28 октября четверг
СЕЙЧАС -4°С
Фото пользователя

Ольга Бобрецова

директор АНО поддержки инициатив "Новый взгляд"
Фото пользователя

Ольга Бобрецова

директор АНО поддержки инициатив "Новый взгляд"

«"Нет" должно звучать четко. Но этому не учат»: психолог из Архангельска — о насилии над детьми в интернете

Интимная переписка со взрослыми людьми — это травмирующий опыт для детей, уверена Ольга Бобрецова

Поделиться

Незнакомец может попросить ребенка прислать интимные фото — и ребенок не всегда скажет «нет»

Незнакомец может попросить ребенка прислать интимные фото — и ребенок не всегда скажет «нет»

Поделиться

Психолог из Архангельска высказалась о насилии над детьми в интернете

Экс-чиновника министерства образования Архангельской области Юрия Гнедышева подозревают в развращении школьниц. По версии следствия, он вел недвусмысленную переписку с девочками в интернете. Мы спросили психолога, директора некоммерческой организации «Новый взгляд» Ольгу Бобрецову, какие последствия для детей может иметь интимная переписка со взрослыми в соцсетях, как избежать подобных ситуаций и как себя вести родителям, если с их ребенком случилось подобное.

Не зря преступления, которые связаны именно с посягательством на половую сферу человека, относят к разряду особо тяжких. И это неслучайно. Вопрос интимности — это настолько глубоко личное, трепетное, скрытое. Мы же не ложимся под одно одеяло со всеми подряд. Мой интимный партнер — это настолько близкий человек, перед которым я могу предстать обнаженным. Когда человек без одежды, он абсолютно незащищен.

Что касается детей. В первую очередь у несовершеннолетних критическое мышление и структуры мозга, отвечающие за него, не завершили свое развитие, отсутствует способность к саморегуляции, самоанализу, прогнозированию своих действий или бездействия, то есть они понимать такие отношения могут по-разному.

Например, еще один вид сексуализированных (от термина «сексуальные преступления» в профессиональном сообществе отказались. — Прим. ред.) преступлений в отношении детей — коммерческая эксплуатация детей. Она считается самой тяжелой в плане эксплуатации. Когда дети получают какие-то бонусы или даже денежное вознаграждение за интимные фотографии, работу в качестве вебкам-модели, то это не воспринимается ребенком как нечто нехорошее. Это воспринимается как способ заработка. Или ребенок думает, что он настолько хорош, что может своим телом заработать. И как раз при этом теряется граница допустимого-недопустимого. Ценность детства сама по себе утрачивается. Не зря все-таки в Конвенции по правам ребенка и в законах Российской Федерации люди до 18 лет считаются детьми. И задача обеспечения безопасности лежит как на родителях, так и на государстве, потому что дети не могут отстоять свои границы, не могут адекватно дать критическую оценку тем обстоятельствам, которые есть.

Любые сексуализированные посягательства в отношении детей могут быть травмой. Самые минимальные последствия — это отсутствие доверия к миру взрослых.

Появляются неуверенность в себе, боязливость, нерешительность в каких-то действиях, в том числе в отстаивании собственных границ.

Когда мы работаем с подростками, разговариваем на тему профилактики насилия в близких отношениях, мы часто от молодых людей слышим: «Когда женщина говорит нет, она подразумевает да». Откуда источники такого мнения? Во-первых, у нас до сих пор в обществе женщина в большинстве случаев воспринимается мужчиной не как субъект, а как объект сексуального желания. Об этом же думают и подростки. А девочек порой учат покорности. «Ты же девочка, должна быть послушной», — сколько раз мы слышали подобные установки с детства. Такие убеждения лишают возможности адекватного отпора. Когда взрослая авторитетная личность оказывать давление, то не каждая девочка может себя отстоять. Вернемся к тому, что юноша ухаживает за девушкой, начинает трогать ее, а ей прикосновения неприятны. «Брось, ну не надо», — вот постановка фразы таким образом воспринимается как некая игра. В контексте читается, что, дескать, она только сейчас ломается, надо просто больше напора проявить, и она сдастся. По статистике Следственного комитета, изнасилования несовершеннолетних имеют и такую предысторию.

Также когда родители навязывают свой выбор ребенку, тоже воспитывается покорность, неумение противостоять авторитету. То же самое в интимных отношениях.

Я сама мама. Мне, наверное, относительно повезло, имею психологическое и педагогическое образование. Я разговариваю со своей дочерью, чувствую в себе силы, что на сексуализированные темы разговаривать могу, называю вещи своими именами. Не «петушок», а, извините меня, половой член. Но тема секса у нас до сих пор табуирована, и на эту тему вообще предпочитают не говорить. Я сталкиваюсь с тем, что не каждая мама обсуждает вопрос прихода месячных. И где девушка узнает об этом? В ближайшей песочнице.

Ключевая родительская задача — это сформировать отношение доверия и открытости. Можно сказать ребенку, что не готовы ответить на вопрос, нужно время подготовиться. Не нужно выдавать такие оценочные суждения: «Что ты чушь всякую спрашиваешь?» Он спрашивает не чушь, эти вопросы реально волнуют его. Особенно важно это у подростков, и надо учитывать, что подростковый возраст у детей начинается сейчас примерно с 10 лет.

С другой стороны, есть какой-то шаблон родительской беспомощности. Сеть интернет работает во всем мире. Достаточно открыть поисковую строку и вбить «как поговорить с ребёнком на тему секса». И вам выдаст кучу статей. Но по каким-то причинам родители к таким источникам не прибегают. Есть замечательные статьи у того же Лабковского, у Людмилы Петрановской, есть замечательный сайт, который поддерживается фондом поддержки детей в трудной жизненной ситуации «Я — Родитель». Там можно вопросы задать, почитать статьи. Есть психологические центры в городе. Но родители решают, что «само пройдет».

Если ребенок не получил вовремя информацию, то он найдет ее в другом месте. Тогда из наших бездействий вырастут какие-то последствия. Если родители ребенку дают гаджет, чтобы уделить себе внимание, мы же понимаем, что гаджет — это всего лишь инструмент. Мы же не даем ребенку бензопилу, мы понимаем, что это средство повышенной опасности. А гаджет? Это тоже небезопасно, интернет — это огромная клоака, там много полезного и много очень опасных вещей. Прежде чем давать ребёнку гаджет, надо обсуждать правила, как ты это будешь делать, каким контентом можешь пользоваться, каким нет. Мы живем в той реальности, в которой живем. Вызовов в цифровом мире много, и от этого ребенок не защищен. Либо мы ребёнку говорим, что есть нежелательный контент, информация, которую знать тебе пока еще рано, потому что в России действует закон об информационной безопасности. То есть нужно открыто говорить: не только я как родитель тебе запрещаю, но и как гражданин Российской Федерации действую по закону. Установка родительских паролей, блокировка всплывающих окон — если родители продвинутые, то, пожалуйста, прибегните к этому. Если нет — узнавайте через знакомых, как это работает, гуглите.

Знать на 100 процентов своего ребенка ни один родитель не может. Это особенность человеческой натуры. Чувство территоризма — это то, что нам досталось от предков. Это сидит даже не в коре больших полушарий — самой молодой структуре, — а в продолговатом мозге, который достался нам еще до млекопитающих. Оберегать что-то свое — это всегда будет. Другой вопрос — доверие. Чем больше у ребенка свободы в выборе друзей, интересов, тем лучше. И когда родители поддерживают или не дают явных оценок, но ставят перед выбором, тогда у ребенка нет тяги скрывать что-либо.

И это очень важно. Тогда ребенок может рассказать, что ему кто-то пишет. Допустим, мальчик пишет в интернете. Предлагает познакомиться, встретиться, прислать фотографии. Как себя лучше вести родителям? Нужно разговаривать аккуратно: «С одной стороны, я рада за тебя, что вызываешь интерес со стороны противоположного пола, что у тебя есть возможность знакомиться. Скажи, пожалуйста, когда ты видишь в интернете фотографию юноши, ты можешь на 100 процентов гарантировать, что это он?» Фотографию можно поставить любую, это может быть человек, который вообще находится за рубежом. Например, в прошлом году Интерпол раскрыл в Западной Европе огромную порнокартель. Большую часть контента они получали из России.

Поэтому нужно установить отношения доверия. Важно родителям любить своего подростка и принимать его. Если подросток чему-то сопротивляется, вовремя не моет посуду, то это не значит, что он назло это делает. Следовательно, вы не договорились, когда ему и вам это будет удобно. С ребенком можно договориться.

Сейчас в последнее время часто сталкиваюсь, не знаю, откуда берется такая тенденция — родители спят вместе с ребенком. Я спрашиваю, сколько ребенку лет. Оказывается, 12. «Так мы ремонт в комнате делаем, ей больше спать негде». Я отвечаю в таких случаях: значит, ребенок спит на кровати, а родители — на полу! Ребёнок должен спать отдельно, потому что это границы тела. Вы уверены, что вы всегда будете со своим ребенком? Ребенок чувствует, что взрослый насколько близко, что вы можете соприкасаться во сне. И рано или поздно это границы размоются, и ребенок перестанет чувствовать, что его тело принадлежит только ему. И рядом может оказаться другой взрослый, который может воспользоваться его телом в своих интересах. Это очень важно: дети и родители спят отдельно. Ребенок начиная с 6–7 лет должен принимать душ и совершать гигиенические процедуры один.

Я учу свою дочь тому, что нужно искать помощь самостоятельно. Объясняю, что ситуации в жизни бывают разные, и, к сожалению, не всегда буду с ней. У нас есть детский телефон доверия: 8 800 200–01–22. Во всех организациях висят плакаты. Сколько процентов детей помнит этот номер и звонили хоть раз? Обращались, может, 10–15 процентов. Как психолог я прихожу в школу и не просто говорю, что есть телефон доверия. Я набираю со своего телефона этот номер, включаю на громкую связь, я или кто-то из школьников задаем вопросы консультанту. Ребенку все время нужно давать пример.

Есть современный ресурс для подростков — онлайн-чат «ПомощьРядом.рф». Там высококвалифицированные специалисты, которые прошли жёсткий отбор. Если по телефону ты хотя бы слышишь голос абонента, то отвечать онлайн гораздо сложнее.

Совет родителям: если вы что-то заметили, не тяните, не думайте, что это всё пройдет. Обращайтесь к психологу. Не можете справиться сами — всегда обращайтесь за помощью. И ни в коем случае не перекладывайте ответственность со взрослого на ребенка. Я сталкивалась в своей практике, когда одну девочку уговорили на рассылку фотографий, мама начала обвинять её. Но это неправильно. За насилие отвечает тот, кто совершил его — взрослый человек, а никак не ребенок, который не отдает отчет в своих действиях и не обладает критическим мышлением. И даже 16-летняя девочка не может совратить взрослого мужчину. Не уверен? Спроси паспорт! К сожалению, преступники, абьюзеры выглядят точно так же, как обычные люди. Поэтому важно учить ребенка осторожно относиться к словам и действиям других людей.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

По теме (9)

Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК2
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
Хочешь быть в курсе событий, которые происходят в Архангельске? Подпишись на нашу почтовую рассылку
Загрузка...
Загрузка...