки рассказали про алкоголизм близких — как им помогают

«Мужа нашли ночью голым»: северодвинки рассказали про алкоголизм близких — как им помогают

Созависимые не меньше нуждаются в поддержке, жить с пьющим — тяжело и страшно

Первое, что надо признать: алкоголизм — это болезнь

Алкоголиков сложно пожалеть: «так им и надо, сами виноваты» — распространенный в обществе тезис. Не так много организаций, где бесплатно готовы вести продолжительную и весьма сложную работу с такими людьми. Мы уже рассказывали, как таких людей буквально вытаскивают со дна. Однако не менее в поддержке нуждаются близкие алкоголиков, которым помогают в группе самопомощи «Ал-анон». Три женщины из Северодвинска рассказали нам, как боролись с зависимостью своих родных, жить с которыми — настоящая пытка.

Группа самопомощи «Ал-анон» — это объединение, куда вступают родственники и друзья алкоголиков, то есть созависимые люди — те, кто принимает на себя все последствия алкозависимости близкого человека. В «Ал-аноне» люди делятся своими историями, поддерживают друг друга, изучают литературу и свой характер. Всё это по 12-шаговой программе. Куратором на занятии может стать каждый, а участники делятся на новичков и более опытных.

«Алкоголизм страшнее коронавируса»


Участница группы самопомощи Наталья — дочь алкоголика. Она уже девять лет находится в группе «Ал-анон».

— Программа состоит на одну треть из психологии, на одну треть — из медицины, на одну треть — из религии, можно вот так сказать. Приходят люди, которые не являются алкоголиками, а живут рядом с ними: это их друзья, родственники. Возраст самый разный: от 20 до 70 лет.

12 шагов можно пройти за 10 месяцев, но женщина решила задержаться в этом обществе. Первые два года Наталья ходила туда, как на работу, потому что ей нужна была поддержка.

— На этих группах мы рассказываем порой такие интимные вещи, которые можем рассказать только близким друзьям и подругам. Через два года эти люди стали духовной семьей, единомышленниками.

Наталья страдала созависимостью, ее муж употреблял наркотики и алкоголь. Часто в семье случались неприятные ситуации из-за его поведения.

— Его мама мне звонит ночью и говорит, что нашли его полностью голым, ходил где-то в одних трусах в состоянии наркотического опьянения по дачному кооперативу. Его отвезли в полицию, ему на работу пришел штраф, — вспоминает Наталья. — Созависимые люди ведь реагируют на поступки зависимых. Мы ездили его искать, нашли его вещи, ключи, двух людей, которые его видели. Приехали домой и хотели звонить в полицию, но звонок в дверь почти сразу же — его привезла полиция в неадеквате. Если бы я не была в группе «Ал-анон», я бы с ума сходила, по потолку бы бегала.

Наталья подчеркнула, что первый шаг в борьбе с зависимостью близких — признать: «Мы бессильны».

«Мы не можем алкоголика вылечить, мы не являемся причиной того, что он пьет. Это надо принять»

Против воли вылечить алкозависимого невозможно, так же как и созависимого, если он того не хочет.

— Я сама рассказывала своему отцу, что у нас есть в городе группа анонимных алкоголиков, подарила ему книжку — базовый текст «Анонимные алкоголики». Он половину прочитал и в группу не пошел — это был его выбор. В итоге он умер от своей болезни в 66 лет.

Наталья считает, что часто человек осознает, что с ним, когда доходит до своего так называемого «дна». То есть теряет всё: работу, семью, квартиру, друзей. При этом «дно» у каждого свое, и те, кто до него доходит, оказываются на развилке — либо смерть, либо выздоровление и другая жизнь.

— Жизнь — это движущийся вниз эскалатор, когда ты сам идешь по нему наверх. И если стоять, оказываешься на «дне». Чтобы выздороветь, надо идти, и скорость должна быть больше скорости эскалатора.

Наталья пыталась спасти отца, но он не хотел ничего менять и умер из-за развившихся на фоне алкоголизма болезней всего в 66 лет

Наталья уверена, что алкоголизм и созависимость — это болезни прогрессирующие, хронические, неизлечимые, смертельные. В зоне риска находятся все: и алкоголики, и созависимые, и выздоравливающие.

— Уже два года считают, сколько людей умерло от коронавируса, но, если посчитать, сколько от алкоголизма и наркомании, было бы в разы больше.

«Статистику не ведем, но замечаю, что в нашем городе в каждой второй семье — либо алкоголизм, либо наркомания, либо созависимость, либо сексоголизм»

По ее наблюдениям, если рассказать ста людям об обществе анонимных алкоголиков — в группу придут максимум десять, из которых через год-два останется, может быть, один. Возможно, люди боятся сложной работы над собой, ведь там не просто сидят в кружочке и болтают о жизни — для участников есть методики и специальная литература. Остаться, как и Наталья, в обществе после прохождения 12 шагов может любой. Тут есть люди, которые приходят сюда уже 10 и даже 15 лет. Молодежь чаще всего приводят сюда проблемы с наркотиками, а людей постарше — желание бросить пить. У новичков появляются наставники, люди ищут в себе то, от чего хотят избавиться: худшие качества, обиды, страхи.

«Я, сама не желая того, скопировала судьбу своей мамы»


Уже несколько лет созависимая Валентина ходит в группу самопомощи для созависимых. Она была замужем за алкоголиком.

— Я считала, что это нормально, и я связала свою жизнь с таким человеком только по той причине, что сама выросла в семье, где был взрослый человек, который систематически употреблял алкоголь. Я выросла в этом, я не знала, что это болезнь. Это считалось каким-то пороком, слабой волей.

В семье Валентины пил отчим. Мать пыталась разговаривать с ним, вразумить и обсудить проблемы, но то, что это надо лечить, было неясно. Повзрослев, Валентина переехала. Устроилась на работу.

— К большому сожалению, я повторила судьбу своей мамы, я так же связала свою жизнь с человеком, который болен алкоголизмом. И это было ужасно.

«Жизнь протекала между запоями»

— Казалось так, что когда-нибудь всё это закончится и что можно что-то сделать, чтобы муж не пил. Я была полна надежд, но все мои попытки помочь оказались безрезультатными. Сейчас с такой болью вспоминаю о том, сколько сил я на это потратила, сколько времени, сколько энергии, сколько слёз у меня было, сколько расстройств и переживаний. Были скандалы, придирки, обвинения. Даже не хочется об этом вспоминать. Вспоминать до сих пор тяжело, до сих пор с содроганием. Я не жила — я как-то существовала, пыталась наладить свою жизнь, пыталась казаться уравновешенной, — рассказывает Валентина.

Отчим Валентины пил. В итоге, не осознавая, она повторила судьбу матери

Валентина пришла в программу от безысходности за психологической помощью, разобралась, что такое созависимость и алкоголизм, получила поддержку от участников.

— А до этого я как-то не осознавала, ведь многие так живут, и я жила. Кто бы мог подумать, что я, сама не желая того, скопировала судьбу своей мамы. То, что я видела перед глазами, то, какие модели поведения я усвоила, так с ними я и жила, такие модели поведения и воспроизводила. Вот такой печальный результат.

Валентина признается, что только в программе узнала, как можно по-другому жить и находиться рядом с алкоголиком. Она и сама «культурно» выпивала по праздникам и за компанию, но потом поняла, что ей это не нужно. Вскоре алкоголизм из ее жизни ушел совсем.

— Это такое счастье — жить настоящей своей жизнью. Это такое удовольствие — заниматься собою и не беспокоиться о том, употребляет человек или нет. Непросто было проходить шаги: это был труд, и он не закончен. Это труд такой, что всю жизнь можно этим заниматься и находить новые возможности для другой, свободной от зависимости жизни. Важно, чтобы любой человек, который столкнулся так или иначе с алкозависимостью — будь то муж, друг, родственник, — знал, что есть возможность освободиться от этого. Есть куда с этим пойти. Я четко понимаю, что эта жизнь, без алкоголя, — лучше.

«

Пошла к астрологу, к ясновидящей, потом мне гадали на картах Таро

»

Дочь алкоголика Ирина родилась в благополучной семье. Квартира была большая, четырехкомнатная. Отец работал на заводе, мама — учительница, дедушка занимал очень высокую должность. Каждое лето семья отдыхала в Севастополе. Когда Ирине было 18, отец стал употреблять алкоголь: сначала пиво по выходным, а потом напитки становились всё крепче. В семье начались ссоры.

— Постепенно я как-то так поняла, что заболели все члены семьи. То есть алкоголизм — это как грипп. Когда заболевает один, начинают болеть все. Только симптомы у всех разные: один страдает от алкоголя, а другие — от отрицательных эмоций. Больше всего, конечно, болела моя мама.

«Мы — я и мама — были пассивными наблюдателями крушения нашей семьи»

— Мне было 24 года, когда мои родители развелись. Пять лет они продолжали жить в одной квартире. Это был ад.

В 29 лет Ирина вышла замуж и то, что она всю жизнь наблюдала у себя дома, стала переносить в свою собственную семью со своим супругом. Через два года пара развелась. После 30 лет Ирина стала понимать, что ей тяжело находиться с собой наедине. Было больно.

— Я убегала из дома, чтобы уйти от самой себя, с кем-то встречалась в кафе, были компульсивные поездки за границу — попытка ненадолго спрятаться в лучшей жизни, в другом мире. Потом я приезжала, возвращалась, начиналось всё сначала. Я возвращалась к тому, от чего убегала.

В 34 года женщина начала искать выход из депрессивного состояния, злости и обид. Ее не устраивали ни Северодвинск, ни работа, ни квартира. Свою жизнь принимать не получалось.

— Я понимала, что, чем дальше, тем всё хуже, и я пошла к астрологу, потом к ясновидящей, потом мне гадали на картах Таро. Потом я попала на тренинг — терапию по последствиям травм, насилия, депривации по методу Мэрилин Мюррей. И в 2013 году я пришла в 12-шаговую программу в группу «Ал-анон» — группу для родственников и друзей алкоголиков. И первые два года я ходила туда, как на работу, раз в неделю. Там было достаточно много людей примерно 20–25 в группе. В основном это были женщины старше меня, лет 50–60, это жёны алкоголиков.

В поисках помощи Ирина дошла до мистицизма — обращалась к астрологам и ясновидящей, но лучше не стало

Ирина занимается в группе уже девять лет. Она вспоминает, как читала литературу, делилась опытом с объединением, как выбрала себе наставника и как началось «путешествие внутрь себя».

— Это было довольно болезненно и увлекательно. Много интересных открытий о самой себе. Я увидела дефекты своего характера. Я поняла, что не только другие люди причиняли мне ущерб, четвертый шаг явился для меня зеркалом: я увидела, что я на самом деле тоже обидчик, что я причиняю ущерб другим людям дефектами своего характера, своим эгоизмом, эгоцентризмом, тем, что я манипулирую и использую других людей. Я увидела, что я далеко не хорошая и не святая.

На девятом этапе программы Ирина составляла список людей, которых обидела. Туда вошли родственники, бывший муж, свекровь. А подойдя к последнему блоку лечения созависимости, женщина и вовсе испытала эйфорию.

— За эти месяцы, пока я проходила шаги, у меня очень поменялось мировоззрение, мироощущение, отношение к жизни, самой себе, другим людям. У меня поменялись ценности: раньше я жила материальными ценностями, сейчас я живу духовными ценностями. Я понимаю, что всё в этом мире материальном, физическом — всё, конечно. К 12-му шагу я обрела веру в высшую силу. Я буду называть его богом, как я его понимаю. Я поняла, что я всю жизнь искала любовь у мужчин, я думала, что мне нужно найти всего лишь свою половинку, одного человека среди семи миллиардов человек, которыми населена Земля, и тогда я буду счастлива. Я поняла, что бог — это любовь.

Ирина поделилась, что люди на группах ближе ей, чем ее собственные родственники. Участники программы, со слов женщины, часто созваниваются и выезжают на природу, на шашлыки. В группе есть развлекательные мероприятия: концерты, дискотеки, отдых на турбазе.

Люди, которые лечатся или уже избавились от созависимости, начинают новую жизнь: ходят на танцы, рисуют, служат в театре, делают поделки, поют. Они находят новых друзей и ищут новые занятия. Чаще всего — избавляются от прежней жизни, перестают общаться со старыми знакомыми.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
Диетолог рассказала, как избавиться от сахарной зависимости
Татьяна Рыкалова
Рекомендуем
Объявления