9 декабря понедельник
СЕЙЧАС -1°С

«С пустыми руками перед зараженными»: в Сети цитируют северян, спасавших жертв взрыва у Нёноксы

Опубликованы анонимные признания сотрудницы службы спасения и врача областной больницы

Поделиться

Вид военного города, расположенного рядом с полигоном, где произошел взрыв 8 августа

Вид военного города, расположенного рядом с полигоном, где произошел взрыв 8 августа

Через шесть дней после взрыва на полигоне рядом с Нёноксой стало известно, что несколько врачей из Архангельска улетели в московский медицинский центр на обследования. Интернет-издание «Медуза» опубликовало анонимные реплики сотрудницы службы спасения и врача областной больницы в материале, в котором говорится, что специалистов не предупредили, что пострадавшие при взрыве в Архангельской области заражены радиацией.

The Moscow Times писали, что у врача, помогавшего пострадавшим у Нёноксы, в организме обнаружили цезий-137. Однако в заявлении Министерства здравоохранения России сообщалось, что при обследовании в Москве превышений уровня радиоактивности не выявлено. Однако интернет-издание «Медуза» приводит цитаты, в которых спасавшие жертв взрыва на морской платформе уверенно заявляют, что пациенты, поступившие в областную больницу, были заражены радиацией.

— При проведении любых работ подобного плана [таких, какие проводили с ракетой] военные должны были развернуть на полигоне пункты деактивации, их должно быть минимум три, — цитирует интернет-издание «Медуза» сотрудницу службы спасения. — Первый пункт деактивации должен стоять на границе чистой и загрязненной зоны. В него, даже в отсутствие катастроф, после того, как человек покидает опасную зону, должны привезти его и технику, с которой он контактировал — их должны обработать, деактивировать радиацию на них. На следующем пункте эти люди должны снять всю одежду — она должна быть уничтожена — и еще раз помыться, пройти деактивацию. После этого их еще раз проверяют на уровень радиации. И если датчик показывает, что они «чистые», то их отпускают; если какие-то показатели не в норме, то их должны отвезти в военный госпиталь.

8 августа сотрудница спасательной службы, как пишет «Медуза», не дежурила, поэтому о произошедшем знает со слов коллег: шестерых пострадавших отправили в аэропорт Васьково — но не военными бортами, а гражданскими вертолетами санавиации.

— Их не предупредили о том, что они везут зараженных радиацией пациентов, и, конечно, они не подписывали документ о согласии на эту работу. Из-за того, что их не известили о том, кого они везут, сотрудники санавиации не предприняли даже элементарных мер безопасности, — говорится в анонимном признании.

Машину спасателей из Васьково, как объяснила собеседница издания «Медуза», отправили замерять уровень радиации в Северодвинске, где появились сообщения о повышении фона. В аэропорт, по ее словам, приехала дополнительная бригада спасателей — с датчиками измерения гамма-излучения, но пустыми руками для дезактивации.

— Сотрудники спасательной службы оказались в спецодежде, но с совершенно пустыми руками перед зараженными радиацией людьми. Притом что наша машина, в которой было все необходимое для дезактивации радиоактивных людей, по распоряжению руководства, просто уехала в Северодвинск, — рассказала сотрудница службы спасения.

По ее мнению, если бы силы специалистов службы спасения распределили правильно, в аэропорту осталась бы их машина с радиационно-химической лабораторией, пострадавших бы смогли оперативно дезактивировать.

Вида на полигон

Вида на полигон

Вскоре в аэропорт прибыла скорая, сотрудники которой, по словам источника «Медузы», тоже не были предупреждены о том, каких пациентов повезут в город: они были в обычных белых халатах, без респираторных масок и дезактивирующего порошка с собой. Ждать, когда его привезут спасатели, времени не было — пострадавших нужно было спасать.

Интернет-ресурс цитирует и врача областной больницы в Архангельске, который помогал пострадавшим. По его информации, их привезли в 16:35, а медиков уверили, что работа для них будет безопасна:

— Мы, врачи, напрямую спрашивали, есть ли среди привезенных пациентов кто-то с радиацией. Сопровождающие пациентов нам ответили, что все они дезактивированы. Нам сказали: «Они не опасны для вас, работайте».

По словам врача, которые приводит «Медуза», для помощи привезенным с полигона людям вызвали дополнительную дежурную бригаду, а также травматологов, хирургов и нейрохирургов. При этом дозиметристы пришли, когда операции шли уже полным ходом. Приборы показали, что там зашкаливал уровень бета-излучения. При этом, как сообщил собеседник издания, в больнице имени Семашко, куда увезли еще трех пострадавших, были детекторы и дозиметры, а врачи не начали оказывать помощь, пока не защитились.

— В областной больнице дезактивацию в операционных и в приёмном покое проводили на следующий день. Это делали военные. То, что они не смогли обеззаразить, увезли с собой, — цитирует врача «Медуза».

В понедельник врачи встретились с представителями регионального Минздрава. Как сообщает источник «Медузы», все кричали, ругались, призывали к ответу.

— Врачи стали спрашивать сотрудников Минздрава: «Мы, скорее всего, облучились. Кто за это ответит? Кто принимал это решение? И как нам это будет компенсировано?» И. о. министра ответила, что за это врачам заплатят сверхурочные — это где-то 100 рублей в час. Того, что врачи облучились, сотрудники Минздрава не отрицали. То есть люди по пять-шесть часов провели с зараженными, сделали им операцию и получили за это 500 рублей, — рассказал врач областной больницы.

Нёнокса, рядом с которой всё произошло, — старинное поморское село

Нёнокса, рядом с которой всё произошло, — старинное поморское село

Сотрудники Минздрава, как вспоминает источник, убеждали всех в том, что о радиоактивном заражении стало известно в 17:30. После встал вопрос об обследовании врачей, которые могли заразиться.

По информации собеседника издания, в Москву ездил 21 сотрудник, а еще 36 прошли обследование в своей больнице. В Медицинском центре Бурназяна в Москве у одного врача выявили цезий-137. При этом в центре, как говорит источник издания, попытались связать его появление в организме обследуемого далеко не с ЧП в Нёноксе:

— В медцентре его спросили, куда он ездил в отпуск в последние годы. Он стал перечислять, где путешествовал в последние годы, и сказал, что когда-то бывал в Таиланде. На это ему сказали, что там, где Таиланд, там и Япония: «Ты просто наелся там фукусимских крабов!»

По сведениям врача, который разговаривал с корреспондентом «Медузы», все итоги обследований будут направлены в Минздрав. Он усомнился, что эти результаты появятся у них на руках.

Врач также сообщил, что со всех медиков, работавших в тот день, взяли подписку о неразглашении тайны и в целом попросили забыть про 8 августа:

— У нас изъяли электронные и бумажные истории болезней пострадавших, всю документацию по ним. Поэтому теперь у нас никакой доказательной базы нет, нам сказали: «Просто забудьте об этом дне».

В завершение врач также заметил, что людей, в жизнях которых это ЧП может откликнуться, хоть и не сразу, гораздо больше, чем число пострадавших: это и гражданские подрядчики, которые оказались в очаге на полигоне, врачи больницы и скорой, сотрудники санавиации. Но доказать связь появившихся болезней с ЧП из-за отсутствия документов будет невозможно.

оцените материал

  • ЛАЙК 0
  • СМЕХ 0
  • УДИВЛЕНИЕ 0
  • ГНЕВ 0
  • ПЕЧАЛЬ 0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Гость
21 авг 2019 в 22:18

Мы для чиновников, военных и иже с ними просто биомусор, расходный материал.
Дно пробито, падаем дальше.

Гость
22 авг 2019 в 08:12

А вот чиновники - все защищены, всем закуплены СИЗы, сёмга, канапе. Дачи, виллы в хорватии, болгарии, на кипре закуплены, счета открыты... пути бегства отработаны.... Ну, а шелупони место на шиесе...

guest
22 авг 2019 в 08:39

хуже всего то, что скрывают что именно вылетело.
идут на закрытие следящих за радиацией станций, обязанных по договору о прекращении ядерных испытаний, в ответ велик шанс получить санкции и даже выход из договора, но скрывают.
значит изотопы в атмосфере и главное в море - хуже не придумаешь.
какие? Полоний? Калифорний? остается гадать.