5 июня пятница
СЕЙЧАС +21°С
Супруги Борис и София Ивановы трудились на заводе «Красная Кузница», потом их разлучила война. Сегодня дочь рассказывает их историю 29.RU

Супруги Борис и София Ивановы трудились на заводе «Красная Кузница», потом их разлучила война. Сегодня дочь рассказывает их историю 29.RU

29.RU продолжает цикл материалов к 75-летию Победы «Фронтовой инстаграм» — мы публикуем уникальные снимки военных лет, на которых запечатлены герои Великой Отечественной. Их же мы публикуем в Instagram-аккаунте «Первый фронтовой». Сегодня речь пойдёт о супругах Ивановых, работниках судоремонтного завода «Красная Кузница», который в сороковые помогал фронту. Удивительные снимки сохранились в их семейном альбоме — фото в первый день войны и фото на 9 Мая. Между этими фотографиями — трагичная история, которую нам рассказала Любовь Борисовна Бровина, их дочь.

Родители трудились на «Красной Кузнице»

До войны на «Красной Кузнице» трудилась семья Ивановых. Любовь Борисовна бережно хранит память о своих родителях.

Её отец — Борис Васильевич Иванов — работал в мастерских слесарем. Он был прекрасным спортсменом, охотником и рыболовом, очень смелым и жизнелюбивым мужчиной, — во всяком случае таким его запомнила супруга, которая потом рассказывала о герое семьи дочери.

Мама Любови Борисовны вспоминала один эпизод — когда на завод пришло судно со сломанным винтом, и он спустился в ледяную воду, чтобы устранить поломку. Ещё до Великой Отечественной он успел побывать на боях с Японией на Халхин-Голе и вернуться назад на производство в родной город.

Мама побежала на речку, чтобы рассказать отцу страшную весть

Прилежно трудились бы и дальше, но жизнь внезапно изменилась. В семейном архиве сохранилась фотография с первого дня войны — 21 июня 1941 года. В этот солнечный день молодой Борис Витальевич отправился с друзьями на рыбалку. Ничто не предвещало беды.

21 июня 1941 года. Борис Иванов — третий справа, в профиль

21 июня 1941 года. Борис Иванов — третий справа, в профиль

— Был жаркий день, они уехали рыбачить на остров Кошка, — рассказывает Любовь Борисовна. — А Молотов как раз в 12 часов объявил о войне. У мамы, когда она услышала, был порыв — она побежала на Соломбалку, чтобы встретить катер с отцом и рассказать ему.

В августе 1941 года Борис Васильевич, как и многие мужчины из Архангельска, был отправлен на войну, вначале он воевал на Ленинградском фронте. Затем — на Волховском фронте в составе 52-й армии, был командиром отделения.

Ушёл он со словами: «Или грудь в орденах, или голова в кустах».

«Считалось, что все погибшие солдаты захоронены»

Любовь Борисовна рассказывает, что вначале от отца приходили с фронта письма.

— Сейчас нахожусь на реке Волхов, недалеко от Новгорода, — пишет он в одном из них. — Пока жив, невредим, но смерть может наступить в каждую минуту, так что если останусь цел, то это будет великое счастье. Уже несколько раз попадал в переплёт: мины, бомбёжки… Самое главное — скорее победить, разбить фашистскую гадину. В этом наш долг.

А потом, в 1942 году, письма прекратились. Позже пришло извещение о том, что Борис Васильевич пропал без вести. Его тело было найдено только в 1983 году в 40 километрах от Новгорода, у деревни Мясной Бор поисковым отрядом «Сокол» — первым в своем роде в стране.

Останки солдат под Новгородом

Останки солдат под Новгородом

— Всю жизнь я искала фамилию отца на надгробных плитах, — говорит Любовь Борисовна. — Мы приехали в Новгородскую область, долго шли по лесу и видели настоящее поле битвы.

«Это место называют Долиной смерти. 1983 год был, но у нас в стране запрещено было говорить о таком»

Любовь Бровина, дочка участника ВОВ

— Считалось, что у нас во всём порядок, все погибшие солдаты захоронены, все преданы земле. А там все на поверхности лежало, копать не надо было. Мы шли — вокруг каски немецкие и русские, ружья, блиндажи, — вспоминает Любовь Борисовна.

Пенал от медальона Бориса Иванова, найденный рядом с его телом под Мясным Бором

Пенал от медальона Бориса Иванова, найденный рядом с его телом под Мясным Бором

Бориса Васильевича нашли по медальону, в котором сохранилась информация о погибшем. Кроме этого при нём были личные вещи — ложка с инициалами и перочинный нож. По предположению поисковиков, отец семьи подорвался на мине. Захоронили тело там же, в Мясном Бору, в братской могиле. С портретом отца Любовь Борисовна не один год проходит в рядах «Бессмертного полка» на 9 Мая.

Разработать аэросани за неделю

В то время как муж воевал на фронте, его жена София Степановна продолжала работать на заводе в конструкторском бюро. С её помощью были переоборудованы для военных будней суда, делали мины и бомбы. Всего в мастерских тогда было отремонтировано более 500 судов.

В те годы архангельский завод «Красная Кузница» ещё не имел своего запоминающегося имени. Производство называли механической мастерской производственных предприятий тыла Северного флота. А в марте 1944 года предприятие переименовано в судоремонтную мастерскую № 1036.

С 22 июня 1941 года по 15 ноября 1944 года на заводе ремонтировали деревянные торпедные катера, тральщики, транспортные суда, строили для флота шлюпки и вельботы. В пресс-службе завода рассказывают, что в то время оборудование в цехах было старым и изношенным. Труд был ручным, а подъёмные устройства тогда почти не применялись. Но, несмотря на это, работники оказывали помощь кораблям из Великобритании и США, которые приходили в Архангельск с Северными конвоями. Здесь же разработали аэросани типа НКЛ-26, о которых пойдёт речь ниже.

Эсминец «Карл Либкнехт» в 1944 году — над ремонтом этого корабля работала София Иванова

Эсминец «Карл Либкнехт» в 1944 году — над ремонтом этого корабля работала София Иванова

В 1942 году из Москвы в будущую «Красную Кузницу» поступил приказ — изготовить аэросани и волокуши. Времени давалось мало — всего лишь неделя. София Степановна участвовала и в разработке этих чертежей. Готовили их днём и ночью — маленькую Любу даже пришлось отдать в круглосуточный детский сад. Приказ был выполнен, а аэросанями пользовались на фронтах.

— Ещё когда мама была жива, она разговорилась с мужчиной из соседнего дома, который воевал на Волховском фронте, как и мой отец. Он сказал ей, что аэросани сослужили огромную службу, потому что там были болотистые леса. А аэросани быстро увозили раненых, и привозили им боеприпасы, — рассказывает Любовь Борисовна.

Также София Степановна участвовала в ремонте эсминца «Карл Либкнехт» — работы шли под немецкими обстрелами. Конкретно она делала чертежи перекрытия для наливного дока, чтобы корабль не было видно. После этого ей пришлось выйти на эсминце в море при девятибалльном шторме: она стояла на вахте, пока вокруг стреляли и сбрасывали бомбы. За свой труд по время войны она получила две медали — «За доблестный труд в Великую Отечественную войну 1941–1945 гг.» и «За оборону Советского Заполярья».

Митинг в честь Победы, 9 мая 1945 года. Среди рабочих можно увидеть и Софию Иванову в белом берете

Митинг в честь Победы, 9 мая 1945 года. Среди рабочих можно увидеть и Софию Иванову в белом берете

И — ирония судьбы — если на снимке, сделанном в первый день войны, запечатлен отец семьи Ивановых, то на фотографии с митинга 9 мая 1945 года можно увидеть Софию Степановну. Сама она рассказывала дочери, что они пришли туда в три часа ночи — о Победе уже было известно, и никому не спалось.

Почитайте и другие истории «Фронтового инстаграма» — например, как уроженка Карпогорского района нашла свою любовь в разгар войны, как летчик из Подмосковья воевал в небе над Архангельской областью, и как работали Северные конвои, перевозящие на север оружие и еду.

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!