28 ноября суббота
СЕЙЧАС -6°С

Производство в колониях Поморья: сколько получают за труд осуждённые и на что идёт прибыль УФСИН

Гуляем по колонии на Пирсах, которая в острый кризис способна себя прокормить

Поделиться

Осужденные могут получить профессию, без навыков и образования к такому станку, конечно, не допустят

Осужденные могут получить профессию, без навыков и образования к такому станку, конечно, не допустят

Поделиться

Как работают и сколько получают осуждённые в Архангельской области

Все вы видели на Троицком проспекте корабль из дерева, который изготовили в одной из колоний региона. По области разбросаны производства разного профиля, где осужденные постигают профессию и трудятся в различных цехах. Под заказ там делают продукцию разной ценовой категории: от деревянных ложек за сотню рублей и до мобильных зданий за миллионы. Мы заглянули в колонию на Пирсах и узнали, как там всё устроено, какую продукцию и для кого делают, сколько зарабатывают трудящиеся и на что УФСИН тратит средства с продаж.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

«Если что случится, тут можно выжить»

В колонии на Пирсах порядка 500 осужденных, на производственных объектах трудоустроены больше 350. Если человек получил необходимый профессиональный опыт еще на воле, его могут взять в цех сразу — без обучения. А если специальности нет, можно быть подсобным рабочим и при желании получить профессию прямо в колонии.

Колония эта примечательна тем, что полностью авторизована. Как говорят в УФСИН, «если что случится, тут можно выжить»: пекут хлеб, ведут хозяйство, даже дизельный генератор есть.

В том числе и такие мобильные домики делают в колониях

В том числе и такие мобильные домики делают в колониях

Поделиться

Наша прогулка по промышленной зоне ИК-1 началась с площадки, где стоят уже готовые для заказчика мобильные здания. Нам объясняют, что на территории расположены несколько цехов: механосборочный, деревообрабатывающий, цех товаров народного потребления (ТНП), а также мебельный и кузнечный.

В Архангельской области 14 исправительных учреждений, в 13 из них есть Центры трудовой адаптации осужденных. УФСИН также предоставляют компаниям разного профиля производственные площади для размещения своего оборудования. Есть опыт работы по кооперации.


Кузнечным делом тут заняты два-три человека. В мебельном цехе, если нет срочного и крупного заказа, справляются шесть. В швейном цехе заняты до 100 трудящихся.


— В Республике Коми я работал в мебельном цехе — по производству мягкой и корпусной мебели, — говорит нам 49-летний осужденный Алексей из бригады в мебельном цехе. — Я столяр-станочник пятого разряда. Здесь я человек новый, у меня будут свои предложения — я это дело хорошо знаю.

Алексей, осуждённый: «Я своё дело знаю»

Алексей, осуждённый: «Я своё дело знаю»

Поделиться

На улице замечаем такое предупреждение

На улице замечаем такое предупреждение

Поделиться

Среднемесячный заработок осужденного, отработавшего полный месяц и выполнившего норму выработки, составляет не менее 13 000 рублей. Интересуемся, входит ли в эту сумму процент от продаж изделий. Оказывается, это не предусмотрено законодательством.

В сопровождении сотрудников УФСИН идём дальше

В сопровождении сотрудников УФСИН идём дальше

Поделиться

«Сейчас на склад никто не работает»

За последний год УФСИН заработал порядка 1 000 000 000 рублей. Мы спросили, на что идут эти деньги.

— Все как на обычном предприятии, — ответили нам, — средства идут на покрытие расходов на производство и реализацию продукции, налоги. Полученная прибыль расходуется на содержание и развитие материально-технической базы, модернизацию и развитие производства и энергетического хозяйства, а также на создание рабочих мест для осужденных.

ВИДЕОРЕКЛАМАРолик просмотрен

С начала года только мебельный цех в колонии на Пирсах заработал около 1,6 миллионов рублей. За последний год колония заработала 166 миллионов рублей

Колонии в регионе специализируются на разных отраслях. Всё зависит от того, где ИК расположена, насколько затратно и логистически выгодно доставлять туда материалы для работы.

На Пирсах основные производства — это деревообработка, вагоностроение и сборка мебели

На Пирсах основные производства — это деревообработка, вагоностроение и сборка мебели

Поделиться

— Раньше здесь специализировались на металлоизделиях, больше работали с лесом, — вспоминает замначальника колонии Андрей Молодняк. — Мы находимся в черте города, где нет леса. Его возят с Плесецка, Карпогор, но это все очень затратно, поэтому лес уходит на второй план. Пытаемся развивать швейку, а так в основном остается вагоностроение.

На территории колонии, где расположены цеха, можно заметить эти вагончики

На территории колонии, где расположены цеха, можно заметить эти вагончики

Поделиться

В былые годы таких выходило по 100 в месяц: в советские времена склады ломились от этой продукции.

— Сейчас на склад никто не работает — не то время. Всё делаем под заказчика, — комментирует Андрей Молодняк.

Новые 16 вагончиков «поедут» на «Севмаш» под помещения для рабочих. Внутри вся начинка из дерева, сделана изоляция и проведена электрика, вставлены пластиковые окна — их делают в соседней колонии.

Вагончики, которые отправятся в Северодвинск

Вагончики, которые отправятся в Северодвинск

Поделиться

Небольшое пластиковое окно сделано в соседней колонии

Небольшое пластиковое окно сделано в соседней колонии

Поделиться

Самый дорогой товар — порядка 7 миллионов рублей

Мобильные здания, которые мы первыми увидели в колонии, — это заказ для «Почты России». Такие строения — один из самых дорогих товаров. Спрашиваем, какой товар за последние годы был самым дорогим, — оказывается, это фельдшерско-акушерский пункт для Министерства здравоохранения области, который стоил порядка 7 миллионов рублей.

Рассматриваем, что за здания сделали для «Почты России». Они похожи на вагончики, оснащены столами, тумбочками для почтальона, которые сделаны в мебельном цехе.

Модули заказывают для районов Архангельской области, где сложно со стационарными почтовыми отделениями

Модули заказывают для районов Архангельской области, где сложно со стационарными почтовыми отделениями

Поделиться

В основном клиенты колонии — бюджетные организации региона: заказывают офисную мебель — типовые шкафы, столы, тумбочки.

Так в колонии делают мебель

Так в колонии делают мебель

Поделиться

Если же большой заказ принят от бюджетного учреждения, все материалы закупает исполнитель, то есть колония

Если же большой заказ принят от бюджетного учреждения, все материалы закупает исполнитель, то есть колония

Поделиться

Что-то напоминает ассортимент интернет-магазинов, только ценники в колонии куда демократичнее, чем у популярной сегодня «Икеи». Так что ИК вместо «Икеи» — такое импортозамещение предлагает региональный УФСИН. Но работают ли тут с частными заказами?

— Люди к нам приходят, пишут заявление, — отвечает Андрей Молодняк. — Мы всё рассчитываем, встречаемся с заказчиком и начинаем обговаривать детали. Бывает, что они предлагают что-то сделать, но по факту мы этого не можем, поэтому предлагаем свои варианты. Если штучный заказ, как правило, материалы люди сами привозят. Дизайном особенно мы не занимаемся, так как у нас серийное производство.


Бывает, что у осужденных появляются идеи сделать что-то творческое, даже если на это нет заказа. Такие эксклюзивы приберегают для ярмарок: так, в этом году на стенде УФСИН на Маргаритинской ярмарке наши корреспонденты заметили даже кольчугу.

Стоит такая около 28 000 рублей

Стоит такая около 28 000 рублей

Поделиться

Обычный же ходовой товар на выезде: скамейки, кадки для бань, дачные принадлежности, малые архитектурные формы, нарды и шахматы, да и любая другая сувенирка.

Но даже скамейка может выглядеть необычно, как мы, опять же, заметили на Маргаритинке

Но даже скамейка может выглядеть необычно, как мы, опять же, заметили на Маргаритинке

Поделиться

На территории колонии нам попался и совсем необычный экспонат — это мангал в виде подводной лодки, за корпус для которого взяли металлический баллон.

Стоит он 45 тысяч рублей

Стоит он 45 тысяч рублей

Поделиться

Обычно такое делают на заказ, но конкретно этот мангал пока служит образцом. На вопрос о том, чья идея, Андрей Молодняк говорит: «Есть у нас умные головы».


Для особенной мебели пока не хватает станков

Заглянули и на мебельный участок. За работой — шесть человек, они занимаются распиловкой и облицовкой будущих стенок шкафов, дверей, полочек.

Оборудование позволяет делать до 600 изделий в месяц

Оборудование позволяет делать до 600 изделий в месяц

Поделиться

Вот такой помощник бегает по цеху

Вот такой помощник бегает по цеху

Поделиться

Максимально, как говорит начальник цеха ТНП Роман Булатов, они могут выпустить около 600 изделий в месяц — больше не даст оборудование. Такова производительность сейчас — при новом форматно-раскроечном станке, который закупили два года назад по федеральной программе.


— До этого работали на старом станке, ему лет 20 было, — вспоминает Роман. — Он не мог пилить большие форматы, и производительность падала раз в 5, наверное. И раньше были другие стандарты: листы были по 2 метра, теперь должны быть 3 метра по стандарту.

Усовершенствовать производство хотелось бы и дальше, как говорит наш собеседник, продукция стала бы разнообразнее, привлекательнее. В планах — делать мебель с МДФ-фасадами.

— Станки бы появились, можно было бы красивую мебель делать. Для МДФ-фасадов, например, нужен вакуумный пресс, — комментирует начальник цеха ТНП.

Туалет, который напоминает сказочную избушку

Туалет, который напоминает сказочную избушку

Поделиться

Пока самое необычное, что делали работники участка, — кухни, шкафы-купе. Сейчас у них в работе заказ на 3 000 000 рублей на стандартную мебель из орехового массива для Бюро судмедэкспертизы. Роман Булатов отмечает, что материалы привозят под заказ — чаще из Северодвинска.

Иногда материалы приходится ждать 1–2 месяца, что бьет по срокам работы цеха

Иногда материалы приходится ждать 1–2 месяца, что бьет по срокам работы цеха

Поделиться

Смена в мебельном участке длится семь часов, за работу работники получают 13 тысяч в месяц — многие из этих денег гасят долги по искам. Обучение для работы в этом цехе ведется по 72-часовой программе. Опыт новоявленные распиловщики, станочники, облицовщики приобретают уже в работе. До завершения обучения к станкам их не допускают: без навыков можно стать только подмастерьем.

Пандемия никак не сбавила обороты производства, а в мае даже был подъём

Пандемия никак не сбавила обороты производства, а в мае даже был подъём

Поделиться

Рабочий день начинается с того, что осужденные получают наряд задания и карту раскроя, кто-то по нужным размерам выпиливает детали, другие занимаются облицовкой вручную или на станке, сверлят отверстия, собирают мебель и упаковывают — всё здесь.


— Производство у нас существует с 1970-х годов. Сначала занимались просто распиловкой, без всякой мебели. Потом, еще в советские времена, делали мебель на шурупах, а в 2000-м начали из ЛДСП — это именно в нашей колонии, — рассказывает Роман.

Обращаясь к дню сегодняшнему, он говорит, что заказов у них достаточно. Пандемия, например, никак не сбавила обороты, а в мае даже был всплеск: полностью «укомплектовали» мебелью трехэтажное здание УМВД, отправили тумбочки, шкафы, столы в детский лагерь в Онеге. В среднем в месяц сейчас выходит 120 изделий.

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

Поделиться

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...