10 августа понедельник
СЕЙЧАС +16°С

Маленький, но гордый бизнес: архангелогородец оставил банк ради кожевенной мастерской

Про редкое в России ремесло, которое востребовано в разных странах мира

Поделиться

Несколько лет назад Михаил Кувиков и не думал, что он организует бизнес по изделиям из кожи. Сейчас его вещи разъезжаются по свету

Несколько лет назад Михаил Кувиков и не думал, что он организует бизнес по изделиям из кожи. Сейчас его вещи разъезжаются по свету

Весной этого года на бизнес сильно повлияли пандемия и кризис, а малому досталось больше всех. Мы считаем важным поддержать местных предпринимателей и запускаем проект «Маленький, но гордый бизнес». Первый такой материал — перед вами.

Михаил Кувиков ушел с наскучившей работы и сумел превратить своё хобби в настоящий бизнес. Он делает штучные кожаные вещи в своей мастерской «АрхКожа», где делится навыками с учениками. В мае бренду исполняется уже пять лет. Мы заглянули на компактное производство, чтобы узнать, как в Архангельске создаются вещи, которые расходятся по всему миру, и насколько это сложно и рискованно — быть и ремесленником, и бизнесменом.

Учителя говорили: «Бери и режь»

По словам Михаила, в детстве он ничем подобным не занимался и даже не стремился к этому. Рисовал, лепил, как все дети, но ничего особенного в этом для себя не видел. Жажда творчества проснулась в нём уже во взрослом возрасте, когда он работал в банке.

— На самом деле я уже давно хотел заниматься творчеством, чтобы оставалось что-то материальное, — объясняет он. — Когда ты сидишь в банке, ты видишь только цифры. Одни цифры соединяешь с другими, из килобайтов вырастают мегабайты — ничего полезного в этом для людей нет. Сухая аналитика. А здесь ты создаешь что-то интересное своими руками. И когда я захотел заниматься кожей, то посмотрел на работы других и подумал: «Если они это могут делать, то и у меня может получиться».

Получилось, однако, всё не сразу — как говорит сам мастер, сначала «выходило криво-косо», но он не отчаивался, а понемногу набирался опыта. Обычно новички начинают с обложек на паспорт, в которых всего три детали, но Михаил старался делать максимально сложные вещи. Поэтому его первые кошельки включали в себя множество деталей, подкладку, молнии и кнопки. Почти сразу же он замахнулся на сумку с тиснением и оплеткой — не для продажи, а для супруги.

Один из видов изделий «АрхКожи» — шляпы «как у Индианы Джонса»

Один из видов изделий «АрхКожи» — шляпы «как у Индианы Джонса»

— До всего приходилось доходить самостоятельно. Никто мне не объяснял, как, например, нужно держать нож под правильным углом к столу. Так что было трудно поначалу. Я даже ездил учиться к мастерам, но они, как правило, говорили: «Бери и режь». Учиться приходилось на своих ошибках, — вспоминает Михаил.

Начиналось всё дома: «Шумно, грязно, неудобно»

Тем не менее понемногу опыт пришёл, и сейчас из-под рук мастера выходит много изящных вещей: от ремней и кошельков до шляп и сумок. Каждая вещь — штучный экземпляр, многие из них делаются на заказ. Кроме того, в мастерской он постоянно экспериментирует над новыми изделиями. Сейчас в «АрхКоже» трое мастеров — Михаил, естественно, главный. Его жена Ольга занимается продвижением студии.

На продукцию можно посмотреть прямо в мастерской 

На продукцию можно посмотреть прямо в мастерской 

— Начинали мы с мелочи, как все начинают — с разных кошельков, — рассказывает мастер. — Тогда я всё делал дома. У нас стояло два стола для работы, инструменты — и всё. Шумно, грязно, неудобно. Сложно было назвать это бизнесом, скорее это было хобби. Но уже тогда я делал вещи на заказ — одна-две вещи в месяц. А сейчас мы уже работаем по всему миру.

Заказчики в США, Европе, Австралии и Новой Зеландии

Заказы поступают, в основном, из США, но есть клиенты и из стран Европы, Австралии и Новой Зеландии. По словам Михаила, самое страшное было отправлять посылку в Австралию, потому что во время пути она совсем не отслеживается. Но товар всё-таки добрался до владельца — через три недели он сообщил, что товар дошёл.

— Мы делаем упор на тиснение — когда на куске кожи создаётся объёмный рисунок, — объясняет Ольга. — Это делается вручную, с помощью специальных штампов. Есть и коммерческие заказы — например, мы давно сотрудничаем со студией InFilm. Корпоративных клиентов у нас становится всё больше и больше — работали с ресторанами «Анров», «Генацвале», с СПК «Клюква». У нас — индивидуальный подход. К нам могут прийти и сказать: «Вот у меня такая идея». И мы пробуем воплотить её на коже.

Изначально «АрхКожа» — это семейный тандем Михаила и Ольги Кувиковых

Изначально «АрхКожа» — это семейный тандем Михаила и Ольги Кувиковых

Корсеты, плётки и шляпа, как у Индианы Джонса

На полках в мастерской лежит много разных готовых изделий — от нашивок до шляп. На столе лежат выкройки для ещё не сшитого товара — например, маски чумного доктора, которую перекрашивают, не для заказа, как говорит Михаил, а для творчества.

— Бывает, что появилась у тебя какая-то кожа, с которой можно поэкспериментировать, и ты пытаешься из неё сделать что-нибудь интересное, — объясняет он. — Вообще, у каждого мастера есть свой индивидуальный путь, который он проходит. Даже парни, которые у нас работают не так давно, уже что-то делают по-своему, не так как я. Но главное — чтобы был результат, который получает клиент.

Эксперименты с формой — кожу можно сделать объёмной

Эксперименты с формой — кожу можно сделать объёмной

Самые любимые заказы для мастера — «не кошельки, не банальщина». Ему гораздо интереснее сделать скрутку для ножей или кожаную шляпу, как у Индианы Джонса.

— Девушка недавно пришла, заказала у нас корсет. А мы корсеты никогда не делали — но подумали, сделали из обрезков черновой вариант, — вспоминает Михаил. — А вообще, нашим клиентом может быть абсолютно любой человек. Недавно зашла совершенно случайно женщина. Говорит: «Я увидела табличку, что тут у вас есть?» И купила кошелёк.

Есть в мастерской и различная атрибутика — например, плётки и хлысты. Делают здесь и кожаные нашивки для фанатов игры Warhammer или «Звёздных войн». Их заказывают обычно в Штатах. Местные ролевики, как правило, заказов у «АрхКожи» не делают.

— Во-первых, они любят все делать своими руками, а во-вторых — у них не очень много денег, — говорит Михаил. — Как правило, это студенты старших курсов или молодые специалисты, которые не могут позволить себе, например, сумку на пояс за 10 тысяч. А вот в Америке гик-культура более развита, и там взрослые люди — какие-нибудь топ-менеджеры — делают дорогие заказы. Для этих людей можно хоть отдельную мастерскую открывать.

«Скорняков сейчас в стране у нас осталось мало»

Материал, который затем расходится по всему миру в виде кожаных изделий, Михаил покупает в полушкурах с рязанского и кировского заводов. Это одни из немногих заводов, уцелевших после распада Советского Союза. Часть кожи выставляется на продажу для других мастеров, мелкие обрезки для бытовых нужд вообще можно взять бесплатно.

— В Архангельске есть те, кто увлекается этим ремеслом, но для них заказывать где-то кожу — это очень дорого, а так как мы позволяем себе оптовые объёмы, то мы можем возить, чтобы они могли небольшими партиями покупать и экономить на логистике, — говорит Ольга.

Часть заказанной в других регионах кожи продают местным мастерам

Часть заказанной в других регионах кожи продают местным мастерам

Работники «АрхКожи» работают с кожей крупного рогатого скота — коров, буйволов и быков. Тонкие шкуры коз и свиней идут на подклад.

— Некоторые спрашивают: «Почему вы сами не выделываете кожу?» — продолжает Михаил. — Ну, давайте представим себе эту картину. С животного сначала нужно правильно снять шкуру, затем — снять волосы, засолить, а потом провести ещё множество операций — для этого длительного и грязного процесса нужно много места, времени и ресурсов. Скорняков сейчас в стране у нас осталось мало, шкуры зачастую снимаются абы как. Охотники делают, но не каждый — среди них найти хорошего специалиста очень сложно. Скот у нас плохо кормят и содержат, на коже множество прижизненных пороков.

Весной Михаилу заказали сделать женский корсет — пришлось разбираться, как он делается с нуля

Весной Михаилу заказали сделать женский корсет — пришлось разбираться, как он делается с нуля

Мастер рассказывает, что отечественные материалы уступают по качеству европейским шкурам, где производство кожи никогда не останавливалось. Хотя в своё время на Руси было хорошее производство — существует легенда про русское судно, которое англичане подняли со дна моря и нашли законсервированную кожу, из которой до сих пор шьют обувь.

— В Италии с их домами мод кожа до сих пор в большой цене — недавно ко мне пришел мужчина, попросил укоротить итальянский ремень, — улыбается Михаил. — Он у него изначально стоил 32 тысячи. Я это рассказываю для тех, кто думает, что наш новый ремень за 4,5 тысячи — это много.

«Девушки бывают усидчивее мужчин»

Другая сторона бизнеса — мастер-классы, которые проводятся в том же помещении, где Михаил и другие мастера производят свои изделия. Занятия проводятся за большим столом на шесть рабочих мест. Иногда проводят бесплатные ознакомительные занятия — на них желающие делают кожаные браслеты. На платных — кошельки и ремни. Чаще на них, кстати, приходят мужчины.

— Мужчины обычно ходят либо в спортзал, либо на рыбалку, либо в бар, — считает Ольга. — Но не все ведь являются рыбаками, не все любят спорт — а тут мужчина может прийти и среди таких же мужчин сделать себе нужную вещь, а затем прийти домой и перед своей женщиной похвастаться.

Это седло на велосипед Михаил сделал 5 лет назад, когда только начал заниматься своим ремеслом 

Это седло на велосипед Михаил сделал 5 лет назад, когда только начал заниматься своим ремеслом 

При этом сам Михаил не согласен с тем, что это именно мужское занятие.

— Девушки в нашем деле бывают усидчивее мужчин, — говорит он. — Скажем так: в коже все устроено так, что тут не надо больших сил применять. Главное, чтобы весь инструмент, который должен быть острым, был острым, максимально был исключен кустарный инструмент — например, пробойники из вилок. Если ты сделал правильно один этап, то и следующий у тебя получится очень легко.

А ещё в «АрхКоже» уверены — их производство никак не расходится с позицией экозащитников. По их мнению, кожа как натуральный материал быстро разлагается и не оставляет мусора, в отличие от заменителей, что для экологии даже лучше. Кроме того, вещи из кожи служат значительно дольше, чем какие-либо другие, а время придаёт им только благородную патину.

Все изображения на коже делаются вручную

Все изображения на коже делаются вручную

— C местными «зелёными» у нас конфликтов не было, — говорит Михаил. — А специально для противников убоя животных мы привозили лошадиную кожу с фабрики в Тоскане, которая берет материал только с павших животных, а не с тех, которых разводят на убой. Если защитники придут к нам, я спрошу, знают ли они, сколько голов насчитывает популяция крупного рогатого скота во всём мире? Потом спрошу, находится ли КРС на грани исчезновения? А если они заговорят про жестокость в отношении животных, я им не чай налью, а привяжу к креслу и заставлю смотреть канал National Geographic про зверушек.

«Нас спасло то, что нас люди знают из соцсетей»

Когда появились первые новости о коронавирусе в России, Михаил и Ольга немного запаниковали Появились мысли: «Что делать с бизнесом?», «Закрываться или нет?» — всё-таки пандемия повлияла на многие виды бизнеса, и не для всех это прошло гладко. Но затем они успокоились и стали думать, что могут предпринять в этой ситуации.

— У нас достаточно большие расходы на бизнес, так как это всё-таки производство — это и аренда порядка 20 тысяч, кредит на бизнес и персонал, которому нужно платить. Мы стали думать, каким образом мы можем сократить расходы. Приняли решение персонал до последнего не трогать, потому что за счёт этих людей наш бизнес, в общем-то, и растёт. Без команды расширяться невозможно, — рассуждает Ольга.

В банке они договорились о снижении платежа по кредиту, подписали дополнительный договор об уплате процентов и поняли, что можно существовать в новых условиях — тем более что и количество заказов в марте тоже уменьшилось.

— Нас спасло то, что нас люди знают из соцсетей, и мы решили усилить в них рекламу, — продолжает Ольга. — Вначале была неделя тишины, а после к нам снова хлынули заявки. Люди-то сидят дома, что им ещё делать? У них есть деньги и они совершают покупки. Причем, если раньше, в основном, у нас покупали из Архангельска, то сейчас у нас есть заявки по всей России, вырос поток заказов из-за рубежа.

Сейчас «АрхКожа» планирует провести полный ребрендинг: разрабатывают новый логотип и думают над сменой названия. Планируют продавать товары на eBay и больше ориентироваться на экспорт.

— Кстати, наш ОКВЭД включили в список пострадавших отраслей, и мы отправили заявление на получение субсидий в 12 тысяч рублей — хоть поддержка и небольшая, но нас радует, — говорит Ольга. — Мы эту сумму тоже пустим в производство. Смотрим достаточно позитивно в будущее. Нам, конечно, страшно, тревожно, но верим в то, что этот кризис мы переживём и будем ещё сильнее, чем были.

Вот так в мастерской уживаются и северные орнаменты, и тату-рукава

Вот так в мастерской уживаются и северные орнаменты, и тату-рукава

оцените материал

  • ЛАЙК13
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!