Александр Иванов, лидер группы «НАИВ»: «Имея гражданскую позицию, важно не превратиться в клоуна»

Поделиться

Пять лет поклонники творчества легендарной панк-рок группы «Наив» ждали реюниона группы. Это случилось в рамках празднования 25-летия коллектива. Перед выступлением на челябинской площадке нам удалось поговорить с фронтменом группы Александром Чачей Ивановым. Гримерка. Вот они – легенды русского рока. Музыканты, под чьи песни выросло не одно поколение. Начинаем интервью с Александром – обаятельный с легкой сединой на висках он крутит в руках свой смартфон, давая кивком головы старт нашему разговору.

 – Александр, реюнион – сложный процесс? Нужно же всё организовать, собраться, вспомнить, найти в себе силы…

 – Нет, не сложный. Мы же все практикующие музыканты. Не играли вместе, но продолжали заниматься музыкой. А реюнион был вопросом политической воли. Идея возникла – решили сделать. Всё довольно просто. Пришлось вспоминать материал, поиграть какое-то время на репетициях, но сказать, что это было сложно, я не могу. Это по-хорошему сентиментально, потому что многие песни, которые мы играем, им по двадцать лет. Они были сочинены тогда, когда мы были детьми, а теперь мы уже взрослые дядечки и играть их – весело и смешно.

Реюнион оправдал ваши ожидания?

– Да, даже более того. Я получаю сейчас больше, чем мечтал.

Как прошла презентация книги, выпуск которой приурочен к 25-летию группы, «НАИВ: История группы в фотографиях. (1988-1994 гг.) Том I. The Secret Files»?

– Очень удачно. Книга выпущена тиражом в 199 экземпляров, по сути это уже рукопись. Такой тираж у произведения не считается промышленным, на него не нужно никаких официальных  номеров, регистрации. Но я боюсь, что при таком общественном запросе нам всё-таки придется допечатывать ее. И может быть, следующий тираж будет официальным. Потому что большого спроса мы не ожидали, а надеялись, дай бог, найдутся 200 человек, которым будет это интересно, а их оказалось гораздо больше.

Планируете остальные тома книги печатать или есть вариант издания в электронной версии?

– Я считаю, что такая книга должна быть только в печатном виде. Он такая тэйбл-бук, которая на журнальном столике лежит, и гости когда к тебе заходят, листают ее в свободную минутку. Книга эта, она довольно обширная – 500 страниц по-моему, и за один раз ее не перечитать и не пересмотреть все фотографии. Это такая книга, к которой можно всегда вернуться. Такой она и должна оставаться.

Вы сейчас играете юбилейные концерты. По вашему зрителю заметно, как он изменился?

– Я бы не сказал, что есть большие изменения. Просто стало больше людей старшего возраста. Это очевидно, ведь прошло пять лет: тем кому было 25 – им сейчас 30, кому было 30 – им 35… Но я вижу также много молодежи.

А в поведении? Может, спокойнее стали?

– А я наоборот не хочу, чтобы люди спокойнее стали. Я хочу, чтобы было мясо: прыгали, пели, веселились. Иногда орут так, что я чуть не глохну. Был концерту нас на площадке в Перми. И вот там люди так орали, так пели, что перекрикивали весь рёв, который издавала группа. Это было прекрасно! Все концерты в этом туре такие. Я не могу назвать выступления неудачного, невнятного, все очень хорошо.

А неудачный концерт, он какой?

– Для меня неудачный концерт связан с техническими проблемами,  если они присутствуют в большом количестве. Они эмоциональное настроение сбивают. В рамках юбилейного тура таких проблем не возникало.

А песня у вас есть нелюбимая в репертуаре группы?

– У нас довольно много песен. И когда мы собирались после пятилетнего отпуска, то разобрали 40 штук. На концерте мы играем обычно 25 из них.  А нелюбимые… Песни, они ведь как дети. Как их не любить? Бывают непутевые, но ты же все равно их любишь по-своему, находишь какие то плюсы. Так же и с песнями.

Не собираетесь записать видео или клип, посвященный юбилею группы?

– Из последних работ, которые мы сделали, это кавер на песню группы Ляпис Трубецкой «Ранетое сердце», ничего нового не придумывали. Давайте доживем до окончания тура этого, я себе дал зарок, ничего не планировать. Посмотрим, как мы себя будем чувствовать, как будет себя чувствовать публика на концертах, промоутеры… Если все это хорошо и нормально, то почему бы не продолжать. Книгу вот выпустили, но впереди еще половина тура, поэтому сейчас что-то сказать сложно.

Благотворительность нынче в моде. Как вы относитесь к такому веянию?

– Положительно. Единственное, что хочу сказать, в нашей стране все это не прозрачно. Особенно в 90-е годы было много негативного опыта, когда вовлекаешься в какие-то мероприятия ради благотворительности, а на самом деле помогаешь очередным жуликам и ворам. Благотворительность – это хорошо, когда идет на правильное дело. Если эти деньги не разворовываются, никто их не присваивает или не отдает кому надо.

В ноябре 2013 года вышел фильм об Иване Хуторском. В съёмках принимали участие и вы. Что это за кино?

– «Иван. В память о нашем друге» – очень хорошее и интересное кино. Был такой антифашист в Москве, которого убили в подъезде собственного дома. Фильм рассказывает его историю. Там небольшое интервью со мной, мы были лично знакомы. В этом фильме говорят те люди, которые знали его больше или меньше. Я рекомендую этот фильм для просмотра. Он не предвзятый. Не такой, чтобы за антифашистов или против нацистов. Просто заставляет задуматься о том, что происходит.

А как прошла презентация фильма?

– К сожалению, я не был на презентации, но фильм видел, конечно.

Как проходит финансовая поддержка родственников Хуторского? Есть ли отклик от людей?

– Конечно! И я перевел какие-то деньги. Теперь это сделать легко, не нужно  много заморочек: есть электронный кошелек, с телефона мгновенно можно отправить деньги. Родственники Ивана оказались в сложной ситуации. Он был единственным кормильцем в семье Поэтому, все, кто посмотрим этот фильм и захотят и поддержать – это будет очень правильно.

– Есть ли какие-то музыканты или группы, с которыми  вы на одной сцене никогда выступать не будете?

– В общем, нет таковых, если только это не откровенно какие-нибудь фашистские группы. В рамках фестиваля можно выступать с разными коллективами, если мероприятие преследует какую благородную цель. Тогда я не вижу никаких проблем. Желательно, не на одной сцене с  группой «Руки вверх», конечно. Но если в рамках фестиваля – я не против.

Вы сидите со смартфоном в руках, можете назвать себя активным пользователем социальных сетей?

– Не сказал бы. Обычно телефоном пользуюсь в дороге. А так стараюсь в оффлайне жить. В соцсетях есть и плохое и хорошее, какого-то однозначного ответа нет. С одной сторону даются большие возможности, с другой – люди теряют простейшие социальные навыки. Я ребенком уходил в девять утра из дома на каникулах летом и приходил домой часов в десять вечера. Все это время я тусовался на улице, где-то там мог подраться или колено разбить, упасть – жил реальной жизнью. А теперь что? Молодой человек сидит за компьютером и у него развиты только мышцы пальцев на руках.  Он может очень быстро нажимать на кнопочки и писать какой он крутой. И всех глумить при этом. Написать, например, Гребенщикову: Боря, ты гад. Прислать грубость уважаемому человеку, а чем это подкреплено? Если он, например, один на один встретится с Борисом Борисовичем  и попробует его оскорблять, то посмотрел бы я на него. А вот так дистанционно – это смешно. Вот такие плюсы и минусы, ну нельзя сказать, что это однозначно плохо.

А вам пишут гадости?

– У меня есть пиар служба, которая с этим разбирается. Я, честно говоря, не особенно много в соцсетях. Ими пользуюсь в разъездах, это удобно. Отправлять смс – дорого. Конечно, еще и на новостные ресурсы подписан, видеохостинги. Все время не хочу проводить там, стараюсь больше времени проводить в реальной жизни, а не в виртуальном мире. Меня интересует весь спектр новостей, может за исключением сельского хозяйства, я не очень в нем разбираюсь, а так, музыка, политика, социальная сфера.

Можете назвать себя человеком с активной гражданской позицией?

– Да, по крайней мере, я пытаюсь быть таковым. Но тут главное в клоуна не превратится с этой гражданской позицией. Какой-то баланс должен быть, чтобы с ума то не сходить, с юмором с самоиронией и к себе, и к жизни относиться.

В настоящее время занимаетесь ли своим проектом «Radio Чача»?

– Сейчас мы в отпуске, вот на выезде с группой «НАИВ». Но я планирую, что если мы решим дальше продолжать работать с группой, то и «RADIO ЧАЧА» никуда, по идее, не должно деться.

Что нового ждать от «Radio Чача»?

– Пока не понятно. Давайте решим по «НАИВ» сначала. В конце декабря и можно будет принять решение по остальным.

А есть еще какие-нибудь проекты?

– Много чего предлагают, но времени на все не хватает. У меня дочка маленькая, ей пять лет,  и я пытаюсь с ней проводить больше времени. Поэтому заняться есть чем, мне надо, чтобы это было интересно, достойно. Но сейчас основной проект это «НАИВ». И все пока хорошо.

Иванов Александр Владиславович родился 10 сентября 1968 года в Нью-Йорке. Учился в Университете дружбы народов на факультете истории. Не окончив его, в 1988 году был призван в Советскую армию, где и познакомился с Максимом Кочетковым. По окончании службы они основали группу «Наив», играющую панк-рок. Помимо участия в «Наиве», Чача был соведущим программы «Земля-Воздух» на ТВ-6 в 2001–2002 годах и вел передачу «За гранью» на радио Ultra в 2002–2003 годах. Снялся в фильме «Здравствуйте, мы – ваша крыша!» в роли продавца автомобилей. В январе 2009 года музыкант заявил об уходе группы «Наив» в творческий отпуск. Данное заявление музыканта было связано с усталостью, которая накопилась за двадцать лет работы в «Наиве» без времени на отпуск. В феврале 2010 года стартовал новый проект Александра Чачи Иванова под названием «RadioЧача».

Александра КРАВЧЕНКО

оцените материал

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Гость
    9 янв 2014 в 12:33

    Кто ЭТОООООО

    Гость
    9 янв 2014 в 11:22

    Чача крут)) На Кубане отжег)

    13 янв 2014 в 00:18

    Куда то они пропали последнее время. Да, тем кому было 25 уже 30...