27 ноября суббота
СЕЙЧАС -18°С

«Архитектору должны были поставить двойку»: художник Флоренский оценил внешний вид Архангельска

Гость из Петербурга открыл выставку на местной верфи и рассказал, почему суда не могут быть некрасивы

Поделиться

Художник Флоренский считает, что в начале XX века внешний вид Архангельска начали убивать большевики, а сейчас это продолжают делать капиталисты

Художник Флоренский считает, что в начале XX века внешний вид Архангельска начали убивать большевики, а сейчас это продолжают делать капиталисты

Поделиться

В Архангельске в рамках Большого Пасхального фестиваля и фестиваля «Транзит» открылась выставка петербуржца Александра Флоренского — того самого художника, который с друзьями создал арт-группу «Митьки» и чьи наивные картины и рисунки известны не только в России, но и по всему миру. В нашем городе он прожил больше двух недель — всё это время он рисовал местные суда на Северной Двине. Как раз эти 12 работ и стали экспонатами на верфи Товарищества поморского судостроения. Нам удалось расспросить Александра, на что живет художник, как он оценивает внешний вид Архангельска и почему ему больше нравятся корабли, чем наша архитектура.

Александр Олегович Флоренский родился в 1960 году в Ленинграде. В 1982 году окончил факультет керамики ЛВХПУ им. Мухиной. В 1985 году выступил одним из организаторов группы художников «Митьки». В 1990 году проходил стажировку в Институте высших исследований пластических искусств. Много работает в области книжной графики — например, является автором иллюстраций к трехтомнику Сергея Довлатова и альбома группы «Аквариум» «Десять стрел».

Картины Александр Флоренский рисовал в Архангельске с 8 по 22 апреля

Картины Александр Флоренский рисовал в Архангельске с 8 по 22 апреля

Поделиться

«Как называть такие дома? Путинки?»


За полмесяца Александр Флоренский увидел Архангельск разным: уходящим деревянным, типичным советским и современным. Художнику ближе к душе именно исчезающий стиль города, на смену ветхим домикам приходят новостройки, которые гостю нашего города совсем не понравились.

— Конечно, большевики город убили, — считает он. — Существуют фотографии старого Архангельска — против правды не попрешь. А вторые, кто убил Архангельск, это как раз не фашисты, как можно было бы подумать, хотя те, наверное, тоже поработали. Вторые — это, конечно, капиталисты. Потому что то, что происходит сейчас — это тоже преступление: например, то, что происходит с деревянными домами. Я видел в интернете фотографию Архангельска 1958 года и сегодняшнюю, [снятую с той же точки]. В 58-м году уже всё хорошее сломали, но всё равно это выглядит красиво по сравнению с сегодняшней фотографией. Потому что сегодня площадь Ленина, к сожалению, критики не выдерживает. Архитектору должны были поставить двойку на первом курсе за проекты этих домов, где находится музей [изобразительных искусств], про памятник Ленину я уж не говорю.

Название архангельской выставки простое и понятное — как и эта незамысловатая забавная афиша

Название архангельской выставки простое и понятное — как и эта незамысловатая забавная афиша

Поделиться

Гордиться, по мнению художника, можно было тем Архангельском, который был до 1917 года с его церквями, улицами и деревянными домами. Их и сейчас можно увидеть, например, свернув с Воскресенской улицы.

— Их еще не успели сломать, но скоро сломают, потому что они никому не нужны. Даже тем, кто в них живет. В отличие от Швеции, Норвегии и Финляндии, где всё это тщательно сохраняется и на это выделяют дотации, — говорит Александр. — На шведском острове Готланд людям, имеющим такой старый дом, государство подбрасывает деньги на его ремонт и сохранение. И не дай бог, в них вставят пластиковые рамы! А здесь происходит беспредел, который весело начали большевики, ломая всё подряд. Из красивого города с удивительной набережной сделали обычный советский город с хрущевками и брежневками. А теперь — не знаю даже, как такие новые дома называть. «Путинки»?

«Что Воронеж, что Архангельск»


Художник считает, что в Архангельске до сих пор есть места, которые сохранили свою историческую красоту. Правда их немного — например, Соловецкое подворье, а вот на знаменитой Чумбаровке, по его словам, уже чувствуется, что это копии старинных домов, а не оригиналы.

— Уже до того дошло, что и сталинский дом воспринимается антикварным, — объясняет Флоренский. — Но «сталинки» строили хотя бы люди, которые имели понятия об архитектуре и зачатки профессионализма. А те, кто проектирует торговые центры сегодня… Я вот три месяца прожил в Москве, всю зиму практически, и насмотрелся на них. Такое строят — руки пообрывать надо! Их не должны в ассенизаторы принять, но им доверяют, и они строят огромные дома в столице огромного государства. Это всё наглое воровское пиление денег. Все, у кого есть хоть капля здравого смысла и вкуса, это понимают. А те, кто радуется, что сломали некрасивый покосившийся деревянный дом и построили новенький торговый центр из силикатного кирпича, — ну значит, это недалекий человек. Торговые центры, возможно, тоже нужны, но им можно найти место подальше от центра города, который мог бы сохранить свою самобытность и отличаться от других городов. А так — что Воронеж, что Архангельск.

Узнаете архангельские суда?

Узнаете архангельские суда?

Поделиться

«Рисовать я всячески отлыниваю»


Плавсредства на картинах Флоренского — это не пластиковые прогулочные яхты, которые он не любит, а настоящие рабочие суда Архангельска. Он говорит, что дизайн у них всегда хороший, независимо от того, строили их в Германии, Испании или в России.

— Люди которые ими занимаются, знают свое дело. Невозможно представить себе некрасивый буксир. Я, нарисовав каждый кораблик, лез в интернет, узнавал его название, как он правильно называется — буксир-толкач или простой буксир и год постройки заодно. Я не всегда пишу это на рисунках, но смотрю, мне это интересно. Иногда выясняется, что они относятся к 70-м годам, а иногда — более старинные. Всё это живое, интересное.

С директором верфи Евгением Шкарубой художник знаком давно, но много лет у них не было общих дел. Всё изменило письмо-приглашение выставить прямо на верфи картины и рисунки на морскую тему. Вначале Александр думал привезти работы кораблей из Батуми, но потом решил сделать новые прямо в Архангельске.

Картины Флоренского можно увидеть до <nobr class="_">13 апреля</nobr> на верфи Товарищества поморского судостроения по адресу Набережная Северной <nobr>Двины, 17</nobr>, <nobr>стр. 1</nobr>

Картины Флоренского можно увидеть до 13 апреля на верфи Товарищества поморского судостроения по адресу Набережная Северной Двины, 17, стр. 1

Поделиться

— Я всегда стараюсь найти способ заставить сделать себя новое, — делится он. — На самом деле человек я ленивый и рисовать не очень люблю. Я люблю результат: когда смотрю, сколько я всего нарисовал и кое-что есть и хорошее, мне приятно. Но рисовать я всячески отлыниваю. А дедлайн не позволяет этого. В данном случае он появился автоматически. Заранее было рассчитано: 12 картин, мне нужно на них примерно две недели. Появляется дедлайн: прилетел 8 апреля, а 25-го уже всё должно висеть.

Работы Александра Флоренского повисят до 13 апреля, до следующей выставки, — кстати, это будут работы его дочери Екатерины. Свои же он планирует увезти в Петербург, если их не купят:

— Одну картину я оставлю Шкарубе, Морской музей интересуется парой рисунков, кто-то еще спрашивал. Вот, например, художественному музею было сообщено, что у меня здесь выставка, но людей из него я здесь не увидел. А, например, 30 лет назад у нас была огромная выставка группы «Митьки» в художественном музее, и у них тогда горели глаза, у нас покупали работы — и у меня в том числе. А теперь, видимо, или другие люди там работают, или глаза потухли со временем.

А вот известный теплоход «Балхаш», на котором жители Архангельска ездят на Кегостров

А вот известный теплоход «Балхаш», на котором жители Архангельска ездят на Кегостров

Поделиться

«Краски дорогие, сволочи!»


Флоренский говорит, что универсальной цены на рисунки и картины у него нет. Всё зависит от контекста — кто и почему покупает, сколько могут предложить и так далее.

— Были бы горящие глаза! А когда их нет — чего о ценах говорить? — рассуждает он. — Я ничего другого не умею, поэтому живу на то, что продаю. Есть художники, которые зарабатывают на жизнь чем-нибудь другим, а есть те, кто зарабатывает своим трудом — мне как-то это удается. Но у нас в семье три художника: я, жена моя и дочь. Доход утраивается, а если бы один был, то, может быть, невозможно было бы прокормиться всем. А троим удается, к среднему классу можно себя отнести. Яхты и Багамские острова нам недоступны, а путешествовать или съесть колбасы — это мы можем. На краски хватает, хотя они дорогие, сволочи!

На верфи, естественно, есть не только картины. Сейчас там собирают настоящую поморскую шхуну

На верфи, естественно, есть не только картины. Сейчас там собирают настоящую поморскую шхуну

Поделиться

По словам Александра, в его жизни были разные времена — был период, когда у него совсем ничего не покупали, но было и когда это происходило часто. Сейчас же у художника средний спрос: то купят, то не купят. Но специально он никогда никому свои работы не предлагает.

— Как говорил Булгаков: «Никогда ничего не просите. Сами придут и сами всё дадут», — цитирует он. — Я считаю, что так и нужно действовать. Поэтому и о выставках не прошу никого. Вот здесь предложили — делаю. Локация тут хорошая, я не думаю, что я когда-то еще сделаю вставку на верфи, потому что это редкость. На судоверфи строят корабли, им не до выставок.

По теме (9)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ2
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку