24 января понедельник
СЕЙЧАС -3°С

«Не люблю таскать биоматериалы домой»: студентка СГМУ — о кружке кройки и шитья для будущих хирургов

Будущий врач Мария Красавина рассказала о том, каково быть студентом-медиком

Поделиться

Мария Красавина (в центре): «Мои родители — врачи, я с ранних лет мечтала работать в этой сфере»

Мария Красавина (в центре): «Мои родители — врачи, я с ранних лет мечтала работать в этой сфере»

Поделиться

Мария Красавина любит шитьё и в свободное время даже ходит на кружок. Там она берет в руку не обычную, а хирургическую иглу и делает «репетиционные» операции — к примеру, на свиных органах. Мы узнали, чему еще можно научиться на такой «продлёнке» для будущих медиков, как проходят всероссийские битвы по хирургии, и почему студентка СГМУ с Кольского полуострова планирует остаться в Архангельской области.

Шитьё на органах с GoPro на лбу


Маша поступила в СГМУ в 2014 году, она из города Апатиты Мурманской области. Пока одни бегут из Архангельска, она приняла решение тут остаться — говорит, что уровень медицины тут не хуже, чем в крупных городах. Сейчас она на пятом курсе лечебного факультета и совмещает с учебой работу — устроилась медсестрой в первую городскую. Она занимается наукой, и больше всего ей интересна хирургия. В декабре 2018 года Мария Красавина стала обладателем премии за заслуги в области хирургии.

— Мои родители — врачи, я с ранних лет мечтала работать в этой сфере. Еще мне всегда нравилось делать что-то руками, — рассказывает Мария. — На втором курсе я пришла в кружок «Лигатура» при СГМУ на кафедре хирургии и загорелась еще сильнее — там можно много нового узнать, пошить, что-то еще попробовать.

— Пошить — это ведь ты про операции?

— Да, это отработка хирургических навыков, работа с инструментами — чтобы почувствовать всё на настоящем биоматериале. В основном мы используем свиные органы — есть договоренность с местными фермами, и они отдают то, что им не нужно и не продается. Материалы подходят для таких тренировок, потому что схожи с человеческими. В нашем кружке всё бесплатно.

Мария третья справа

Мария третья справа

Поделиться

При этом небольшой курс по базовым навыкам в Москве стоит примерно 8000 рублей. А если про материал, то аорта, к примеру, — порядка 500 рублей, кишка с брыжейкой — 400. Начинали студенты в кружке с самого простого — как правильно взять в руки хирургический инструмент, завязать узелок, сделать маленький шовчик. Наблюдали за тем, что умеют старшекурсники.

— В итоге сами стали пробовать, шили сосуды, использовали увеличительную оптику, — говорит Мария. — В ординатуру многие приходят уже подготовленными, и опытные врачи таким новичкам доверяют. Есть теоретический кружок, где мы занимаемся научной работой и разбираем клинические случаи. А в практическом кружке занятия проходят как мастер-классы. Опытные ребята с камерой GoPro на лбу делают показательную операцию, новички следят за этим с экрана. Параллельно идут объяснения. А потом предлагается повторить то же самое под контролем. Так делали, к примеру, резекцию желудка. А также операции кардиохирургии — делали шов аорты и операции на клапанах. Почти любую операцию для человека можно «отрепетировать».

Будущим врачам предстоит многому научиться 

Будущим врачам предстоит многому научиться 

Поделиться

«Родители спрашивали — может, что-то попроще?»


Эти постоянные репетиции подготовили Марию и других ребят ко Всероссийской студенческой олимпиаде по хирургии. В этом году она прошла в Архангельске, региональный Минздрав помог мероприятию в заготовке кожи и органов крупного рогатого скота — материалы поступили с местных ферм. Мария говорит, что есть очень увлеченные студенты, которые занимаются даже дома, — она же сама «не любитель таскать биоматериалы домой». Но этих ребят понять можно — они в хорошем смысле фанаты и хотят быть профи — поэтому шьют в СГМУ и дома. В этом году команда Марии прошла отборочный тур, и скоро они отправятся на федеральный этап в Москву.

— Наша команда была в Питере, Москве, в этом году из разных городов студенты приехали к нам. В каждой команде есть бригада, моя занимается абдоминальной хирургией — то есть операции на органах брюшной полости. В этот раз мы отрабатывали навыки в бариатрической хирургии, это особый раздел, который лечит ожирение. Мы резецировали желудок — уменьшали его объем. Или такой был опыт — мы делали операцию после удаления опухоли в поджелудочной железе. Для этого убираются многие органы. А потом их нужно обратно правильно собрать — как конструктор.

Когда с детства погружен с медицинскую терминологию, погружение в профессию идет проще — никогда у Марии не было отвращения от операционного процесса или страха.

— Родители не связаны с хирургией и понимают, как это сложно. Особенно в первое время я любила позвонить им и рассказать, чему научилась, — говорит Мария. — Я знаю, что быть врачом-хирургом — непросто. С девяти до четырех на ногах и внаклонку — оперируешь, потом с документами работаешь, и пациентов надо осмотреть. Плюс ночные дежурства. Мама с папой даже спрашивали — может, что-то попроще? Но сейчас они уже поняли, что я точно не изменю выбор. Стереотип есть, что это мужская работа, но он постепенно сходит на нет.

Кружок кройки и шитья для будущих хирургов выглядит как-то так 

Кружок кройки и шитья для будущих хирургов выглядит как-то так 

Поделиться

«Я рада, что учусь именно здесь — в Архангельске»


После четвертого курса начинается врачебная практика, и профессию постигаешь изнутри — в роли помощника врача-хирурга. Врачи обычно не против пустить новое поколение на операцию и даже дают ассистировать.

— Все ребята из моего кружка достаточно хладнокровны и работают без эмоций, — комментирует Мария. — Хирург должен быть спокойным. Он должен концентрироваться на своей задаче.

— А в жизни? Тебе же всего 19. Можешь, например, расплакаться над фильмом?

— Конечно, — смеется студентка. — Я люблю фильмы разных жанров, не только черный юмор, как часто думают про врачей. Это обычные люди. Но в работе хирург сильно отвлекается от себя самого. Знаете, даже обычное мытье рук — этот процесс долгий, минут пять — это еще и очищение головы. Переступил порог операционной, всё своё оставил в коридоре. Я часто общаюсь с людьми из медицинской сферы, и с удовольствием сама осталась бы тут работать. Хирургия здесь развита — есть у кого учиться. И в первой городской больнице, и в областной. Здесь я могу научиться делать всё — оснащение медучреждений позволяет. Я всегда ощущала поддержку от старшего поколения врачей. Благодаря этому удается совмещать работу и учебу.

— А как насчет глубинки — как тебе уровень медпомощи на периферии?

— Есть проблемы — труднодоступность медпомощи, например. Некоторым людям сложно добраться до областной больницы. И это время занимает. Но это и логично, что оснастить все больницы области по уровню центральных — нереально. В областном центре хороший уровень, но надо обеспечить людям возможность быстрого обращения.

— Тебе осталось учиться год. Самостоятельная операция с настоящим человеком — ты готова к такому?

— Будет интересно рассказать, как всё прошло. Когда я ассистирую, стараюсь вникать, что делает врач, и быть полезной. В такие моменты забываешь, что перед тобой человек с определенным характером или занятостью. Перед тобой механизм. И нужно наладить его работу. В этом и заключается помощь. Врачам, по-моему, тоже нужна поддержка — людям больше свойственно высказывать критику, чем похвалу, но хорошие отзывы тоже есть, и эта благодарность, она вдохновляет, даже когда очень сложно.

Автор

оцените материал

  • ЛАЙК0
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter