RU29
Погода

Сейчас+11°C

Сейчас в Архангельске

Погода+11°

небольшая облачность, без осадков

ощущается как +10

0 м/c,

758мм 82%
Подробнее
USD 87,37
EUR 94,08
Авто Цена детской жизни

Цена детской жизни

Пару лет назад я единственный раз в жизни принародно и громко отругал чужого ребёнка. Знаю, непедагогично, недостойно и вообще «как ты мог». Но тот «разговор» ребёнок запомнил и выводы сделал – сегодня даже его мама благодарит за резкие слова. А «всего-то» семилетний Фёдор выскочил перед моей машиной на дорогу в такой близи, что шансов спастись у него было мало. Спасло то, что скорость у меня маленькая была и среагировал я на дорожную ситуацию мгновенно. Расстояние между жизнью и, возможно, смертью было сантиметров 20, не больше.

«После этого он изменился – такой же резвый, подвижный, активный, но у дороги больше не играет и уж тем более не выбегает, 20 раз посмотрит по сторонам, прежде чем перейти. А до этого мы его никак не могли приучить к порядку на дороге», – говорит сегодня его мама. Но всегда ли абсолютное соблюдение правил дорожного движения спасает жизнь ребёнку? Нет.

Вышеописанную ситуацию я вспомнил потому, что сегодня трагичная дата в жизни одной архангельской семьи, в жизни одной архангельской школы. Она показывает, что даже соблюдение правил дорожного движения не гарантирует ребёнку безопасность на дороге.

Два года назад – вечером 5 сентября 2014 года под пролётом Краснофлотского моста через Ленинградский проспект элитный внедорожник «Ауди» сбил насмерть 13-летнего подростка. Тогда общественность возмущалась: «Посадить!», «Наказать публично!» Уполномоченный по правам ребёнка при губернаторе Ольга Смирнова в интервью «Правде Севера» разве что не стучала кулаком по столу: «Мы обязательно будем отслеживать это дело, мной уже подготовлены соответствующие запросы. Наказание за подобное преступление должно быть неотвратимым. Тем более что ребенок погиб...»

Однако спустя четыре месяца наказание не то что «отвратилось», фактически преступление осталось безнаказанным. Дело было прекращено в суде – по примирению сторон. Водитель «Ауди» (стоимостью, к слову, около трёх миллионов рублей на тот момент) Анисимов полностью признал свою вину, раскаялся, выплатил компенсацию, которая, по различным данным, составила около 1,6 млн рублей. И дело было закрыто. За решёткой он так и не оказался.

Как следует из материалов дела, в тот вечер Анисимов на бешеной скорости, несмотря на красный сигнал светофора, влетел на пешеходный переход, по которому шли трое подростков. Шли строго по правилам – по «зебре», на разрешающий сигнал. Говорят, до этого водитель «Ауди» так же пролетел другие перекрёстки. Но там бог миловал – обошлось без жертв. Говорят, он вообще не особо церемонился с правилами дорожного движения. А в такой ситуации что соблюдает ребёнок правила, что не соблюдает – не спасёт.

Как не спасло соблюдение правил и водителем «Тойоты», которая за год до архангельской трагедии по всем правилам ехала по трассе М-8 в Архангельск, когда ей навстречу вылетел депутатский «Форд». Да так, что старенькая «Тойота» была разбита буквально вдребезги. Чудо, что никто не погиб. Но восьмилетний ребёнок остался инвалидом. Депутата того лишили прав за «пьяную» езду, привлекли к административному наказанию аж в 30 тысяч рублей, а уголовное дело было так же закрыто «за примирением сторон».

То есть и этот «рулевой» фактически остался безнаказанным – он по-прежнему заседает в законодательном собрании области, принимает законы, по которым все мы живём. Он так же «откупился» от родителей пострадавшей девочки. Вот разве что размер компенсации был чуть больше – по неофициальным данным, около 3,5 млн рублей. Но, когда родители поняли, что их обманули, и попытались отыграть ситуацию назад, суд уже закончился. Виновник аварии перечислил им деньги и Фемида посчитала спор закрытым. Прокуратура попыталась оспорить это решение, но вышестоящие суды подтвердили: «Ну, примирились же они, такое возможно».

Вот и получается, что цену детской жизни в Архангельской области установили достаточно точно – от одного до четырёх миллионов рублей. И если семья пострадавшего ребёнка согласилась на это, то никакой суд, никакая прокуратура с этим ничего поделать не смогут – преступника за рулём отпустят, освободят от ответственности. А его преступление, увы, станет примером для подражания другим мажорам или просто безбашенным водителям: «Я на крутой тачке, мне можно всё и ничего мне за это не будет! Почему бы мне не пролететь по городу на скорости 200 км в час?»

И что делать? Как не допустить «торговлю» детскими жизнями? Ответ на этот вопрос, как кажется, может быть достаточно простым: необходимо исключить статью 264 Уголовного кодекса из перечня преступлений, по которым возможно примирение сторон. Особенно, когда речь идёт о грубейшем нарушении правил дорожного движения, приведших к гибели детей. И наказание по этой статье может быть только одно – лишение свободы. А компенсацию морального вреда суды и так взыщут с виновников ДТП без всякого «примирения сторон». Быть может, после этого на наших дорогах станет меньше погибших детей. А на дорогих иномарках будет меньше мажористых водителей, которые считают, что за деньги в нашей стране можно всё.

Фото: Фото с сайта Shutterstock.com

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
«Реформаторы примут решение, а вы, бабоньки, вывозите. Выручайте страну». Что думает про отмену ЕГЭ обычный учитель
Ирина Ульянова
Учитель
Мнение
Чем разнообразить стол, если не любишь помидоры и огурцы — советы диетолога
Татьяна Рыкалова
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Медицина в Архангельске лучше»: мнение журналиста, который столкнулся с ужасами питерской больницы
Антон Данилов
Корреспондент
Рекомендуем
Объявления