Гостем редакции 29.ru стал глава Архангельска — Игорь Годзиш, диалог с градоначальником прошел в формате онлайн-интервью — вопросы в прямом эфире cмогли задать все желающие. В топ волнующих архангелогородцев тем входят: дороги, коммунальные услуги и, конечно, переселение из ветхого аварийного жилья. Самые острые повороты беседы — в этом материале.

Редакция сайта 29.ru сразу предупредила зрителей стрима: все вопросы задать в прямом эфире невозможно, однако ни один из них не останется без ответа. Все комментарии уже «упакованы» в один информационный запрос и отправлены в пресс-службу администрации Архангельска. Игорь Годзиш обещал дать ответ на каждый — что скажет город в ответ на эмоциональные реплики из народа, вы узнаете на сайте 29.ru. 

Вот так прошла беседа с градоначальником в редакции 29.ru

Проезд в автобусе мог стоить 30 рублей

Елена Ионайтис, журналист 29.ru: 

— Игорь Викторович, почему сразу на 5 рублей подорожал проезд в автобусе? Я знаю, что рассматривался тариф еще выше...

Игорь Годзиш: 

— Перевозчики обратились с предложением поднять тариф выше того, что в итоге мы утвердили. Они готовили материалы, обосновывали свои затраты. Но мы на это смотрим не как орган, проверяющий тариф, мы смотрели на ситуацию с позиции горожан. Предлагался проезд 28–30 рублей, но как бы наши уважаемые перевозчики это ни обосновывали, это суперсерьезная история. Был спор за каждый рубль, даже за 25–26. Коллеги доказывали, что все автобусы, которые пришли, которые мы ожидаем в июле и августе, — это дизельные машины, которые требуют затрат, — но мы знали, что даже рост с 21 рубля до 26 многими будет воспринят негативно, потому что людям непонятно, что изменилось: «Я вчера ехал в этом автобусе за 21 рубль, сегодня еду за 26». Как только появился новый транспорт в городе, мы стали рассматривать вопрос по тарифообразованию, — учитывали мнение агентства по тарифам и ценам области. В городе появится еще 30 машин, это плюс к тем 19, которые мы в ближайшее время ожидаем.

Игорь Годзиш: «Жители не поняли, почему тариф вырос, — "Вчера ехал в этом автобусе за 21 рубль, сегодня еду за 26"»
Игорь Годзиш: «Жители не поняли, почему тариф вырос, — "Вчера ехал в этом автобусе за 21 рубль, сегодня еду за 26"»

В Архангельске 840 аварийных домов

Анастасия Рочева: 

— Почему не дают деньгами за аварийное жилье по судебному решению 2012 года?

 — Такой механизм был, когда жилец аварийного жилья выбирал вариант компенсации: квартира или деньги. И очень многие получили деньги, здесь нужно уточнить детали судебного решения, если история до 1 января 2012 года, — то они не попали в режим действующей программы 2013–2017. Сейчас готовится новая федеральная программа и прописывается объем средств, который федерация направит на это, и как только решения на этом уровне будут приняты, у нас на уровне появится возможность выбрать.

Анастасия Рочева: 

— У нас рухнула печка в доме. Дыра в полу и потолке. А с жильём так и тишина. Пока ваше решение ждём. Помрешь уже.

— Анастасия, у вас есть право обратиться в отделение маневренного фонда, — он освобождается, многие переехали. Условия сейчас нормальные, раньше люди приходили, смотрели квартиры предложенные и говорили: «Да я сейчас лучше живу, чем здесь». Так что приходите в администрацию города, пишите заявление о выделении временного маневренного жилищного фонда до решения вопроса о предоставлении квартиры либо компенсации, если дом признан аварийным.

Елена Ионайтис: 

— Сколько у нас еще осталось людей, ждущих переселения?

— Порядка 1 540 судебных решений, при этом в декабре 2015 года их было более 2 000, и когда я понял, сколько на это денег нужно... Есть седые волосы, которые и поэтому появились. Сейчас мы активно анализируем существующее жилье. Всю информацию по формированию новой программы переселения мы направили в региональное правительство, сегодня порядка 840 домов признаны аварийными.

«Сегодня 1 540 судебных решений, в декабре 2015 года их было более 2 000, и когда я понял, сколько на это денег нужно... — Игорь Гозиш трогает затылок. — Есть седые волосы, которые и поэтому появились»
«Сегодня 1 540 судебных решений, в декабре 2015 года их было более 2 000, и когда я понял, сколько на это денег нужно... — Игорь Гозиш трогает затылок. — Есть седые волосы, которые и поэтому появились»

Почему уезжает молодежь

Татьяна Вершинина:

Что произошло с судами из Татарстана, они не прошли испытания? Что планируете делать дальше?

— Поставщик подал в суд исковое требование о том, что мы не правомерно расторгли в разностороннем порядке договор поставки, так что вся эта история будет рассматриваться в суде. Они настаивают на том, что исполнили все условия контракта, однако комиссия считает, что это не так. При этом, если посмотреть на суда, это, конечно, совсем другой уровень, другой класс по сравнению с тем, что сегодня у нас ходит в осенне-весенний период. Нам нужно быть уверенными, что мы везем людей на таком судне, которое соответствует всем требованиям безопасности, — условия в акватории реки бывают тяжелыми.

Федор Медведев:

— Игорь Викторович, не считаете ли вы, что молодежь уезжает из города из-за плачевного состояния городского пространства, а не по каким-то иным причинам?

— В том числе. У нас много территорий, которые сегодня не соответствуют ни по каким требованиям статусу современного города. Мы с вами сейчас сидим на территории, которая соответствует (интервью проходит по адресу Набережная 55, в бизнес-центре «Дельта», где находится редакция сайта 29.ru. — Прим.ред.). Это красивое место, и у вас красивый офис. Но если мы отойдем с вами на 400 метров в сторону, увидим совсем иную картину. Город сегодня участвует во всех возможных проектах модернизации городской среды. Я надеюсь на перспективы, ведь 204-й указ президента от 7 мая весь посвящен комфортному проживанию человека на территории.

Елена Ионайтис: 

— А как считаете, если взять ту же Красную пристань, — должно ли там быть столько автомобилей?

— Уже сейчас ряд специальный ограждений мы делаем — это будут железобетонные конструкции, которые будут отсекать возможность въезда транспорта на территорию, которая вымощена плиткой, но проезд в сторону Морского музея и ресторана есть смысл оставить, — хотя возможна дискуссия с горожанами. Сама территория Красной пристани должна быть отсечена, однако со стороны Воскресенской въезд перекрывать совсем тоже не хотелось бы. Думаю, на помощь нам придет система видеонаблюдения, — это такой большой привет гонщикам. Надеюсь, в будущем будут серьезные штрафы — вплоть до лишения прав.

«Годзиш на митинг не пришел, значит, боится»

Елена Ионайтис: 

— Один из вопросов, который пришел в редакцию. Получали ли вы приглашения на городские митинги навальнистов, где часто поднимаются проблемы города, и почему не присоединились?

— На первый митинг, который был посвящен повышению проезда, меня пригласили «ВКонтакте», но бывает, городские мероприятия, которые мы анонсировали давно, совпадают с этим по дате. Причем тебя приглашают именно в этот день и в это время, что больше напоминает провокацию: «А давайте мы им закинем, а они не придут, и можно будет сказать — долой Годзиша! Он же не пришел, значит, боится!».

«Приглашают именно в этот день и в то время, когда уже занят, — комментирует Игорь Викторович.— Напоминает провокацию: "А давайте мы им закинем, а они не придут, и можно будет сказать — долой Годзиша! Он же не пришел, значит, боится!"»
«Приглашают именно в этот день и в то время, когда уже занят, — комментирует Игорь Викторович.— Напоминает провокацию: "А давайте мы им закинем, а они не придут, и можно будет сказать — долой Годзиша! Он же не пришел, значит, боится!"»

«Я готов работать до 65 лет ради мамы»

По второму митингу Игорь Годзиш высказал свое отношение в сети — о законопроекте о повышении пенсионного возраста.

— Многие сегодня это обсуждают на официальных встречах, и есть разные мнения — это правильная форма, а не на уровне уличных выступлений с плакатами «долой, потому что долой». Потому что к этим товарищам с плакатами у меня тогда есть вопрос. По той конструкции законопроекта, которая сейчас есть, мне работать до 65 лет. И у меня еще жива, слава богу, мама, и я очень хотел бы, чтобы она получала пенсию больше. И я готов для этого работать дольше. Чтобы она жила лучше. Потому что она когда-то меня кормила.

Евгения Рачеева, журналист 29.ru: 

— А хватит сил и здоровья трудиться до 65?

 — За это отвечают более высокие структуры — наверху, надеюсь, что да, сегодня очень много работающих пенсионеров. Даже не потому  что им чрезвычайно нужны деньги, а потому что не хотят отрываться от коллектива, бросать активную жизнь. Хотя, конечно, по-другому надо смотреть на ситуации, когда труд тяжелый, опасный или вредный, — специфических вопросов много, которые требуют обсуждения. Один из вариантов — переучить человека, дать ему новую работу.

Туристам показывают разрушающиеся сталинки

Ирина Селезнева: 

— Недавно видела, как туристам показывают сталинку на Гагарина, — фасад осыпался, фундамент рухнул, окон — нет. Все это прикрыто огромными поломанными от ветра тополями. Когда город обратит внимание на это?

— Город давно обратил внимание на это, и сегодня неплохо работает система капитального ремонта, другое дело, что многие дома по срокам не совсем близко. Самый длительный срок ожидания — до 2043 года. С моей точки зрения и по мнению многих специалистов, есть дома, которые не доживут до этого года. И я не имею в виду сейчас деревянные дома, которые мы потихоньку убираем. Я говорю про те же сталинки и хрущевки. При этом есть хороший механизм для самих жильцов. На общем собрании через программу можно принимать решения, и тот же самый фасад поставить вперед или кровлю — эти механизмы работают. Да, это может быть дополнительный взнос, но если ты заботишься о своем имуществе, то логично объединиться с соседями.

На дороги города пойдет больше 190 миллионов

Виктор Непполайнен: 

— Почините дороги. Левый берег с войны не ремонтировали.

— По Левому берегу в этом году — только ямочный ремонт. Мы определили бюджет, и в основном будут ремонтироваться центральные магистрали, наиболее загруженные. Ведется реконструкция Ленинградского — там сегодня много проблемных участков, — большая протяженность проспекта будет реконструирована или отремонтирована.

Вот так иронично редакция 29.ru объяснила появление ям на дорогах Архангельска
Вот так иронично редакция 29.ru объяснила появление ям на дорогах Архангельска

Александр Шаров: 

— От перекрестка Урицкого до проспекта Ломоносова очень много ям в сторону интеллектуального центра САФУ. Когда там будет ремонт дефектов?

— В этом году, на сайте администрации есть весь перечень запланированных по дорогам ремонтных и других работ. Три блока большого ремонта получается. Первый — разыгран 91 миллион рублей. И пройдут еще две конкурсные процедуры — по 50 миллионов рублей. Общий объем финансирования ремонтных работ — более 191 миллионов рублей, это без реконструкции Ленинградского проспекта — он финансируется отдельно. Знаю, что планы по ремонтам публикует и 29.ru, — так что эта информация открыта. Удалось в перечень вернуть разные улицы, например, Маслова, которая сейчас просто перепахана. Сейчас начались провалы на дорогах — с этим тоже надо разобраться, почему они возникают, и устранить дефекты.

«Уборки как не было»: как повлиять на работу ПДУ

Федор Медведев:

 — Как вы считаете, справляется ли ПДУ со своими обязанностями по уборке улиц? Иногда улицы после уборки выглядят так же, как до, — а они отчитались, что отработали.

— У нас были замечания к работе ПДУ на территории города, но коллеги стремятся наладить работу, закупают новую технику — причем такую, которой в городе никогда не было. Долгосрочный контракт по уборке города позволяет обновлять технический парк — мы в перспективе планируем перейти трехлетний период. Что касается претензий по уборке, их можно направлять либо в ПДУ — у них сегодня есть канал в вайбере, а также сбрасывать информацию нам. На сайте городской администрации сейчас есть вкладка для обращения граждан. Зачем искать дополнительных чиновников, которые будут контролировать работу ПДУ, если горожане сами могут указывать на недостатки.

Ярослав Вареник: 

— Может ли график работ ПДУ быть опубликован в свободном доступе?

— Если в этом есть необходимость — может. Опубликуем, просто до этого никто не спрашивал об этом.

Что нового в квитках

Олеся Боднар: 

— Ждать ли повышения коммунальных платежей?

— С первого июля, насколько я понимаю, опубликованы данные по стоимости коммунальных услуг, которые будут актуальны. Неизменными остаются тепловая энергия, несколько подрастает газоснабжение, электроснабжение и водоснабжение.

Анна Ожогова: 

— Будет ли в следующем году закрыт на капитальный ремонт железнодорожный мост?

— Анна, мое желание — оттянуть как можно дальше этот процесс. Что бы мы ни сделали, — то же расширение Ленинградского, — это не избавит от трудностей, если мост перекрыть. Пока в планах — 2019 год. У нас, к сожалению, мост далеко не новый.

С июля подорожали газо-, электро- и водоснабжение
С июля подорожали газо-, электро- и водоснабжение

Районы просят старые остановки. Пока дарить нечего

Михаил Шишов: 

— Когда будут штрафовать за парковку на газоне?

— Буквально сегодня обсуждали, что на новый газон у Тимме, 19 уже заезжают автомобили. И собеседник спрашивал, куда он может скинуть фотографии этих машин. Обратился в ГИБДД, ему сказали — это не к нам. В ближайшее время на сайте опубликуем подробную инструкцию, что делать и к кому обращаться. Я считаю, припарковался на газоне — жди письмо счастья со штрафом. Оградить все газоны невозможно. Я знаю, что полетят вопросы, а куда тогда машины ставить? Но у японцев как, если ты покупаешь автомобиль, значит, понимаешь куда. У нас все приезжают в центр города, и тут невозможно сделать парковки под все машины — особенно когда та же Маргаритинская ярмарка начинается.

Ирина Куликова: 

— Почему не решается вопрос о замене автобусных остановок Левого Берега. Заменена только часть. Некоторые требуют немедленного ремонта, в частности, плита, на которой находится остановка Затона, полностью разрушена и создает опасность для пешеходов. Хотя бы залейте цементом и выровняйте.

— Это мы запишем и возьмем в работу. Порядка 80 остановочных пунктов сейчас в городе не хватает. И не только на Левом берегу, у нас в центре не везде поставлены. Проект по городской мебели продвигается — дойдет очередь и до окраин. К нам, кстати, недавно обратились коллеги из соседнего района и попросили подарить им старые остановки, которые заменили на новые. Пришлось их огорчить. Пока что дарить нечего.

«Недавно обратились коллеги из соседнего района, — говорит Игорь Годзиш. —Попросили подарить старые остановки, которые мы заменили на новые. Пришлось их огорчить. Пока что дарить нечего»
«Недавно обратились коллеги из соседнего района, — говорит Игорь Годзиш. —Попросили подарить старые остановки, которые мы заменили на новые. Пришлось их огорчить. Пока что дарить нечего»

Почему не город-сад

Антон Чулков: 

— Игорь Викторович, я пытался воспользоваться сервисом «Чистый город», 9 июня отправил четыре заявки по колодцам, и до сих пор нет ни ответа, ни работ. Не думаете ли вы, что ваши инициативы сливаются на нет чиновниками администрации?

— Антон, не думаю, что так, потому что мы запустили «Чистый город» в тестовом режиме, и понимали, что трудности будут, в среднем уходит 22 дня на заявку. Хорошо, что вы озвучили проблему, нам важно понимать, как информация доходит по всей цепочке. Если информация зависает, пишите мне «ВКонтакте».

Елена Ионайтис:

— Это лично вы ведете? Или вам помогают?

— Вдвоем с секретарем ведем, но регулярно проверяем. На некоторые комментарии отвечаю, но, честно скажу, надоело писать одно и то же. В сообщениях я, если первый захожу, отвечаю сам. Не всегда есть время, чтобы долго поддерживать переписку. Негатива много — но я понимал, что так будет, когда страницу заводил. Много пишут. Например, что при 8 миллиардах в бюджете город-сад должен быть.

Елена Ионайтис: 

— А сколько нужно, чтобы был город-сад?

— Нам хотелось бы, чтобы только на дороги ежегодно было не менее 700 миллионов рублей, а сегодня — 400. И это только одна из сфер. Сейчас занимаемся, к примеру, проектированием развязок с железнодорожного моста — это с точки зрения строительно-монтажных работ будет стоить уже порядка 1 миллиарда 300 тысяч рублей. Еще хотим делать новый большой парк — это 800 миллионов рублей. Многие про те же развязки говорили — все равно денег не найдете. Однако много зависит от проектной документации — без этого невозможно участие в федеральных программах.

Что мешает снести деревяшки

Федор Медведев: 

— Считаете ли вы, что фан-зона футбольная так была необходима, и нужно было тратить на нее время?

— Я сам был в фан-зоне, при том что не являюсь ярым фанатом, но такая вокруг была энергетика, люди рядом почти плакали вместе и взрывались от радости — подобные эмоции можно получить разве что в Сочи, где идет игра. Народ выходил с этой фан-зоны счастливый и радостный — ради этого и есть смысл делать подобное.

Валентина Боченкова: 

— Когда снесут два дома на Маяковского? Там собираются наркоманы и алкоголики.

— Это надо записать, порядка 230 домов надо в городе сносить. Проблема возникает, когда люди получили по программе переселения жилье или компенсацию, но не выписались из старого дома. Есть дома, где из 12 квартир трое не выписались, и сделать с этим домом что-то по закону мы не можем. Внести его в программу сноса по бесплатной программе, например. Так что обращаюсь к горожанам — если вы получили жилье или компенсацию, выпишитесь с прежнего адреса. В этих домах не только наркоманы собираются. Такие строения почти каждую неделю горят. Скажу честно, я попросил коллег внести изменения в документ по таким случаям. По этим домам субсидирование погорельцев действовать не будет. Даже если ваше имущество полностью сгорит в этой старой квартире дома, который расселен, и вы получили либо жилплощадь, либо деньги, — мы не выделим ни рубля. В других случаях погорельцам помогаем, конечно. А по этим домам — нет.

Анна Вешкурцева: 

— Одно время тут было массово спиливали тополя, да и другие деревья, взамен ничего не предлагается, будет ли это решаться в скором будущем?

— К сожалению, у нас не было документов, которые как-то бы регламентировали компенсационные посадки. Сейчас работа ведется, например, на Ленинградском, 400 деревьев — под снос, 800 — под посадку. Будем придерживаться этого правила и на других территориях.

Как вести борьбу с «управляшками»

Елена Иванова: 

— «Торн-1» — банкрот, почему не проводится выбор управляющей компании?

— По закону собственники должны определиться и выбрать управляющую компанию. Если они этого не делается, вмешивается город — проводит конкурсную процедуру. При этом нужно быть бдительными, потому что были случаи, когда управляющие компании обещали инвестиций на большие суммы, а когда их выбирали, не делали ничего.

Елена Ионайтис: 

— Читатели часто пишут нам, что управляющие компании их игнорируют. Например, «Восход» и другие. Что тогда делать?

— Есть такие. Порядка четырех компаний, с которыми тяжело общаться. Нужно обращаться в муниципальный жилищный контроль, муниципальную жилищную инспекцию. Я считаю, если управляющая компания не выполняет свои функции — надо собраться всем и отказаться от ее услуг. И искать этого директора, которому люди звонят, а попадают в другую структуру. Я понимаю, что людям непросто разбираться в жилищном законодательстве, где прописаны все права. Возможно, мы даже опубликуем курс — в сжатом и доступном виде, что делать, если возникают такого рода проблемы. Обращайтесь в контрольные органы, когда они находят нарушения — штрафуют. Однако управляющие компании боятся только одного — возможности ухода дома из зоны их бизнеса, особенно если эти дома большие. И если компании поймут, что жители вправе от них отказываться, это изменит их подход к работе.

В прямом эфире прозвучали и другие вопросы, полная версия беседы — в видео выше. Также в ближайшее время администрация города подготовит ответы на все вопросы зрителей, которые мы получили во время прямого эфира.