6 декабря понедельник
СЕЙЧАС -6°С

Заразные споры. Почему в эпоху QR-кодов и обязательной вакцинации появилось так много борцов за свободу

Возмущенные люди часто упоминают Конституцию и твердят о своих правах. Откуда они взялись?

Поделиться

Проверки QR-кодов редко обходятся без скандалов

Проверки QR-кодов редко обходятся без скандалов

Поделиться

В ответ на введение QR-кодов и обязательной вакцинации в Челябинской области, как и в других регионах России, появилось немыслимое количество поборников прав человека. Этих людей легко узнать: они оккупируют комментарии под любым постом или новостью, связанной с коронавирусом, ругаются с охранниками в ТРК, апеллируют к Конституции и твердят о свободах.

21 ноября в Северодвинске прошла встреча северян, выступающих против введения QR-кодов в самолетах и поездах. Это уже второй раз, когда жители города корабелов выступили против QR-кодов и обязательной вакцинации. Ранее северяне из разных районов области пришли в правительство и прокуратуру, чтобы получить ответ на самые острые вопросы по действующим антиковидным ограничениям. Некоторые участники встречи пожаловались на то, что их отстранили от работы.

Иногда люди даже идут на крайние меры. Например, не так давно в Магнитогорске покупатель на просьбу кассира предъявить QR-код и надеть маску достал нож. Мы поговорили с учеными о том, почему ковидная тема стала такой наэлектризованной и откуда взялось столько недовольных (или нам просто кажется, что их много?).

«Это внутренний, природный протест»

Директор Департамента политологии и социологии Уральского федерального университета, доктор философских наук Анатолий Меренков уверен: происходящее сейчас — результат того, что человеку впервые с момента распада СССР не оставили выбора в таком важном вопросе, как состояние его здоровья.

— Когда людей в условиях демократии 30 лет приучали к свободе в принятии решений хоть в каких-то сферах — и вдруг эта свобода неожиданно исчезает, естественно, возникает внутреннее сопротивление, — рассуждает эксперт. — Противоречие между прежними стереотипами, которые формировались десятилетиями, и новой ситуацией уничтожает все представления человека о границах возможного и невозможного, доступного и недоступного. Такое происходит не только у нас, но и в других странах. Это внутренний, природный протест — человек восстает против того, что его жестко штампуют, подчиняют каким-то правилам.

Анатолий Меренков отмечает, что сейчас человек вынужден подчиняться требованиям, которые ему непонятны и не дают гарантии положительного результата. По мнению ученого, градус напряженности повышает осознание того, что многие заболевают даже после прививки, в то же время вирус часто не затрагивает людей с сильным иммунитетом, которые не прошли вакцинацию.

— Человеку не дали выбора. Хочу ли я жить безопасно, сделав прививку, или я не хочу жить? Между прочим, этот аргумент очень сильный. Можно использовать его в работе с теми, кто не вакцинировался, — считает доктор философских наук. — И тогда я выбираю: может быть, я заболею, умру, но я сам сознательно пошел на это. Более того, я готов дать расписку.

Эксперт обращает внимание, что ситуацию усугубляет тот факт, что даже в медицинском сообществе нет единого мнения по поводу вакцинации. Некоторые врачи уверены: делать прививку от коронавируса не нужно. Они готовы аргументировать свою позицию, но те, кто принимает решения, их не слушают и не выходят на диалог.

— Логика работы с населением по вакцинации очень странная. Она привычна для власти, но оказалось, что в таком формате дальше нельзя действовать, — объясняет директор Департамента политологии и социологии УрФУ. — Люди привыкли доверять тем, кто считается специалистом. Можно ли считать специалистами только тех, кто работает в Роспотребнадзоре? Есть же и другие профессионалы. Почему бы сначала в медицинском сообществе не обсудить этот вопрос со сторонниками и противниками вакцинации, чтобы они могли представить свои аргументы? Мог быть найден какой-то консенсус. То, что мы наблюдаем сейчас, — это профессиональный эгоизм: «Я имею абсолютно правильное мнение, все мнения других неверны!» Как тут не сопротивляться? Это неумение работать с людьми, неумение убеждать и, я бы даже сказал, унижение науки. В науке же есть разные позиции.

Собеседник 74.RU подчеркивает, что у человека, которого заставляют делать то, чего он активно не хочет, всегда возникает желание обмануть. В данном случае форма обмана — это приобретение фиктивных QR-кодов и медотводов.

— Вот и всё, что мы получаем: кто кого обхитрит, — констатирует Анатолий Меренчук. — Люди всегда будут сопротивляться путем лжи и обмана, поэтому власть, действуя таким образом, увеличивает число граждан, желающих ее обмануть. Нам нужно общество врунов?

«Это вызывает непонимание у людей»

Бывший директор челябинского филиала Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС), кандидат философских и доктор политических наук Сергей Зырянов говорит, что какой-то процент населения страны всегда занимал позицию, связанную с защитой своих прав и свобод. В зависимости от ситуации число таких людей волнообразно меняется: их становится то чуть больше, то чуть меньше.

— Сейчас правительство начинает говорить о введении новаций, связанных с возможностью вести привычную свободную жизнь, без документов ходить в магазины, ездить на общественном транспорте. Теперь эти действия предлагают сопровождать демонстрацией QR-кода и паспорта. Конечно, это вызывает непонимание у людей, недоверие, и естественная реакция у значительной группы жителей — несогласие с этим предложением, готовность обращаться к президенту, — комментирует эксперт. — В начале ноября более 30 коллективных обращений было подано в адрес президента. Я смотрел тексты этих писем, которые были доступны в интернете, и там говорилось о том, что люди готовы защищать свои права в Конституционном суде. Я думаю, что до этого дело дойдет, что какая-то часть граждан будет обращаться в Конституционный суд — и это будет не один человек, а значительное количество людей. Суд вынужден будет рассмотреть вопрос о правильности, правомерности действий правительства в решении вопроса защиты здоровья россиян (на этой неделе в один из городских судов в Челябинской области поступил коллективный иск к губернатору Алексею Текслеру — авторы заявления потребовали отменить ковидные ограничения и привлечь главу региона к ответственности. — Прим. ред.).

А может, те, кто озвучивает возражения по поводу принимаемых антиковидных мер, — это группа вечно недовольных людей, которые просто нашли новый повод для возмущения? По мнению Сергея Зырянова, такая оценка несправедлива. Эксперт считает, что о правах сейчас заявляют те, кто более грамотен, информирован и занимает независимую позицию.

Но почему именно сейчас поборников Конституции стало так много? Собеседник 74.RU уверен: дело в том, что речь идет не об абстрактных правах и свободах, а о защите жизни и здоровья — самой главной ценности россиян.

— Право на здоровье и медицинское обслуживание имеет, по данным социологических опросов, самое важное значение среди всех прав и свобод гражданина, — указывает доктор политических наук. — Это и объясняет высокую степень активности граждан, несогласных ставить прививку, получать QR-коды и пользоваться ими, понуждает людей становиться на защиту своей позиции. Здесь они, естественно, обращаются к Конституции, правам и свободам, что они свободные люди, что нельзя их принуждать и так далее, и тому подобное.

Летом 2018 года фонд «Общественное мнение» проводил исследование по России и задавал респондентам вопрос о том, какие из прав и свобод, гарантированных Конституцией, являются, на их взгляд, самыми важными. Большинство участников опроса выделили право на обеспечение медицинской помощи (78%), право на образование (62%) и право на жилище и его справедливую оплату (53%). А вот свободу слова, например, отметили всего 20%, свободу совести и право самостоятельно выбирать религию — 8%.

И хотя недовольство антиковидными мерами есть во всём мире, Россия оказывается в особом положении из-за (не)сформировавшейся культуры защиты интересов. Сергей Зырянов отмечает, что в европейских странах (таких, например, как Германия, Бельгия, Франция) люди организованно выражают свое недовольство. По выходным там проходят достаточно большие митинги против ковид-паспортов.

— Это один из способов снять напряжение в обществе — возможность выйти на улицу и громко вместе с другими такими же людьми заявить свое несогласие с чем-то, — объясняет бывший директор челябинского филиала РАНХиГС. — У нас, с одной стороны, такая культура не сформировалась, но с другой стороны, государство делает всё, чтобы люди на улицы со своими настроениями не сильно выходили. Это приводит к тому, что недовольство оказывается латентным, скрытым, оно накапливается и может вырваться совершенно неожиданно, по какому-то поводу и непонятно куда. Лучше давать возможность людям говорить открыто, публично о каждой проблеме, доносить до властей свою позицию, чтобы власть видела и слышала, чем именно люди недовольны и какие шаги они предлагают.

Правда, нужны еще и разумные шаги навстречу, но в России власти к этому не всегда готовы, говорит эксперт. Они скорее ориентированы на то, чтобы до конца продавливать выработанную однажды позицию и реализовывать ее во что бы то ни стало.

— А где гарантия, что эта позиция взвешенная, рациональная, правильная, эффективная, в конце концов? — задается риторическим вопросом Сергей Зырянов.

«Ограничение входа в торговые центры — удар по базовым потребностям»

Происходящие в обществе волнения можно объяснить и с точки зрения психологии.

— В действительности это реакция на депривацию — нарушение удовлетворения витальных потребностей, — отмечает доцент Института образования и практической психологии Челябинского госуниверситета, доктор психологических наук Екатерина Забелина. — По сути, ограничение входа в торговые центры — удар именно по базовым потребностям. Люди были не готовы к тому, что перекроют так быстро, жестко.

По словам психолога, ограничения наложились на общий эмоциональный фон, который в последние полтора-два года был достаточно негативным.

— С одной стороны, это страх. Мы периодически слышим, сколько людей заболело, умерло. Родные, родственники, друзья, знакомые знакомых находятся где-то в реанимации, на грани жизни и смерти, — говорит собеседница нашего издания. — С другой стороны, существует недоверие к власти. Человек, например, спрашивает себя: «Что я даю государству и что государство дает мне?» И если в его субъективном восприятии нет баланса, то начинаются такие негативные реакции.

Не стоит упускать из внимания и то, что мы говорим о массовых протестных настроениях, а значит, речь идет о психологии толпы. Одна из ее особенностей в том, что эмоции распространяются очень быстро.

В итоге возникает очень бурный и эмоциональный протест. Психолог отмечает, что в числе тех, кто громко реагирует на антиковидные меры, действительно есть разные люди. Среди них и антиваксеры, и приверженцы конспирологических теорий, и негативисты, которые всегда против всего. Таких людей немало, но не большинство.

По теме (9)

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.