26 сентября суббота
СЕЙЧАС +12°С

«Хватило тысячи рублей». Житель Кего восстановил обелиск умершим в тюремной больнице на острове

Александр Мальцев решил привести в порядок памятник, о котором не помнят даже на острове

Поделиться

Александр считает Кегостров красивым местом и хочет навести на нем порядок — в том числе и в <a href="https://29.ru/text/gorod/69315952/" target="_blank" class="_">вопросе утилизации мусора</a>

Александр считает Кегостров красивым местом и хочет навести на нем порядок — в том числе и в вопросе утилизации мусора

Житель Кегострова Александр Мальцев в одиночку, как мог, обновил памятник жертвам интервенции, которые погибли в островной больнице для заключенных. О том, что это за место и почему монумент стоит почти всеми забытый, он рассказал 29.RU.

Тюрьма с медиками и развалины лесозавода

Самый известный обелиск жертвам интервенции возвышается над городской набережной, в районе Красной пристани. Есть ещё один — на Кегострове: в октябре 2018 года мы писали о том, как его открыли после реставрации, на которую получил деньги местный ТОС. Но есть ещё и третий памятник — и тоже на Кегострове. Правда, о нём знают даже не все местные жители.

Вот так изменился памятник, стоящий практически в лесу

Вот так изменился памятник, стоящий практически в лесу

В отличие от своего брата-близнеца, который стоит на открытом месте и виден всем, этот монумент спрятан в нежилой части острова, в зарослях недалеко от развалин местного лесозавода. В начале прошлого века на этом месте располагалась больница для репрессированных. Об этом нечеткими, разрушающимися буквами написано и на его табличке: «На этом месте в 1919 г. интервентами и белогвардейцами была организована тюрьма для больных политкаторжан острова Мудьюг в которой многие из них умерли от не выносимых тяжёлых условий» (орфография и пунктуация сохранены. — Прим. ред.).

На Мудьюге, который расположен в Приморском районе, тогда был организован концентрационный лагерь, где были расстреляны или погибли от болезней свыше 200 человек. Со временем на Кегострове открыли для его заключённых больничную тюрьму. Краеведы указывают, что она мало чем отличалась от обычной, но здесь работали ещё и медики. Тех, кто умирал в её стенах, хоронили на Кего, но не на местном кладбище, а в юго-западной части острова.

Но в 1960-х на этом месте должны были построить биржи нового лесозавода. Кладбище убрали — но только сверху, переносить захоронения никто не собирался. Теперь об умерших напоминает только этот обелиск, да и то — если знаешь, где его искать.

Старая табличка требует замены

Старая табличка требует замены

«Не миллионы, как у нас выделяют на реставрацию»

Александр Мальцев называет себя просто неравнодушным местным жителем. Ему 19 лет, он учится на пекаря-кондитера в Архангельске и готовится идти в армию. Ещё он называет себя патриотом своего острова и входит в местный ТОС. Этим летом он и принялся восстанавливать памятник — как умеет.

— В советские годы на Кего работало три больших предприятия: аэропорт, колхоз «Красный восход» и Кегостровский лесозавод, — рассказывает он. — Большая часть местных жителей работала именно на лесозаводе, где лежали огромные штабеля досок, стояла техника, а по бетонной дороге возили его продукцию.

Сейчас всего этого нет, есть только бетонные и кирпичные остовы — всё, что осталось от производства. Бетонный памятник с советских времен тоже никто не обновлял — сам он начал осыпаться, дорожки и клумбы заросли, оградку тоже давно не ремонтировали, а из-за упавшего рядом дерева она теперь торчит одним углом вверх.

— В советские годы здесь проводились митинги, устраивали субботники школьники, — показывает Александр место вокруг монумента. — Были деревянные мостки, которые вели к памятнику, но они стали разрушаться, и школа перестала водить сюда детей, потому что это было небезопасно. Мостки я разобрал сейчас, засыпал это место песком. Три года назад ещё хотел здесь всё прибрать, но вышло только в этом году.

Дорожку к памятнику Александр очистил и засыпал песком

Дорожку к памятнику Александр очистил и засыпал песком

На весь ремонт у Александра ушло около тысячи рублей. Делал он всё сам, но ни на кого не жалуется — было желание, вот и работал.

— Здесь на нём везде был мох, я его весь убрал, — рассказывает он. — Потом зашпаклевал места, где отвалились куски бетона. Хватило одной банки шпаклевки, потом она сохла несколько дней. Посыпал песком дорожку. Купил краску, покрасил оградку. Всё за свой счет, потрачено было на всё около тысячи рублей, может, больше. Но не миллионы, как у нас обычно выделяют на реставрацию.

Теперь обелиск блестит новой краской, и, хоть стоит криво, уже не выглядит забытым. Конечно, сейчас здесь никто не ходит — место здесь не прогулочное и подходит скорее для грибников. Но всё-таки кто-то неизвестный помнит о памятнике: на заросших клумбах были воткнуты две красные гвоздики. И даже знаток Кегострова Александр не знает, кто бы мог их здесь оставить.

Кто-то приносит цветы в память об умерших в тюремной больнице

Кто-то приносит цветы в память об умерших в тюремной больнице

А ещё на Кего борются с разрастающейся свалкой, собирают вторсырьё и добиваются вывоза мусора — это сейчас большая проблема острова. Местные жители даже украшают дома и постройки композициями из пластиковых крышек, которые не выкидывают, а собирают.

оцените материал

  • ЛАЙК9
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ1
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня.Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!