4 августа вторник
СЕЙЧАС +20°С

У киберруки за 3 миллиона отказали пальцы: как девушка из Архангельска добивается ремонта протеза

Он неисправен уже полгода. Ослабевают мышцы, которые и дают возможность таким «гаджетом» управлять

Поделиться

С начала 2020 года протез для Светланы практически бесполезен: у него работают только два пальца

С начала 2020 года протез для Светланы практически бесполезен: у него работают только два пальца

Мы уже писали про Светлану Чуракову, которая стала первым жителем Архангельской области с «киборг-рукой» — она получила биоэлектрический протез, который на тот момент стоил больше трех миллионов рублей. Теперь живет в Москве, занимается паралимпийским волейболом и даже завоевала золото на чемпионате мира. Светлана часто бывает в Архангельске и в очередной визит обратилась в редакцию 29.RU. Она рассказала, что ее дорогостоящий протез перестал работать. Решая эту проблему, она вышла на конфликт с областным отделением Фонда социального страхования по вопросу ремонта или замены протеза. Спор уже дошел до разбирательств в суде. Мы расспросили о ситуации саму Светлану, а также взяли комментарий в региональном ФСС.

«К концу 2019 года он перестал фурычить вообще»

— Протез переставал работать постепенно, отказывали пальцы. Сначала мизинец, потом стал тормозить указательный, потом возникли такие же проблемы с большим пальцем — теперь он не поворачивается сам, я только другой рукой его могу повернуть. Кроме того, пальцы вообще двигаются не так, как должны. Возможно, потому что батарея стала хуже работать, ведь здесь так же, как и у мобильного телефона бывает: через три года работы аккумулятор хуже работает, — начала свой рассказ Светлана.

Проблемы с киберрукой были и раньше. Но, как пояснила девушка, у протеза был определен срок службы — 3 года, а производитель давал гарантию на 2 года.

Протез предплечья с внешним источником энергии стоил в 2016 году 3,65 миллиона рублей. Сейчас у него отказали три пальца, и «что-то трясется внутри, он как погремушка», рассказала Светлана

Протез предплечья с внешним источником энергии стоил в 2016 году 3,65 миллиона рублей. Сейчас у него отказали три пальца, и «что-то трясется внутри, он как погремушка», рассказала Светлана

— То есть два года, когда я его носила, мне гарантийный ремонт выполняли: у меня были поменяны все пальцы, а большой и мизинец даже два раза менялись. Ремонтировали на Архангельском протезно-ортопедическом предприятии, так как здесь же этот протез мне и собирали. Но производитель протеза находится в Англии, и они прямо оттуда мне поставляли пальцы для ремонта. Было понятно, что протез — очень ломкая вещь. Последний год я кое-как доходила, но вот к концу 2019 года он перестал фурычить вообще. В этом году приняли закон новый о том, что если раньше без проблем, когда три года прошло — и тебе выдают новый протез (либо такой же, как до этого был, либо другой фирмы, смотря кто выиграет тендер), то теперь по новому закону комиссия должна решить, можно ли этот протез отремонтировать, и ты его дальше носишь, или он сломался совсем, и ты можешь только новый получить, — сказала Светлана.

Сейчас она уже полгода живет без своей киберруки. И это сильно сказывается на качестве ее жизни.

— В первую очередь протез помогает в быту. Банально — но я не могу открыть дверь, когда иду из магазина с пакетом покупок, или не могу без него ответить на звонок, если рука чем-то занята. Плюс протез, конечно, участвует в тренировочном процессе, я играю за сборную России, и он мне нужен для выполнения таких упражнений, как прыжки со скакалкой, гребля, работа с резиной и так далее. Без протеза половина моих занятий просто уходит в никуда, — отметила Света.

Она называет и другой, еще более существенный минус отсутствия протеза — ослабление мышечных сигналов в руке, которые нужны для того, чтобы киберрука вообще работала.

— У меня, получается, врожденное отсутствие руки и мышечные сигналы у меня на уровне даже не интуиции. Те, кто потерял руку, — у них эти мышечные сигналы очень хорошо развиты, потому что у них эта рука была. А у меня эти мышцы никогда не работали. И вот сейчас полгода я без протеза и у меня просто начинают затухать эти сигналы. Мне уже измеряли — реально идет уменьшение. Получается, во-первых, я весь прогресс свой стерла, а во-вторых, в протезном предприятии мне вообще сказали, что, возможно, даже если у меня будет новый протез, он не заработает, потому что мышцы просто атрофируются, — пояснила девушка.

Вот так она, к примеру, занималась спортом.

«Почему меня отправляют в Мытищи?»

Перед тем как у протеза закончился срок эксплуатации, в конце декабря 2019 года Света приехала в Архангельск и сходила в Архангельское протезно-ортопедическое предприятие. Вместе с главным инженером предприятия Валерием Никулиным, который и собирал Свете протез 4 года назад, она готовилась к тому, что ей предстоит новое протезирование. В январе девушка обратилась в региональное отделение Фонда социального страхования с заявлением о том, чтобы ее протез осмотрели на комиссии или же выдали новый. Заседание комиссии прошло 20 января, на нем Светлану представлял Валерий Никулин как доверенное лицо, а в самой комиссии были два специалиста фонда и врач-протезист архангельского филиала Московского протезно-ортопедического предприятия. К составу комиссии и к ее решению у Светланы возникли вопросы.

Света показывает, что датчики для подачи мышечных сигналов протезу у нее стоят возле локтя. И эти сигналы без протеза у нее понемногу затухают

Света показывает, что датчики для подачи мышечных сигналов протезу у нее стоят возле локтя. И эти сигналы без протеза у нее понемногу затухают

— По законодательству члены комиссии должны обладать либо техническим, либо медицинским образованием для того, чтобы полностью вообще понимать, о чем они говорят. После заседания комиссии мне пришел ответ из ФСС на электронную почту. Во-первых, они мне прислали 30 января заключение технической комиссии от 27 января со всеми моими данными, но на протез бедра. Я им пишу: «Извините, но у меня не бедро — у меня протез руки». Во-вторых, они мне электронно выслали неподписанное заключение. Оно не имеет юридической силы. Верное и законное заключение, как и извинения за ошибку, я получила только в июне. А отдать его они должны были ещё полгода назад, — возмутилась девушка.

Еще сильнее ее взволновало решение комиссии направить протез на экспертизу на предприятие «Метиз Импекс», которое находится в городе Мытищи в Московской области.

— То есть это вообще для меня сторонняя организация, которой я не знаю. Более того, она находится в другом регионе. А ведь протез находится на балансе в Архангельской области, и я здесь прописана. Почему меня отправляют в Мытищи? Я примерно понимаю, почему они меня туда пытаются отправить, — потому что я им сказала, что работаю в Москве. И вот они, типа, пошли мне навстречу: мол, езжай в Мытищи, сама относи на комиссию. Но при этом, если я даю вообще сторонней организации свой протез на экспертизу, мне никто не дает гарантии, что его там не потеряют, не сломают еще больше и так далее. Мне прислали заключение о ремонте протеза. Но я не подписала. Я не знаю, как можно отдать протез в ремонт, если никто пока даже не знает, что в нем сломалось? Возможно, его вообще нельзя уже отремонтировать, — добавила она.

Светлана не понимает, зачем ее протез отправлять в Мытищи. Она хочет, чтобы он оставался по месту ее прописки — то есть не покидал Архангельскую область

Светлана не понимает, зачем ее протез отправлять в Мытищи. Она хочет, чтобы он оставался по месту ее прописки — то есть не покидал Архангельскую область

Света считает, что проверить протез должны в Архангельской области по месту ее прописки. Еще ее беспокоит то, что ремонт протеза не окажется эффективным — он так и будет в дальнейшем ломаться. А еще девушка говорит о том, что в области есть и другие жители, которые получали бионические протезы уже после нее, и они могут столкнуться с той же проблемой, что и она.

— В ФСС попросили провести калькуляцию: сколько денег примерно уйдет на ремонт такого, как у меня, протеза. Эту информацию, насколько я поняла, они запросили у предыдущего производителя. В итоге сказали, что стоимость ремонта сопоставима со стоимостью нового протеза, что проще как бы купить новый протез и он будет с гарантией. Но позиция ФСС, как я подозреваю, в том, чтобы сделать мой случай (из-за того, что я была первой в регионе с бионическим протезом) прецедентом, опять же, в том плане, что мой протез первым отремонтируют, а не выдадут новый. Соответственно, все остальные, кто вслед за мной такие протезы получали, пойдут по тому же пути. И это как будто бы даст сохранение средств бюджета, — сказала Светлана.

В итоге, не согласившись с решением комиссии, сначала написала жалобу в областное отделение ФСС, а затем и подала исковое заявление в Октябрьский суд о том, чтобы действия комиссии признали незаконными. Суд иск отклонил.

Фрагмент иска, в котором Светлана описывает, почему она не согласна с решением экспертной комиссии

Фрагмент иска, в котором Светлана описывает, почему она не согласна с решением экспертной комиссии

— В иске было написано, что я считаю бездействие Фонда социального страхования незаконным. По-моему мнению, то, что они не собрали комиссию, как прописано в законе, из действительно специалистов, — это они бездействовали. Возможно, я неправильно этот иск составила, поэтому и отказали мне в требовании признать их действия незаконными. Сейчас я собираюсь переделать исковое заявление немного по-другому и заново его подать. Буду дальше через суд бороться за то, чтобы экспертизу протеза провели повторно в Архангельске, — подытожила Света.

ФСС: закупка нового протеза возможна только после экспертизы

По ситуации Светланы редакция 29.RU направила в Архангельское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации запрос с просьбой пояснить ситуацию. Вот что нам ответили:

«15 января 2020 года Светлана Александровна обратилась в отделение Фонда с заявлением о проведении медико-технической экспертизы для рассмотрения вопроса о замене или ремонте протеза предплечья с внешним источником энергии, выданного ей в 2016 году, в связи с его неисправностью. Закупка нового протеза возможна только в случае, если необходимость замены технического средства реабилитации подтверждена заключением медико-технической экспертизы. Решение о необходимости замены технического средства реабилитации на основании пункта 11 приказа Минтруда России от 30 августа 2019 года № 605н может быть принято комиссией исходя из стоимости ремонта. Отделение Фонда проинформировало Светлану Александровну телефонограммой о дате и месте проведения медико-технической экспертизы. Экспертиза была проведена 20 января 2020 года, и 27 января 2020 года по ее результатам вынесено заключение о необходимости ремонта технического средства, для чего протез следует направить в адрес изготовителя комплектующих.

<...> Учитывая, что комплектующие для протеза предплечья с внешним источником энергии, выданного Светлане Александровне в 2016 году, изготавливает ООО «Метиз Импекс» (г. Мытищи), куда она ранее обращалась, а также то, что с ее слов она проживает в г. Москве, ей было предложено обратиться в адрес изготовителя (г. Мытищи) для уточнения стоимости ремонта и объема работ. В отделение Фонда 4 февраля 2020 года поступила жалоба Светланы Александровны Чураковой, в которой содержался отказ обращаться в ООО «Метиз Импекс» (г. Мытищи), в связи с чем письмом от 7 февраля 2020 года ей было предложено предоставить протез в отделение Фонда для отправки его в кратчайшие сроки производителю комплектующих — ООО «Метиз Импекс», так как отделение Фонда заинтересовано в оперативном решении вопроса с ремонтом изделия, а если будет вынесено решение о невозможности ремонта, Светлана Александровна будет обеспечена новым протезом. Не согласившись с предложенным вариантом решения проблемы, Светлана Александровна Чуракова обратилась в Октябрьский районный суд, который решением от 2 июня 2020 года отказал ей в удовлетворении иска».

За то, что Светлане сначала прислали заключение комиссии на протез бедра, в отделении Фонда перед Светланой извинились и затем в документе ошибку исправили, это сама Светлана подтвердила.

В региональном отделении ФСС Светлане сейчас предлагают снова обратиться с заявлением о замене или ремонте сломанного протеза

В региональном отделении ФСС Светлане сейчас предлагают снова обратиться с заявлением о замене или ремонте сломанного протеза

«Светлана может прийти к нам с новым заявлением»

Позднее решение комиссии для 29.RU также прокомментировала заместитель управляющего Архангельским региональным отделением ФСС РФ Ирина Капустина:

— Региональное отделение очень хочет помочь Светлане либо заменить, либо отремонтировать протез. Когда она обратилась к нам, комиссия вынесла заключение о необходимости технической диагностики протеза, чтобы определить стоимость его ремонта и принять окончательное решение — либо ремонтировать, либо изготавливать новый. Поскольку протез с внешним источником относится к дорогостоящим изделиям, закупаемым региональным отделением за счет средств федерального бюджета в соответствии с нормами законодательства, поступить по-другому мы не можем. Визуально оценить внутреннее состояние данного протеза собственными силами без проведения экспертизы невозможно, поэтому целесообразно обратиться к специалистам, а именно к производителю комплектующих. Поэтому мы и предложили направить протез к официальному дистрибьютору в фирму «Метиз Импекс», которая находится в городе Мытищи Московской области. Светлана уже обращалась туда, там ей по гарантии меняли пальцы на протезе. Кроме того, мы знаем, что Светлана — член паралимпийской сборной и временно проживает в Москве, о чем она сама рассказывала, поэтому изначально мы и предложили для ее удобства съездить в «Метиз Импекс», чтобы там посмотрели протез и оценили его техническое состояние, а региональное отделение на основании этого заключения приняло бы окончательное решение. Поскольку Светлана сказала, что зарегистрирована в Архангельске и никуда не поедет, мы предложили вариант, что региональное отделение самостоятельно за счет собственных средств в кратчайшие сроки отправит его на диагностику. Но Светлана настаивала на том, что сделать это должен тот специалист и на том предприятии, который изготавливал ей протез. Однако состояние комплектующих и, соответственно, стоимость их ремонта может определить только их производитель.

Сложно сказать, почему Светлану не устроил ни один из возможных вариантов, ведь тогда ее вопрос уже был бы решен. Сейчас, по нашему мнению, протез нужно смотреть снова здесь, в Архангельске, потому что прошло уже полгода и есть вероятность, что его техническое состояние изменилось. Хотя то заключение, которое мы вынесли в январе, действительно и сегодня: протез нуждается в отправке на диагностику, и суд это подтвердил. Если же состояние протеза ухудшилось, Светлана может прийти к нам с новым заявлением, и мы снова проведем медико-техническую экспертизу. Заранее нельзя предугадать ее результат, все зависит от состояния протеза в настоящее время.

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!