20 октября среда
СЕЙЧАС -1°С

Дети ждут живых книг: библиотекарь из Архангельска — о том, как удержать читателя в пандемию

Замдиректора «Гайдаровки» — о плюсах и минусах удаленки и о поддержке государства

Поделиться

Светлана Медведева — заместитель директора самой большой детской библиотеки в регионе

Светлана Медведева — заместитель директора самой большой детской библиотеки в регионе

Поделиться

Нерабочие дни для сотрудников Архангельской областной детской библиотеки им. А. П. Гайдара закончились после майских праздников. Для посетителей двери всё ещё закрыты, но в учреждении продолжается внутренняя работа: обработка новых поступлений, создание электронного каталога, подведение итогов различных конкурсов, сбор материалов для конференций и семинаров, разработка заданий. Пока работники готовятся к виртуальным мероприятиям и ждут реальных встреч с читателями и их родителями, на вопросы о деятельности библиотеки во время пандемии ответила заместитель директора учреждения Светлана Медведева.

— Какие у вас были первые мысли, когда вы узнали о закрытии культурных учреждений из-за пандемии?

— Может быть, в первый момент такого сильного переживания не было, поскольку были ожидания, что всё закончится быстро. Неделю, две побудем на карантине и опять откроемся.

Самое неприятное, что закрытие библиотеки совпало с Неделей детской и юношеской книги. У нас были запланированы игровые программы, литературные часы, праздник подведения итогов XXVI областного творческого конкурса творческих работ детей с ограниченными возможностями здоровья «Путешествие в сказку». Мы ждали в гости из Санкт-Петербурга Юлию Иванову, автора детских книг — по одной из них в нашем кукольном театре поставлен спектакль. В апреле тоже были достаточно крупные мероприятия запланированы — Неделя финансовой грамотности для детей и молодёжи, фестиваль литературно-музыкальных композиций по творчеству поэтов-фронтовиков «Читающее детство», «Библионочь». Было грустно от того, что всё срывается и переносится на неопределённые сроки.

— А как читатели отреагировали на изменения в режиме работы библиотеки?

— Наверно, точно так же, как и мы. Сначала думали: «Ну, переждём недельку-две». Но когда открытие библиотеки стало откладываться, у людей началась паника: а как же книги, а как же читать? Если первое время учёба на удалёнке занимала у детей много времени, то с началом каникул у людей стало возрастать беспокойство: списки книг учителя дали, время идёт, лето в самом разгаре, а книг получить они не могут. И у читателей волнение, и у нас волнение.

— Как-то изменилось позиционирование библиотеки в социальных сетях?

— Когда поняли, что «реального», «живого» читателя нам долго ещё не увидеть, мы активно стали вести работу и на сайте, и в соцсетях. Если раньше это были в основном новостные материалы о предстоящих событиях, то сейчас появилось очень много видеоматериалов, онлайн-викторин. С июля у нас пойдёт в соцсетях программа летнего чтения — то, что мы обычно делали в Петровском парке, в нашем летнем читальном зале, перейдёт в интернет-пространство. Творческие, интеллектуальные задания будут выставляться на странице нашей библиотеки во «ВКонтакте» — будем задавать детям вопросы, получать от них ответы, творческие работы.

— То есть у вас активно аудитория участвует во всём?

— Да. Единственное — «ЛитРес». Мы рассчитывали, что больше будет желающих читать электронные книги в то время, когда нет «живых» книг. Но как-то наша аудитория не очень активно откликнулась — молодёжь, наверное, и взрослое население больше интересуются электронными книгами, а детям всё-таки нужны бумажные.

— Если бы вы предпринимали государственные меры поддержки библиотек, какие важные шаги вы бы осуществили?

— Я считаю, что в данной ситуации государство нас и так хорошо поддержало. Зарплату сотрудники получили в полном объёме, коллектив остался, никто «не разбежался». Библиотекари — молодцы: не просто сидели дома, а удалённо работали, потому что контент на сайте и в соцсетях не появляется сам по себе, его надо делать.

— В чём заключались главные проблемы, с которыми столкнулась библиотека за эти месяцы?

— Не у всех сотрудников есть хороший компьютер, нужное программное обеспечение, электронные адреса. Когда с человеком заключается договор на удалённую работу, предполагается, что организация должна обеспечить его необходимой техникой. Но в таком быстром режиме это было сделать невозможно, поэтому кто мог — тот выполнял работу.

Первое время, наверно, коллективу было сложно входить в этот ритм работы, чтоб не воспринимать удалёнку как дополнительный выходной. Осознать то, что, сидя дома, ты должен работать и должен выдавать плановые мероприятия, составить план работы, к такому-то числу подготовить такой-то материал — это, наверное, было самое сложное. Не творческая составляющая, а организационная для самих сотрудников — организовать своё рабочее время, сидя дома.

— А какие положительные стороны работы библиотеки в период самоизоляции вы обнаружили?

— Творческий потенциал сотрудников. Люди смогли переключиться, найти новые формы работы, понять, что необходимо нашим пользователям, и научиться это делать. Потому что мало кто делал видеозапись, мало кто сам снимался на камеру и выставлял это в интернет. На пользу пошла самоизоляция... на поиск новых форматов, наверное.

— Вы сказали про то, что начали понимать, что требуется людям, а это как? Это в процессе, когда что-то определённое выкладывается и смотрится отклик?

— Да. В соцсетях это видно по количеству просмотров. Составляя викторины, мы поняли, сколько лучше вопросов в викторине делать, что там должно быть где-то 7–15 вопросов. Монтируя видеосюжеты, определили, сколько минут должен быть ролик. Какие-то нормы для себя уже тоже примерно устанавливаем, знаем, сколько, чего нам надо делать.

— Светлана Валерьевна, на ваш взгляд, почему человек должен вернуться в физическое пространство библиотеки?

— Это социальное пространство. Для кого-то важны спортзалы, для кого-то важны бары, для кого-то — дискотеки. Это тоже социальные институты, которые развиваются, у которых есть свои посетители. Точно так же свои посетители есть и у библиотек.

Библиотека, особенно детская, — это место, где люди находят много интересного, нового для себя. Я говорю и про массовые мероприятия, когда дети приходят и классами, и группами детского сада, и с родителями. У нас есть свой круг, своя аудитория, и я думаю, что они вернутся, конечно. Вернутся за чтением, вернутся за ощущениями, вернутся за общением. Люди наскучались.

— Вы уже соскучились по живому общению?

— Мы уже соскучились, и нам читатели звонят, всё время спрашивают, когда, что, где вы. Пока вот так, живём в ожидании.

Также читайте авторскую колонку Софии Богаткиной о том, как люди истосковались по общению за время изоляции.

Все подробности по ситуации с коронавирусом в регионе весь день сегодня мы собираем в одну хронику: рассказываем, как живет на карантине Северодвинск и без карантина — вся область, что об этом думают местные жители, сообщаем новые цифры по статистике и публикуем мнения и истории северян о том, как они переживают пандемию.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК4
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.
Загрузка...
Загрузка...