21 апреля среда
СЕЙЧАС +1°С

«Это как бокальчик вина»: зачем художница ест землю из Архангельской области и со всего мира

Любимое занятие, землеедение, стало для Марии как источником дохода, так и предметом изучения

Поделиться

Перед Марией — малая часть образцов земли, которые у нее есть (пирожок тоже с землей!)

Перед Марией — малая часть образцов земли, которые у нее есть (пирожок тоже с землей!)

Поделиться

Вы когда-нибудь грызли мел? Или, может, печку в детстве? Оказывается, есть целые сообщества мелоежек и землеедов. Это занятие приносит людям не только удовольствие, но и доход. Как, например, у Марии, более известной как Машару. Много лет она изучает землеедение и даже открыла свой собственный «Музей съедобной земли». Когда она приехала с выставкой в Архангельск, мы не упустили возможности перекусить с ней вместе...

«Это как выпить бокальчик вина»

Родственники по папиной линии у Марии — из Архангельска, но мама — из Москвы, родилась и росла она там же, но часто приезжала в гости к родственникам в Архангельскую область. Окончила факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ, а затем уехала в Нидерланды, где окончила технический университет Эйндховена. С тех пор Мария живет и работает в Амстердаме.

Как рассказала Машару, желание есть землю было у нее всю жизнь. Это доставляет ей удовольствие. Позже она выяснила, что практика землеедения довольно распространенная и встречается по всему миру в тех или иных формах.

— Интересно, что вроде такая маргинальная и необычная тема, но если начинать заниматься ею, то практически у всех находятся какие-то истории, связанные с темой землеедения. Это может быть как в медицинских целях, каких-то традиционных, культурных, религиозных практиках, — рассказывает Маша. — Также это бывает просто какая-то зависимость. Люди едят, потому что хотят, и чем больше едят, тем больше хочется. Это становится каким-то фетишем.

Сама Машару не ест много глины, употребляет ее небольшими кусочками.

— На данный момент это превратилось в познание мира, но можно сказать, что это процесс доставления себе удовольствия. Я ем эти образцы не только сидя на интервью или на выставке, где мне за это платят, а я просто могу прийти домой, посидеть, съесть чуть-чуть глины разной, мне это доставляет удовольствие. Это как выпить бокальчик вина.

«Музей съедобной земли»

Сейчас у Марии есть собственный «Музей съедобной земли». Но так было не всегда — появился он скорее по стечению обстоятельств.

В 2012 году Машару заинтересовалась темой поедания мела — в ту пору ее саму преследовало сильное желание есть его. Мария решила провести интервью с людьми, которые едят что-то, что не является официальным пищевым продуктом, и сделать из этого выставку. Так она познакомилась с керамисткой, которая ела глину.

Марию серьезно увлекла тема земли и глины, в особенности культурные и метафорические аспекты. Она решила сделать об этом проект. В 2013 году открылась выставка Маши со съедобной керамикой — это стаканчики из глины, обожженной на низкой температуре. То есть они не разваливаются из-за воды, но в то же время их можно есть.

Проекты стали нарастать как снежный ком: люди стали подходить с вопросами о пользе и вреде землеедения, Маша стала изучать этот вопрос. Появлялись коллаборации: то с учеными, то с индонезийским художником, который работал с темой глиноедения в Индонезии. К этому моменту у Марии стала собираться коллекция образцов земли. И в 2017 году она решила обратиться к профессиональному музейному работнику, чтобы это всё классифицировать.

Так и появился «Музей съедобной земли». Хотя музеем в полном смысле это сложно назвать, официально он такого статуса не имеет. Для образцов сделали стеллаж, систему идентификаторов и подробное описание. Сам музей правильнее охарактеризовать как архив — он находится в офисе, где работает Маша с коллегами. На него можно сходить посмотреть, предварительно договорившись. Мария делает упор на выставки в разных местах, а не на постоянную экспозицию.

Со временем Марию стали много куда приглашать — например, музей делал совместные проекты с африканским фондом художников, побывал в Центральной Азии и на выставке голландского дизайна. Музей побывал уже в 8 странах. Приглашения поступают и сейчас, но много мероприятий отменились или перенеслись на следующий год из-за коронавируса.

Одна из последних выставок, которые сделала Мария, проходит в «Центре Социальных Инноваций» на Поморской, 3. 29 ноября там открылась художественная выставка «Диалог земли и моря». Это проект, который получился у Маши и Екатерины Седачевой после совместной поездки в Пертоминск. Там также представлены образцы земли из этого поселка — при желании их можно попробовать.

Помимо работы над выставками, креативная студия Марии постоянно принимает стажеров.

— У меня каждый семестр приходят от 1 до 3 человек. В основном это студенты креативных вузов. Те, кто занимается фотографией, графическим дизайном, учатся в художественных академиях. Приходила девушка, которая училась политике, но ее заинтересовала практика в художественной студии. Мой коллега Алан заканчивал менеджмент по культуре, а первое образование у него экономическое. Ему нужна была стажировка, он написал мне, приехал из Парижа специально на эту стажировку. До сих пор мы сотрудничаем.

Про доход

Мария зарабатывает художественными выставками.

— Я работаю в современном искусстве, у меня могут быть какие-то другие презентации, какие-то другие выставочные проекты, но часто с темой землеедения. В прошлом году на неделю музей в Амстердаме приглашали работать с темой Земли и Луны. Фактически свелось к тому, что нашли на Земле образцы, похожие на образцы Луны, и пробовали их на вкус. Это часто сводится к оральному взаимодействию с землей, даже если другие отправные точки у проектов.

Также иногда Марию приглашают читать лекции. Иногда она дает советы амстердамскому фонду насчет проектов современного искусства, которые запрашивают гранты, — за это тоже платят.

Путешествия ради земли

Сейчас в коллекции Марии насчитывается свыше 400 образцов земли более чем из 25 стран — это сотни килограммов. Зачастую за образцами художница ездит сама в разные уголки планеты.

— Смысл коллекции в том, что я собираю то, что едят. То есть мне нужно, чтобы кто-то, кто ест землю, привел бы меня в это место и показал. Так бывает. Например, в Литве живет женщина, которая утверждает, что ест только землю. Правда это или нет, я не знаю. Мне удалось увидеть своими глазами, что она ест очень много земли. Она привела меня в лес, и мы с ней насобирали землю. Она просто оттуда ее собирает и ест руками. Мне удалось кое-что собрать для коллекции. Иногда я встречаюсь на рынке с людьми, которые продают. Например, в Суринаме, в Южной Америке глина, белый каолин, называется пимба. На рынке продается много и везде. Мы познакомились с семьей, которая ведет это как семейный бизнес. Мы поехали на места, где они ее копают, они мне всё показали, рассказали, объяснили, как обрабатывают.

Во время подобных экспедиций Мария записывает интервью, знакомится с местными обычаями.

— У меня была поездка в Суринам на месяц, и вся цель поездки была познакомиться с землей, с традициями, связанными с землей, взять интервью, это очень интересно было. Мы ездили со стажером. Месяц, чтобы всё узнать, собрать образцы, взять интервью, познакомиться с людьми, поездить, поучаствовать в каких-то процессах, научиться скатывать земляные шарики, попробовать.

Чтобы познакомиться с местными землеедами, Мария иногда смотрит онлайн-сообщества, но чаще приезжает и идет знакомиться с местными торговцами глины. Бывает и такое, что она находит людей из сюжетов новостей: так было, например, с бабушкой из Литвы, которая утверждала, что питается исключительно землей. Найти ее составило целое приключение: до конца непонятно было, жива ли она и до сих пор находится в той деревне.

Сейчас Мария вернулась в Архангельскую область — ей интересно изучить землю, откуда она родом. Художница побывала в Пертоминске и Устьянском районе. Оттуда она добыла образцы печей, торфа, песка, глины. Они тоже войдут в ее коллекцию.

— Поступают образцы ко мне разным образом. Иногда я путешествую, встречаюсь с людьми, собираю образцы. Они часто продаются на рынке. Например, в Казахстане, Узбекистане и Кыргызстане съедобную глину можно просто купить на центральном рынке. Иногда я просто иду на рынок в места, где она продается, и покупаю ее. Иногда я посещаю людей, которые практикуют землеедение, и обмениваюсь образцами с ними. Иногда я заказываю в интернете. Как ни странно, есть очень большое разнообразие онлайн-магазинов, которые специализируются на этой теме.

Бизнес по продаже земли

Онлайн-магазинов действительно много! Например, один из интернет-магазинов базируется в Кургане и продает в основном мел из Белгородской области. Цены за 100 граммов варьируются от 15 до 40 рублей. Все образцы сопровождаются описанием. Например:

— Очень вкусная, нежная глина. Сливочная, не залипает сильно. Сначала вкус пыли, затем раскрывается арахисовый вкус. Скрипит, но не песок, при разжевывании начинает лопаться во рту, как воздушный рис. Очень интересная вкусная глина.

Даже в Архангельске тоже есть небольшое сообщество, где можно приобрести мел.

— Есть международные сайты. На том же eBay можно купить очень много образцов. Интересно, что некоторые российские образцы, например белгородский мел, очень популярны на международном землеедческом рынке. И вы можете на YouТube найти видео людей в США, едящих белгородский мел и комментирующих вкус, — рассказала Мария.

Мел особенно популярен для употребления в пищу

Мел особенно популярен для употребления в пищу

Поделиться

Кстати, в интернете существует отдельный сегмент видео людей, жующих мел, — они есть, например, на YouTube или в Instagram. Они становятся основными покупателями на специализированных сайтах вроде мелглина.ру или глинамел.ру.

— Кто зарабатывает на земле стабильно — те, кто продают ее как съедобный продукт. У моей знакомой есть магазин, который базируется в Великобритании. Она этим живет. Она не ездит особо, просто покупает и перепродает. Она заказывает, например, 50 килограммов в Нигерии и продает по 100 граммов, — рассказала Мария.

Знакомая художницы тоже любит есть глину, поэтому и стала покупать большими количествами, а затем перепродавать. В какой-то момент она ушла со своей основной работы и теперь занимается этим постоянно.

— Не думаю, что реально на этом заработать миллионы, но прокормить себя, конечно, можно, — рассказала Мария. — У меня в этом плане чуть-чуть другая практика. Я не фокусируюсь на продаже этих образцов, я больше на обмене. И скорее позиционирую себя как эксперт, потому что продажа не совсем мое. Ко мне обращались и просили послать контейнеры куда-то. Но запаковать глину в контейнеры и куда-то отправить по почте не доставляет мне большого удовольствия.

О вкусе земли

В этот образец земли добавлены специи

В этот образец земли добавлены специи

Поделиться

В магазинах не просто так описывают образцы — земля бывает совершенно разная на вкус. Например, если ее обваливают и обжигают, то она получится немного копченой. То же самое и, например, с печками: их вкус зависит от состава, из которого они заготовлены, где-то, например, больше песка, где-то меньше.

— Вкусы земли очень-очень разные, так же, как и вкусы печек. Они тоже очень разные, — рассказала Мария. — Бывают более мягкие, более молочные. Бывают чуть ли даже не мясные. Тут еще может быть дело в структуре. Она может быть более сочная, более мягкая. Глина вяжущая бывает, более липучая. Конечно, это всё рождает совершенно разные ощущения. Бывает соленой, чуть кислой, сладковатые нотки бывают. У меня была какая-то русская земля, она была с сайта мелглина.ру. У нее были фруктовые нотки очень мягкие.

Иногда землю обжаривают со специями и травами. Делают это обычно на продажу.

— Бывает более древесный вкус у некоторых образцов. Бывает вкус какой-то серы или кипящего яйца. Бывает вкус молочный. Мой коллега из «Музея съедобной земли» добавляет в кофе белую глину вместо молока. Потому что у него проблемы с желудком, повышенная кислотность, и ему запретили пить кофе, а он очень любит его. Он добавляет глину, она нейтрализует кислотность, и он может пить спокойно.

Вкус может отличаться в рамках одного района. Если говорить о печках, керамике и кирпичах, то влияет и возраст изделия.

— У меня был проект с археологами, у нас была совместная идея пробовать археологические находки на вкус. Там у них были кирпичики, кусочки керамики железного века. У них еще не было таких технологий для обжига, поэтому глина довольна мягкая, ее легко откусывать. В этом смысле опыт у меня был, но было интересно попробовать кирпич здесь, в Архангельской области. Старый кирпич окисляется и становится ломким. Это создает очень интересный опыт соприкосновения со стариной. Иногда, когда что-то пробую на вкус, у меня возникают какие-то образы, — рассказывает Мария.

Поедание земли вызывает у Марии ассоциативный ряд.

А вы бы осмелились попробовать?

А вы бы осмелились попробовать?

Поделиться

— Часто возникают ассоциации, когда ешь землю, что находишься в подвале сыром или на пыльной дороге после дождя. Бывает ассоциация сильная с лесом, когда ешь землю. Есть какие-то морские глины, у них вкус соленой воды. Ощущение пещеры может быть.

Из-за абсорбирующего эффекта глина может перенимать запахи и вкус окружающего пространства. Например, полежав рядом с парфюмом, она станет химической на вкус. Как говорит Машару, вкус глины может меняться, когда ты поел ее на месте, и уже после того, как достал из банки.

Хранение земли

Из-за абсорбирующих свойств глина требует особого хранения. Образцы Машару носит в небольших пластиковых контейнерах.

— Мне стекло больше импонирует как материал. Но почему-то всё стекло, которое у меня было, меняло вкус глины. Почему-то пластик не настолько влияет. Мне казалось, должно быть наоборот. Если по вкусу и запаху, лучше всего у меня пока что получается в пластике. У меня есть эксперименты с разными типами пластика, разные контейнеры. Насчет стекла было много странных опытов. Может, это связано с тем, что у стекла металлические крышки. Глина с металлом вообще не очень хорошо. Мне кажется, крышка отдает вкус, — рассказала Мария.

Однажды Машару попробовала вариант со стеклом и деревянной крышкой. Вкус сохранялся лучше, но появилась другая проблема: она неплотно закрывалась и посторонние запахи проникали внутрь.

— У меня один раз испортилась часть глины, потому что абсорбировала запах краски. Там красили стены, она стояла запакованная, и всё равно. Очень чувствительный материал. С хранением, я думаю, есть свои особенности также у тех, кто продает эту глину, у них есть секреты на этот счет. Если вы решите углубиться в эту тему и пойти на сайт мелглина.ру или eBay, там будут писать, что глина с запахом сырой земли, что они как-то ее сохранили, а не бросили рядом с парфюмом и всё испортилось, — рассказала Мария.

Польза и вред земли

Мария предупреждает всех, кто решается отведать землицы: это нужно делать только на свой страх и риск.

— Тут может быть и польза, и вред от этого процесса. Зависит от того, что мы едим, сколько мы едим, какие количества, как обрабатывается. Потому что большинство из этого — несертифицированный продукт. Понятно, что всё, что мы собираем в лесу, даже то, что мы растим у себя на огороде, если мы анализировали землю на химический состав, там могут быть потенциально какие-то тяжелые металлы, токсичные элементы. Опять-таки, земля, если она не обрабатывается, в ней могут быть микробы, бактерии. Эти негативные эффекты могут сказываться.

По словам Марии, из-за своих абсорбирующих свойств глину можно применять как активированный уголь.

— Ее часто используют для лечения болезни желудка, для лечения язв. Также глина используется для лечения ран. Это довольно известная практика. Получается, что если ее есть много, как килограммами некоторые едят, то она может и вывести какие-то нужные элементы из организма вместе с токсинами. Мне приходилось встречать людей с серьезной глиноедческой зависимостью, которые ели в день что-то близкое к килограмму, и у них часто нехватка железа. Видимо, уже железо просто вымывается из организма таким образом.

Следует помнить, что есть землю стоит только на свой страх и риск

Следует помнить, что есть землю стоит только на свой страх и риск

Поделиться

Иногда Машару использует глину для лечения, например проблем с желудком. Это актуально, например, при путешествиях по африканским странам. Если Мария чувствует, что съела что-то не то, то принимает немного глины — говорит, помогает.

— Также для лечения ран и ожогов я накладываю глину. Она обычно быстро всё сушит, обеззараживает. В этом смысле я ее держу у себя на примете как какое-то лекарство, но это не является моей самоцелью. Я знаю, некоторые люди лечатся глиной, это как самоцель, часто глину пьют, смешивают с водой. Да, такие практики есть. Могу ли я это порекомендовать? Мне сложно. Потому что зависит от того, что за глина и как ее использовать. Себе можно как помочь, так и навредить.

Хотя большинство образцов у Марии куплены на рынках или собраны самостоятельно, есть и гранулированная земля, которая является официальной пищевой добавкой.

— Эти гранулы продаются как пищевые добавки, там есть разные химические элементы, как, например, кальций, магний, цинк, железо. В то же время продается как помощь при расстройстве желудка.

Такую землю есть, конечно, безопаснее, чем уличную.

— Риски есть однозначно. Тут надо действовать на свой страх и риск, в принципе как и в употреблении образцов, которые продаются на рыке как съедобный продукт. Естественно, они не проверяются. Я думаю, можно сравнить в какой-то степени с собиранием грибов. Тут тоже есть риск. От грибов регулярно люди умирают. Я думаю, может быть, риск с грибами больше, чем риск с землей. Потому что, чтобы умереть от земли, нужно ее довольно много съесть. А я обычно много не ем, я ем маленькими щепотками. Но мне приходилось встречать людей, которые едят много, килограммами в день. Это более крупный риск.

Земля в Архангельской области

На фото — образцы печки из Архангельской области

На фото — образцы печки из Архангельской области

Поделиться

В разных культурах землю воспринимают по-разному. Мария изучает в том числе этот вопрос.

— Если говорить о России, в частности об Архангельской области, мать сыра земля очень важный элемент, и эта идея связи с родной землей, что люди берут часть земли из места, где они родились, я это слышу довольно часто и знаю про это с детства. В музее, например в Кенозере, я помню, была фраза, что перед смертью людей выносили в поле, клали на землю, они ее целовали и говорили: «Мать сыра земля, прости меня и прими», — рассказала Мария.

Также Машару изучает землю в контексте веры. Например, она хорошо запомнила интервью со священнослужителем Соловецкого монастыря, который рассказал о том, как люди с благоговением могут относиться к земле из определенных мест из-за веры.

— Это тоже я наблюдаю чаще, путешествуя в разных местах. И если говорить о других культурах, например, в Суринаме белая земля является символом мира. Она используется часто на алтарях и в каких-то традиционных духовных практиках. Что интересно, там не было такой глубокой связи с родной землей. У меня был вопрос: «Могу ли я с белой землей из России присоединиться к вашей практике и заменить вашу белую землю на нее?» И мне всегда говорили: «Да, конечно, земля одна. И это мир. Откуда она — не имеет значения».

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ1

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

У нас есть почтовая рассылка для самых важных новостей дня. Подпишитесь, чтобы ничего не пропустить.

Подписаться

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...