27 ноября суббота
СЕЙЧАС -9°С

Дьявол кроется в деталях: о чем молчат цифры?

Поделиться

Поделиться

Мы часто видим в Интернете разные цифровые выкладки – статистики и рейтинги. Многие веб-пользователи уже научились ставить под сомнения публичные официальные высказывания, но цифрам безоговорочно верим до сих пор: кажется, это что-то точное. Пусть безличное, но неоспоримое. Однако даже самые, казалось бы, верные подсчеты без подтасовки могут не только умолчать правду, но и исказить реальную картину мира.

Почему безработные прячутся в тени

Как рейтинг может стать инструментом манипуляции, почему «первый с конца» – не значит самый худший, станут ли социологические исследования открытыми, в День социолога нам рассказал аффилированный научный сотрудник Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации Александр Назаренко. Он уверен – статистика не всегда объективна, к примеру, статистика, которая фиксирует уровень безработицы.

– Дьявол кроется в деталях. Часть безработных из статистики могут быть заняты в неформальном секторе экономики. Если мы обратимся к данным исследовательских центров, например, Центр трудовых исследований НИУ ВШЭ, получается, что люди, которые числятся как официально безработные, стоят на учете и получают пособие, на деле имеют доход от частных приработков, – комментирует Александр. – Это может быть таксист, печник, бригада строителей, пекарь. Их предложения востребованы, и выходить на «экономический свет» им невыгодно, потому что налоговую нагрузку они нести на себе не хотят. С коллегами из Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ мы пришли к выводу, что картина должна быть правдивой. Один из проектов, который мы сейчас делаем для Министерства экономического развития РФ, посвящен улучшению социально-экономического климата в малых и крупных городах РФ.

Проект в том числе предлагает механизмы мотивации выхода из неформального сектора экономики – в формальный. Чтобы люди были зарегистрированы как предприниматели, ведь по факту сегодня они пользуются инфраструктурой, – водоснабжением, электричеством, теплом, – как частные лица. Это убыток для государства. И было бы прекрасно, если бы местные политики озвучили запрос на такое исследование. Мы готовы ехать в область, проводить опросы, фокус-группы, интервьюировать, работать с этими теневыми предпринимателями, разрабатывать решения, предлагать рекомендации, которые могут стать базой для концепции социально-экономического развития региона. Нереально обсуждать ситуацию и придумывать абстрактные решения, сидя в правительстве, не имея реального представления о жизни в районах. Чтобы решить острую проблему гаражной экономики, надо привлекать исследователей.

Чья правда в университетской гонке

Еще одна цифровая «истина», которую хочется подвергнуть сомнению – рейтинг университетов. Их сегодня множество, есть отечественные – у них свои критерии, своя методология подсчетов позиций образовательного учреждения. Есть зарубежные – там критерии абсолютно другие, не учитывающие отечественную специфику.

В майских указах президента 2012 года «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» было заявлено, что не менее пяти отечественных вузов должны попасть в рейтинг ста мировых университетов, – комментирует Александр. – Пока вузы к этому идут, но не все, а только часть, а именно те, кто вошли в государственную программу «Проект 5 – 100», их отдельно поддерживают и финансируют. Это вузы, которые на слуху. А есть региональные – которые не попали в эту программу. На мой взгляд, можно доверять рейтингу «Эксперт РА», там довольно прозрачно прописана методология, то есть аудитории объясняют, как и почему один вуз обогнал другой. При этом рейтинг обновляется каждый год, и можно проследить динамику успеха каждого университета. В этом году, то есть в 2016-ом, САФУ не попал в сотню вузов этого рейтинга. Как люди реагируют на такие итоги? «У нас все плохо. Образование на нуле». Однако тут надо помнить, что позицию определяют несколько показателей, от научной деятельности до международного сотрудничества, и средний бал может «провиснуть», например, из-за науки, но качество образования и международная деятельность будет при этом на высоком уровне. Отмечу, что сейчас активно обсуждается создание нового своего рейтинга – альтернатива международному, ведь нельзя оценивать всех по западным меркам.

Кто последний, тот не пиарился

Больше всего цифры опасны в политическом поле, граждане ориентируются на рейтинги, но как они создаются? Разве тот, кто чаще мелькает в том же Интернете и СМИ – более успешный, влиятельный или надежный?

– Я отрицательно отношусь к тому, как делаются рейтинги первых лиц региона, – комментирует Александр Назаренко. – Местные журналисты часто ссылаются на ежемесячный рейтинг влияния глав регионов, который составили специалисты Агентства политических и экономических коммуникаций: в октябре губернатор Архангельской области Игорь Орлов занял 53 позицию, что на семь пунктов выше сентябрьского показателя, при том он все равно остается в числе руководителей со средним уровнем влияния по стране. Эта цифровая выкладка претендует на объективность, но все не так просто... Согласно рейтингу есть несколько групп влияния губернаторов, но по каким критериям наш или другой какой-нибудь губернатор относится к той или иной группе? Составители рейтинга не прописывают этого внятно в методологии, где не объясняется, что понимать под «влиянием»... Остается только делать предположения. Например, это может быть пиар. Но разве пиар – это показатель работы губернатора? Надо общаться с людьми, прислушиваться к мнению народа, а не считать, кого цитируют чаще. И кто занимает места экспертов в этой комиссии? К Архангельской области никто из перечисленных исследователей отношения не имеет. Это люди из других регионов. Журналисты и общественники – образованные люди, но не имеющие четкого представления о нашем регионе. На каком основании они могут делать выводы? Скорее всего, они просто ориентируются на уровень публичности. В конце концов, кто сделал этих людей экспертами? Какие-то другие «эксперты»? Полагаю, здесь лежит принцип – «по знакомству». Все это очень непрофессионально, а самое главное, что для меня социолога, человека, который специализируется на изучении общественного мнения, просто ненормально. Мы живем в такое время, когда скорость распространения информации очень велика, моментально рождаются ложные выводы, которые роняют авторитет одних, и будут на руку другим. Это манипуляция общественным сознанием.

Профессия социолог призвана рушить мифы и показывать жизнь такой, какая она есть, чтобы менять ее к лучшему. Однако сегодня многие исследования проходят в закрытом формате, чтобы люди не поднимали панику, от избытка мнений и дефицита реальных доказательств создаются мифы, которые легко подхватываются и еще больше искажаются. В итоге все наше информационное пространство напоминает клубок из выводов, каждый из которых – полуправда. Придем ли мы к востребованности и публичности социологических исследований?

Время покажет, а пока нас, пользователей Интернета и медийного пространства, условно можно поделить на три группы. Тех, кто ничему и никому не верит. Тех, кто все воспринимает за чистую монету. И тех, кто пытается разбираться, но даже у них есть риск обмануться, поскольку выбор источников – субъективная штука, цитируя популярные газеты, сайты и телеканалы, вы можете... распространять неправду или полуправду. Оценить качество жизни мы, простые жители типичного города, можем и без подсчетов... Но станут ли наши разговоры по душам основой для стратегии развития страны, региона, поселка? Вряд ли. Может, пора довериться социологам?

Фото: Фото с сайта Shutterstock.com

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку