16 мая воскресенье
СЕЙЧАС +12°С

«Все эти годы были тяжелыми»: архангелогородка рассказала, как дождалась переселения из аварийки

Светлана Салмова делится опытом борьбы за переезд из барака в новостройку

Поделиться

Светлана Салмова советует сохранять абсолютно все документы, вплоть до пропусков в администрацию. Это может пригодиться в судах, как в ее истории

Светлана Салмова советует сохранять абсолютно все документы, вплоть до пропусков в администрацию. Это может пригодиться в судах, как в ее истории

Поделиться

Жительница Архангельска рассказала, как дождаться переселения из аварийки

Проблема переселения людей из ветхого и аварийного жилья в Архангельске — одна из самых актуальных и болезненных. Десятки старых «деревяшек» из года в год горят, разрушаются или сходят со свай, а тысячи жителей стоят в очереди на получение нового жилья. Одной из них до недавнего времени была архангелогородка Светлана Салмова. С 2012 года она ждала переезда в свое новое жилье и, кажется, наконец-то дождалась — скоро переедет в квартиру в новостройке. О том, как прошли все эти годы ожидания и что Светлана со своим опытом борьбы может посоветовать жителям, которые оказались в похожей ситуации, она рассказала в этой колонке.

— Мы жили в деревянном доме № 71 на улице Советской в Соломбале. Прожили мы там очень долго. Но в результате рухнувшей страны, рухнувшего строя и в дальнейшем абсолютного бездействия властей жилищный фонд приходил в аварийное, негодное состояние. У нас там был кошмар по условиям, и в конце концов произошло обрушение межэтажного перекрытия. Мы, жильцы, много куда обращались, писали письма в разные инстанции на протяжении многих-многих лет, но это ни к чему не приводило. Это длилось с 2000-х годов. Мы понимали, что в любой «прекрасный» момент наш дом может просто обрушиться.

Вот в таких условиях Светлана и другие архангелогородцы жили в доме на Советской

Вот в таких условиях Светлана и другие архангелогородцы жили в доме на Советской

Поделиться

У меня есть на руках судебное решение от 2012 года о том, чтобы нашей семье предоставили жилое помещение, отвечающее санитарным и всем требованиям, в черте города и так далее. Но тем не менее до 2017 года, то есть около пяти лет, мы жили в доме на Советской в комнате, которая была признана аварийной. В судебном решении было указано, когда нас должны были переселить, но эти сроки сдвигались. Мы всё это время ждали исполнения, вели переписку с мэрией. Но когда начало рушиться межэтажное перекрытие, мы поняли, что дольше ждать уже не можем.

Я обратилась в «Центр защиты прав граждан» (фонд, созданный в партии «Справедливая Россия» в 2016 году, занимается защитой прав жителей почти во всех регионах страны, в том числе и в Архангельской области. — Прим. ред.). С помощью его специалистов (это консультации, составление и рассылка писем и так далее) начались какие-то подвижки, и с тех пор этот фонд и поддерживает меня юридически. Также про наше жилье стали делать репортажи СМИ. И в конце концов меня и мою дочь, а также еще несколько семей переселили в 2017 году. Нам дали однокомнатную квартиру из маневренного фонда в бывшем социальном доме для ветеранов № 32 на улице Суфтина.

Быт Светланы в маневренном жилье, куда ее переселили <nobr class="_">в 2017 году</nobr>

Быт Светланы в маневренном жилье, куда ее переселили в 2017 году

Поделиться

Но и тут, надо сказать, нам предложили квартиру в состоянии, которое не соответствует санитарным нормам. К примеру, тут не был сделан ремонт, туалет не работает до сих пор. В такую квартиру мы переехали вдвоем с дочкой. Сейчас она учится в Москве, а я ей помогаю деньгами, у нее стипендия — всего 3 тысячи рублей. И для меня, понимаете, делать тут ремонт — это накладно. Поэтому я попыталась через мэрию этого добиться. Но когда туда с таким вопросом обращаешься, есть момент пользования тем, что люди находятся в безвыходной ситуации.

Я стала добиваться того, чтобы мне по этой квартире на Суфтина составили акт приема-передачи жилого помещения. Долго мне давались отписки, отвечали, что с маневренным фондом это нельзя никак сделать и тому подобное. Но, так как энергии у меня не занимать, я решила этот путь пройти до конца, опять же совместно с «Центром защиты прав граждан». Было пять судебных заседаний, мы в итоге проиграли, но добились того, что суд обязал сделать акт приема-передачи помещения. Тогда он и был составлен, и в нем были указаны все недостатки, которые мэрия должна была устранить. Все-таки это жилье города и собственность администрации, которую обязаны содержать в подобающем состоянии. Однако я прожила тут с тех пор три года, и до сих пор кое-что из этого перечня так и не сделали. Например, сантехнику не заменили. Здесь проржавевший бачок, который не работает, — к нему даже нету трубы для подвода воды, ее прорвало. Поэтому унитазом пользуюсь так: тазик использованной воды из ванной сливается туда. В ванной рушится плитка.

Светлана советует в вопросе переселения обращаться за помощью к профессиональным юристам, чтобы не вовлекаться эмоционально в болезненные разбирательства в судах

Светлана советует в вопросе переселения обращаться за помощью к профессиональным юристам, чтобы не вовлекаться эмоционально в болезненные разбирательства в судах

Поделиться

Однажды я пришла в администрацию, и мне сказали так: «Вы вообще радуйтесь, что мы вам квартиру-то дали». То есть я как бы благодарна должна быть. Администрация — она вообще… не объясняет людям, что, как и почему происходит. Единственное, почему мне лично легче с чиновниками общаться, — это потому, что я работаю в военкомате, а училась я на факультете психологии. Каким-то образом привить мне чувство вины не получится. Я очень четко могу аргументировать и сказать свою позицию. И вот это «мы вам дали квартиру, вы нам благодарны должны быть» на меня не сработает. Я здесь живу, извините, не по своей воле, а вынужденно, и не бесплатно, а плачу 4,5 тысячи рублей (вместе за найм и за коммунальные услуги). Я, конечно, получила компенсацию в разумные сроки от администрации за неисполнение судебного решения с 2012 по 2017 год. И сейчас с 2017 по 2021 год я тоже буду отсуживать компенсацию за неисполнение решения. Я не стесняюсь в этом плане, потому что имею на это право.


В моем жилье на Советской до тех пор, когда там стало всё рушиться, было всё отлично. И мне не стыдно отстаивать свои интересы. Не стыдно еще потому, что многие люди, которые сюда, в дом на Суфтина, переезжают из аварийных домов, нацелены на то, чтобы сделать комфортную среду.

Нашли контакт с администрацией Октябрьского округа: они нам, например, косят траву, мы ее убираем. Депутат Надежда Виноградова выделила нам деньги на краску, мы летом покрасили леерное ограждение. Повесили картины в холле, пересадили цветы. То есть люди, которые приезжают сюда, хотят и делают для того, чтобы здесь было хорошо.

Некоторые жильцы не отстаивают свои интересы, потому что считают, что если они начнут выступать, то их ушлют куда-нибудь на окраину, в Цигломень. У меня нет средств, но другие жильцы тут меняют двери, делают ремонты, чтобы жить нормально, потому что часто тут предоставляют квартиры в состоянии, которое не соответствует санитарным нормам. Знаю, что некоторые квартиры здесь по пять лет пустовали — и это при том, что в нашем городе дефицит маневренного фонда. Это тоже вопрос к чиновникам — почему такое происходит. Но за последний год начали заселять людей из домов, где печи обрушились.

Я стояла в очереди на переселение. И вот в прошлом году мне позвонили из администрации и сказали, что есть возможность предоставить мне квартиру в новостройке на Московском проспекте. Дом, кстати, сдан в 2017 году, а квартиру я получаю только в 2021 году. Предложили съездить туда, посмотреть и дать ответ, согласна я на переезд или нет. В прошлом году в июне я туда съездила, там есть проблема с протекающей крышей. Поэтому я сразу при переезде буду оформлять страховку, чтобы, если крыша протечет, я могла свои интересы отстоять уже с помощью страховой компании. В конце января 2021 года я подписала мировое соглашение о том, что я согласна, что не имею претензий к городу, так как в той квартире в новостройке по жилому помещению мы получаем меньше квадратных метров, но по общей площади всё соответствует. Больше не хочу жить в маневренном жилье и еще чего-то ждать. После подписания мирового соглашения дело передали в суд. Я была в суде 2 марта, длилось заседание недолго, так как ни у кого не было ни замечаний, ни дополнений. Суд соглашение утвердил, и оно еще должно было вступить в законную силу. После этого мне предстояло оформить документы, подписать договор социального найма. И всё — могу переезжать, планировать новоселье.

Несмотря на то, что в доме на Суфтина многие семьи живут временно, пока не дождутся своей очереди, они вместе следят за общим уютом

Несмотря на то, что в доме на Суфтина многие семьи живут временно, пока не дождутся своей очереди, они вместе следят за общим уютом

Поделиться

Все эти годы ожидания, конечно, были тяжелыми. Особенно тогда, когда мне казалось, что если у меня есть на руках акт с перечислением недостатков в квартире на Суфтина, которые администрация должна исправить, то они так и сделают. Но суд я не смогла выиграть, потому что не знала многих нюансов. И поэтому тогда я сделала для себя вывод, что, какими бы надежными ни казались бумаги, надо всегда привлекать специалистов к разбирательствам в судах. Там ваши интересы должен все-таки представлять профессионал, а у меня тогда юриста не было.

Потому что на каждое заседание приходит юрист администрации. Для него все эти вопросы — рутина, обычное дело, за которое зарплату платят. А для меня это всё было эмоционально значимо. На одном из заседаний я просто разревелась оттого, что я не понимала, почему администрация не будет делать элементарные работы, которые они сами себе и написали. И у меня был нервный срыв. Я была в состоянии депрессии просто-напросто от беспомощности. Но, совершая в жизни какие-то ошибки, мы потом ведь не заново жизнь начинаем, у нас уже есть опыт.

Судья же опирается на букву закона, на сухие факты, доказательства и доводы, слезы жильцов он не рассматривает. В суде юрист с юристом разговаривают на своем языке, а судья их слушает и принимает решение. Всё. Эмоциям нет места.

У нас есть специалисты, есть бесплатная юридическая помощь. Надо просто прийти к ним и начать действовать. В моем случае, я уже упоминала, что обращалась в «Центр защиты прав граждан». Также Государственная жилищная инспекция Архангельской области тоже помогает защищать права, но в связи с тем, что там большой объем работы, это может быть не очень оперативно, придется ждать. Они нам сильно помогли: в 2019 году с их подачи весь наш дом, а не только комнаты, был признан аварийным.

И еще один момент, самый важный: все бумажки должны быть сохранены. Все до одной! Вплоть до пропуска в администрацию города. Потому что, когда в суде юрист очень нагло сказал: «А Светлана Борисовна к нам не приходила и не обращалась!», я выложила 12 пропусков судье на стол.

Потому что, когда суд вынудил все-таки администрацию составить акт-приемки передачи мне квартиры маневренного фонда, он возник — и возник задним числом. И в этом акте бессовестно была указана неправда. А у меня всё было зафиксировано на фотографиях, и поэтому я свою правоту смогла доказать. То есть надо фотографировать всё, сохранять всё, даже кажущиеся незначительными бумаги, и все обращения и ответы. Всё это может пригодиться.

В этой комнате Светлана жила с 2017 года. Скоро она ее <nobr class="_">покинет —</nobr> наконец-то устроит новоселье в новостройке, спустя почти <nobr class="_">10 лет</nobr> после признания комнаты в Соломбале аварийной

В этой комнате Светлана жила с 2017 года. Скоро она ее покинет — наконец-то устроит новоселье в новостройке, спустя почти 10 лет после признания комнаты в Соломбале аварийной

Поделиться

Я считаю, что если администрация предлагает вместо аварийного жилья маневренное жилье в приемлемом состоянии, то стоит туда переезжать. Жизнь-то у нас одна. И если есть риск, что вас завтра задавит межэтажным перекрытием, то… смысл? Если все-таки предлагается маневренное жилье, где требуется только косметический ремонт, я думаю, что переезжать нужно, даже если на окраине. У общественного транспорта у нас есть, конечно, недостатки, но в целом с ним всё в городе нормально. Но, конечно, если вам предлагают из одного барака в другой перебраться, то тут уж однозначно — нет.

Также имеет смысл не только писать обращения в администрацию, но и ходить на прием к чиновникам. Я в свое время была у Игоря Годзиша, мы решали вопрос о жизни бабушек в социальном доме — у них тут не работали плиты. Была, помню, прямая линия с президентом, а одна из бабушек — узник фашистских лагерей. Ну телефон бесплатный, я и набрала и всё рассказала. И через некоторое время у нее уже стояла новая плита. Так что личные обращения к чиновникам тоже могут сработать.

Ну и, конечно, стоит обращаться к журналистам, в СМИ — это придает ситуации резонанс, привлекает внимание, а описание ситуаций дает людям пример, как действовать, и показывает, что добиться результатов можно. Добавьте к этому общественные организации города, которые могут помочь, а также нужно полагаться на самого себя. Какие-то мелкие бытовые вопросы вполне можно решить самостоятельно.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

оцените материал

  • ЛАЙК5
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...