7 декабря вторник
СЕЙЧАС -14°С

В Коряжму приехал руководитель областного Минздрава. Диалог медиков перешел в ругань

Исполняющий обязанности министра отметил, что встреча прошла неконструктивно

Поделиться

Встреча продолжалась около часа

Встреча продолжалась около часа

Поделиться

В Коряжме прошла встреча медиков и жителей с и.о. министра здравоохранения Архангельской области Александром Герштанским. Мероприятие прошло эмоционально — все спешили высказаться о наболевшем, тут и там завязывались споры. По словам Герштанского, конструктива в итоге не получилось. Запись выступления опубликовал «ТВ Коряжма».

Многолетний конфликт в больнице


Приезду Герштанского предшествовало видеообращение сотрудников больницы во главе с председателем местного профсоюза врачей Анжеликой Седельник. В нем они просили личной встречи, чтобы и.о. министра смог услышать информацию из первых уст. 14 ноября «Альянс врачей» (признан иноагентом) опубликовал видео, в котором медсестра показывает состояние туалета в психоневрологическом отделении больницы. Еще до этого медсестра и водитель скорой помощи Анжелика и Николай Седельники пожаловались журналисту BBC на низкую оплату труда и на то, что водителей скорой не проверяют на наличие вируса. Спустя несколько дней под окнами больницы нашли тело пациентки ковидного отделения. В правительстве Поморья отреагировали на сообщения о нарушениях в учреждении, заявив, что в больницу направят комиссию с проверкой. Лично о том, что происходит в больнице, 29.RU рассказал медбрат Никита Третьяков — читайте его большое интервью на нашем сайте.

Встреча началась с выступления лидера местной ячейки ЛДПР Яны Панкратовой. Она заявила, что медицина в городе уничтожена, и стала обвинять главного врача коряжемской больницы. Затем слово взяла заведующая терапевтическим отделением Елена Старовойтова, которая заявила, что надоевший ей конфликт в больнице продолжается много лет и она помнит, как медсестра Анжелика Седельник и фельдшер Николай Седельник выступали еще при прошлом главвраче. В ответ Седельник назвал Старовойтову лицемеркой и «очень злым доктором». За Старовойтову заступилась местная жительница, которая лечилась у неё.

Слово взяла председатель местного профсоюза «Альянс врачей» палатная медсестра Анжелика Седельник. Она сказала, что ее заведующая стала на нее давить. Седельник в ответ стала жаловаться в надзорные органы.

— Она просто стала меня всячески гнобить на работе! Она мне не давала работать. Сотрудники мне говорили, что на собраниях она всё внимание направляла на меня, чтобы меня унизить, чтобы показать, какая у нее сила надо мной есть. Я знаю, что она вызывала к себе людей, которые вступили в профсоюз, по одному и просто припугивала. После этого три человека вышли из «Альянса», — рассказала Анжелика Седельник.

Про средства индивидуальной защиты


По словам Анжелики, они не получили выплату за работу с коронавирусными больными, при этом заведующая не предприняла мер. Поэтому они обратились к лидеру местной ячейки ЛДПР Яне Панкратовой.

— Сейчас выявляются ковидные больные в отделениях. И не во всех отделениях беспокоятся о средствах защиты. Они есть только там, где лечатся коронавирусные больные. Но в других отделениях их раз-два и обчелся, — сказала Анжелика Седельник.

Кто-то стал говорить с места, что это неправда. Седельник настаивала на своем.

— Я когда подошла к старшей и сказала, что у нас есть температурящие больные, которых потом перевели в коронавирусное отделение, что я не буду работать без средств защиты. На что мне старшая медсестра Людмила сказала, что очки взяли, поработали, обработали и передали другому. А респираторы можете постирать, потому что их не хватает. Может, сейчас СИЗы и появились, пока я в отпуске, но я 1 ноября выходила, и их не было, — сказала Седельник.

С Анжеликой не согласился заведующий отделением анестезиологии и реанимации Сергей Хабаров. Он сказал, что у коронавируса большой инкубационный период, поэтому «точно установить факт заражения очень трудно».

— Я лично работаю с коронавирусными больными, хожу, как и вы, в обычной одежде, но не болею. Соблюдаю санэпидрежим, — сказал Сергей Хабаров. — Когда вы говорите, что у вас ничего нет, я не могу понять. У меня доктор сидит, просит дать ему одежду. Как я могу дать тебе защитную одежду, принести в кабинет, когда она у нас в определенном месте находится? Нет, ему надо, чтобы принесли и положили. Все СИЗы есть и доступны, просто надо проявить личную инициативу, прийти и взять.

Про оценку условий труда


Главный государственный инспектор труда Анна Гиеш рассказала, что в августе-сентябре они проводили проверку и нашли нарушения по перечислению стимулирующих выплат медикам и по удержанию НДФЛ. Их уже устранили. Гиеш сказала, что после обращения провели оценку условий труда. Седельник высказала претензии по проведению этой оценки.

— Старшая медсестра сказала, что приедет комиссия по оценке условий труда. Мы проработали весь рабочий день. Одна женщина зашла, просидела у старшей медсестры около двух часов. Я спросила у старшей медсестры про оценку условий труда, она мне ответила, что всё хорошо. Через пару дней выходит оценка условий труда, у нас у администраторов повышают недельную часовую норму, убирают вредность. Посмотрели — комиссия вся расписалась. А где комиссия была? Ее никто не видел, — сказала Анжелика Седельник.

После этого высказывания в зале завязался спор о том, приходила ли комиссия в больницу или нет.

Не представившийся водитель скорой помощи рассказал, что десять лет назад прошел в Коряжме необходимую для водительского удостоверения медкомиссию. Пришел срок проходить снова, но сделать этого в Коряжме он уже не может.

— В Коряжме врачей нет, поликлиника очень неудобна. Окулиста не было, работают непонятно как, приходится проходить непонятно как, — рассказал водитель.

Про состояние медицины


Эмоционально высказалась Яна Панкратова: по ее словам, медицина в Коряжме уничтожается. Анализы онкобольных, которые берутся в местной больнице, не совпадают с результатами анализов, полученных в клиниках Вологды, Сыктывкара или Кирова.

— ЛОР, гинекология сокращены, отделение на одном этаже. Вставайте, девочки, и говорите, как вас унижали! Анжелике сказали: «Заткнись» — заведующая отделением! У нас нет врачей! Вся верхушка административная вместе с главврачом Свиридовой, половина привозных с Котласа. Дайте нам нового человека, чтобы восстановить медицину! Из-за Свиридовой к нам не идут! Из Таджикистана приехали хорошие люди, но почему он гуглит диагноз на телефоне, он не понимает, что ему говорят на приеме, — сказала Яна Панкратова.

И.о. министра Александр Герштанский сказал, что дыма без огня не бывает и пообещал разобраться в ситуации. По его словам, прорабатывается вопрос о приобретении врачам служебного жилья, чтобы они были «заинтересованы в том, чтобы трудиться и оставаться на коряжемской земле».

Этично ли делать конфликт публичным?


Журналист Надежда Сухопарова подняла вопрос о том, насколько этично обсуждать своих коллег публично.

— Это нормально, когда медсестры, уборщики, администратор, дезинфекторы таким образом публично обсуждают собственных врачей, с кем они работают? Четыре дня назад со мной до обеда социальный педагог городской больницы сидел и вел переписку со мной. Я обращусь по поводу соответствия этого социального педагога должности своей. Ситуация, когда люди, не обремененные образованием, начинают руководить больницей, когда начинают высказываться в маленьком городе о своих врачах, как это выглядит с точки зрения этики? Существуют какие-то этические каноны? Я хочу сказать о фельдшеру: как вы после этого работать будете с заведующей терапевтическим отделением? — спросила Надежда Сухопарова.

Александр Герштанский ответил, что с точки зрения этики и деонтологии не принято обсуждать своих коллег, тем более публично, особенно собственное руководство.

— Я так понимаю, ситуация, которая возникла здесь, связана с чувством социального неравенства, которое обостряется за счет COVID-19. Кто-то из сотрудников, кто работал или продолжает работать с пациентами, больными COVID-19, получают выплаты, ряд других сотрудников не получают эти выплаты. Всё это в небольшом коллективе видится, считается. У каждого резонно возникает вопрос: почему он получает деньги, а я нет, — сказал Герштанский.

По словам и.о. министра, эта проблема существует во всех субъектах Российской Федерации.

— Был ряд социальных выплат в этом году для врачей, младшему и среднему медицинскому персоналу. Другой момент, что сейчас не существует младшего медицинского персонала. Существует персонал больниц, который не относится к этой категории. Соответственно, все законодательные акты не позволяют данным сотрудникам осуществлять выплаты за работу с COVID-19. Социальная напряженность, понятно, но обсуждать ее таким образом, наверное, все-таки неправильно. По крайней мере обсуждать фамилии врачей, обвинять, что они ушли в частную медицину или остались работать в другом лечебном учреждении. Это право человека, нельзя обвинять его в этом, — сказал Герштанский.

Почему сократили младший медицинский персонал?


Сотрудник больницы Андрей Быстров спросил, почему младший медицинский персонал перестал им считаться.

— Это решалось на местах. В стране была проведена определенная реформа, на основании которой весь младший медицинский персонал был выведен в ранг иного формата — уборщики, администраторы, дезинфекторы, — сказал Герштанский.

На вопрос, почему они выполняют работу младшего персонала, Герштанский ответил, что они выполняют ту работу, которая прописана в медицинских обязанностях. Присутствующие в зале сотрудники рассказали, что им приходится сопровождать пациентов, помогать ухаживать за больными, работать в зоне риска.

Герштанский сказал, что нужно смотреть должностную инструкцию. Если там есть сопровождение пациентов, то проблемы нет. В зале завязался спор между заместителем галвврача Ларисой Федяевой и медсестрами, фельдшерами, администраторами.

Почему коронавирусная пациентка выпала из окна больницы?


Депутат Владимир Тюрин сказал, что главврач Татьяна Свиридова — никудышный администратор и не может обеспечить работу больницы. По его словам, в Коряжму не поедут работать врачи из-за конфликтов, которые здесь разгораются. Также он задал вопрос, каким образом с шестого этажа больницы выпал пациент.

— Доклады, которые я видел, связаны с тем, что больница была перегружена пациентами с COVID-19. Пациенты из психоневрологического интерната, которые в легкой степени переносили COVID-19, были размещены на шестом этаже этого здания. Решеток на окна никто не ставил, никто не предполагал, что данные пациенты будут находиться на лечении и возможно такое развитие ситуации, поскольку они получали терапию, которая должна была снизить риск суицидальных мыслей. Насколько я понимаю, еще проводится проверка, ведутся следственные мероприятия. Я обещаю, что итоги этого процесса будут освещены в СМИ и вы получите объективную информацию о произошедшем, — сказал Герштанский.

Депутат Тюрин настаивал, что, размещая особенных пациентов на шестом этаже, необходимо было предусмотреть такой исход. Герштанский парировал тем, что сейчас «военное время, когда большой поток пациентов направляется в данную больницу».

— Когда стоит вопрос о том, что человек находится в интернате и может заразить всех, и что его нужно экстренно изолировать, естественно, жертвуя особенностями этих людей и требованиями, чтобы организовать их условия и быт, пришлось перевести не только эту пациентку, но и ряд других пациентов, на базу отделения, которое не предназначается для размещения пациентов с психическими заболеваниями, — сказал Герштанский.

Дискуссии в зале


Периодически в зале вспыхивали жаркие споры на разные темы. Например, поднимался вопрос о целесообразности создания перинатальных центров. Герштанский убеждал, что это правильно, так как у врачей в маленьких населенных пунктах накапливается незначительный опыт работы с роженицами, в то время как в крупных центрах роды проходят постоянно, там можно обеспечить лучшие условия. К тому же упала младенческая смертность благодаря перинатальным центрам. Фельдшер Николай Седельник рассказал, что роженицы отправляются на роды в последний момент, им приходится возить их с уже отошедшими водами. Также случается, что машины с роженицами улетают в кювет.

Еще одно эмоциональное выступление сделала председатель первичной организации профсоюза медработников Ольга Гнатенко. Она призвала сотрудников медицины объединяться, «а не митинги устраивать», потому что своими обращениями они не дают работать не только врачам, но и прокуратуре.

Затем речь зашла о недоступности медицины. Люди в зале стали делиться опытом, что фельдшеры работают на износ, что дозвониться удается с 53-й минуты, врачей ждать — по неделе. Герштанский сказал, что это общая проблема по стране — слишком большая нагрузка на медиков. Заместитель главного врача Наталья Авдеенко сказала, что в критические дни нагрузка доходила до 250 вызовов в день. На этих словах фельдшер Николай Седельник со словами «что в лоб, что по лбу» вышел из зала. В зале поднялся шум, врачи и средний медперсонал стали кричать друг на друга. Люди стали выходить из зала.

Александр Герштанский попросил оставлять конструктивные жалобы. Он подтвердил, что у Коряжемской больницы была кредиторская задолженность, но ее почти не осталось, потому что «Татьяна Анатольевна грамотно управляла финансовыми вопросами».

— Давайте жить дружно, — подытожил Александр Герштанский.

После встречи он рассказал журналистам, что жалобы людей, услышанные им на встрече, не носили конструктивного характера, «больше в людях говорили эмоции, чем здравый смысл». Теперь предстоит решить конфликт среди персонала.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК11
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ4
  • ПЕЧАЛЬ12

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку