10 апреля пятница
СЕЙЧАС -3°С

«Работа c соплями — это не геройство»: интервью с главой Северодвинска про карантин после Германии

Игорь Скубенко рассказал, чем занимался на самоизоляции, кто ему готовил и сложно ли было работать

Поделиться

Главе Северодвинска Игорю Скубенко пришлось две недели провести не выходя из дома

Главе Северодвинска Игорю Скубенко пришлось две недели провести не выходя из дома

12 марта глава Северодвинска вернулся из Германии, после чего был вынужден самоизолироваться на две недели. Его карантин совпал с отпуском, и, как отмечает сам Игорь Скубенко, давно он так не отдыхал — не выбираясь из квартиры даже в темное время суток. Пока Игорь Васильевич укреплял иммунитет, его здоровье обсуждали по всей области. В последний день карантина мы спросили у него, как он себя чувствует, сложно ли было решать рабочие вопросы на удаленке, что глава города за это время успел сделать и когда собирается входить в привычный режим.

— Игорь Васильевич, объясните, почему вам пришлось сесть на карантин?

— Поездка в Германию была запланированной давно поездкой. Было много договоренностей. Улетели туда мы с моим коллегой из администрации города председателем совета депутатов Старожиловым Михаилом Александровичем 9 марта. Кстати говоря, накануне я даже сделал звонок нашему министру здравоохранения Карпунову Антону Александровичу. Проконсультировался по поводу поездки в Германию. На что он сказал, что Германии нет в числе стран, которые закрыты, то есть можно вполне спокойно туда, значит, направляться.

По прибытии 12 числа, значит, тоже всё было спокойно абсолютно. В аэропорту после пересечения границы никаких вопросов не было, никаких уведомлений никто не вручал. Затем, когда мы уже прибыли домой в Северодвинск, мне раздался звонок из Роспотребнадзора, наш руководитель сказал, что Германия с нуля часов 13 марта тоже входит в список закрытых, и рекомендовал мне всё-таки принять режим самоизоляции. У меня через буквально несколько дней должен был быть плановый отпуск, и я решил немножко его сдвинуть с целью того, чтобы использовать это время как раз для самоизоляции, для карантина. Хотя самочувствие у меня было абсолютно нормальное. Но, учитывая эти рекомендации, я всё-таки решил не рисковать и 14 дней провести дома, понаблюдать за состоянием здоровья.

— Для человека, день которого расписан по часам, карантин, или, как говорят сегодня, удалёнка, — это что-то жуткое? Было ли вам сложно перестроиться на такой режим?

— Нет, ничего жуткого нет. Я понял, что вполне можно и дистанционно выполнять значительную часть функций. То есть самоорганизовывать и себя, и своих коллег. В принципе возможно даже проведение некоторых совещаний. У нас сегодня средства коммуникации позволяют и это.

— Вы в числе первых самоизолировались, на тот момент в обществе было мало информации о том, насколько это важно, почувствовали на себе какое-то неодобрение? Если не от коллег и знакомых, то, может быть, от пользователей сети или СМИ? Или все спокойно это восприняли?

Вы знаете, такая двоякая ситуация, на самом деле особого какого-то неодобрения я не почувствовал, хотя, ну, были разные комментарии. У нас сейчас это возможно, разные СМИ, они открыты для комментариев разного рода в том числе. Но я ведь это всё делал не для какого-то самопиара. Для меня самое важное — это было, естественно, беспокойство о собственном здоровье прежде всего. Поскольку, ну, раз страна всё-таки оказалась, где я был, это Германия, в определенной дальнейшей изоляции, и там действительно некоторое количество, значит, заболевших, оно уже на сегодня есть. Поэтому, конечно, для меня было прежде всего важно 14 дней всё-таки понаблюдать за собственным здоровьем и не допустить ни в коем случае, естественно, даже потенциальную возможность какого-то распространения инфекции.

Но, с другой стороны, почувствовали мои дети и моя семья. Потому что вот это неодобрение того, что они, например, выходили на улицу и посещали образовательные организации, хотя я был абсолютно изолирован и до сих пор изолирован от своих родственников и детей прежде всего, конечно. Но это с трудом кто-то понимал. Но таких требований к ним со стороны ни Роспотребнадзора, ни медицины абсолютно не выдвигалось. Это действительно режим самоизоляции, наблюдения за собственным здоровьем, контроль состояния здоровья для того, чтобы можно было вовремя среагировать. Ну, иных каких-то, скажем так, колкостей или особого внимания в свой адрес я не наблюдал в этот период.

— Сложно ли с точки зрения дисциплины себя организовать дома? Хочется ли встать попозже или отдохнуть дольше? Как вы отчитывались за дела, которые сделали во время карантина? Или контроля для такой ситуации не предусмотрено?

— Вы знаете, я в плановом отпуске нахожусь вот эти две недели, поэтому, конечно, я себе мог где-то позволить и встать чуть-чуть попозже, и отдохнуть подольше. Где-то у телевизора время побольше провести или какие-то дела сделать до полуночи или даже ещё позже, где-то с книжкой больше времени провести, такое присутствует. Но у меня в течение дня очень много общения происходило и происходит с моими коллегами из муниципалитета, из правительства региона, с организациями подведомственными, с руководителями и так далее. То есть, честно говоря, здесь особо как-то расслабляться времени совершенно не было и нет.

Поэтому здесь только самоконтроль, в промежутках, может быть, было время с книжкой провести, значит, время с пользой или, может быть, посмотреть какие-то программы, которые я раньше никогда не мог себе позволить посмотреть, или фильм какой-то дополнительный.

— Каким был ваш рацион и кто вам готовил во время карантина?

— Здесь очень просто — я сам обожаю готовить. Главное, чтобы у меня вовремя продукты были необходимые. Что мне в общем-то жена обеспечивала ежедневно. Поэтому готовил себе я. Здесь с этим вообще проблем никаких не испытывал, тем более что я не привередлив в еде абсолютно. Во время работы я очень редко хожу в столовую. Больше всё-таки стараюсь заехать домой, снять элементарно галстук, рубашку, немножко расслабиться в течение часа, который дает мне распорядок моего дня.

— Как считаете, могут ли сегодня некоторые люди избегать самоизоляции из-за позиции работодателя или финансовых проблем (менталитет: «работать с соплями — это геройство»)? Как выходить на такие случаи и как с этим работать?

— Я никогда не считал и не считаю, что работать с соплями — это геройство. Я никогда это не приветствовал ни на предыдущих своих местах работы, ни сегодня, поэтому всегда говорю коллегам, кто плохо себя чувствует, что лучше всё-таки провести время дома. Это касается не только коронавируса и этой инфекции, которая сейчас у нас гуляет, но и в том числе обычного гриппа или ОРЗ. Геройство здесь никак не на руку, потому что можно больше людей потерять, чем приобрести с работником, который приходит на работу с соплями. Поэтому самоизоляция — конечно, это важно. И я считаю, что ни в коем случае нельзя работодателю сегодня подходить с той позиции, что наказать, как-то не простимулировать. Я думаю, что, наоборот, надо сегодня стимулировать людей, которые не только за себя беспокоятся, но и за окружающих. Вот, в принципе, поэтому я это время провел дома.

— Какие самые важные дела за время карантина вы сделали как глава Северодвинска из своей квартиры?

Хороший вопрос. На самом деле, очень много порядка навел. Дело в том, что мы три года назад примерно переехали в новое жилье. То есть сделали обмен. Не до конца ещё везде ремонт доделан. Поэтому есть еще коробки, которые нужно было разобрать. Где-то со старыми вещами разобраться. На самом деле, полезно провел время, думаю, что больше порядка сегодня в квартире, но и работа всё-таки не отпускала, необходимые звонки и контроль — они осуществлялись ежедневно.

— Что было просто нереально сделать в этом режиме?

— Всё, что связано с необходимостью выхода из дома. Ни одного выхода даже в темное время суток я не осуществлял. Поэтому, конечно, сложно, наверное, было с точки зрения оценки визуальной ситуации, например, того, что происходит в городе. Потому что я, когда находился на рабочем месте, еженедельно делал разного рода объезды, выходы на конкретные объекты, которые строятся, ремонтируются, ну и так далее. Поэтому с этой точки зрения было сложновато. Хотя фотографии мне коллеги с отдельных объектов скидывали. Но всегда свои глаза не обманут, как мы говорим. Поэтому вот в этом плане немножко сложно.

— Как думаете, когда-нибудь чиновники перейдут на постоянную удалёнку? В теории это могло бы быть весьма экономично.

— Ну, вы знаете, наверное, какие-то отдельные подразделения на удаленку возможно перевести, хотя всегда требуется, как я уже сказал, и визуальный контроль. Но отдельные функции можно выполнять и удаленно, может быть, с точки зрения экономии, скажем так, определенного времени, это, может быть, и целесообразно. Сложно мне сейчас, наверное, детальнее ответить на этот вопрос. С точки зрения проработки, я думаю, выводы из текущей ситуации — они тоже могут быть сделаны. Но экономия — возможна какая-то экономия, может быть, на режиме удаленном. Но ничто не заменяет принцип командности, когда ты видишь тех людей, с кем ты работаешь, эмоции, ну и всё, что с этим связано. Удаленка удаленкой, а общение, коммуникации, чисто вот эти человеческие, понимание друг друга, глядя в глаза и без телефона, — это тоже имеет значение.

— Как сегодня вы себя чувствуете и были ли какие-то проявления простуды? Делали ли вы прививку от гриппа?

Чувствую себя великолепно. В течение 14 дней двухразовый у меня контроль со стороны медицинских служб. Первые посещения, они были, честно признаюсь, — непосредственное, то есть, измерение температуры, давление, осмотр. В дальнейшем мы перешли на персональный отчет мой личный. Когда я два раза в день сообщал в медицинской службе о своем состоянии здоровья. Ну и на 10 дней, так положено, есть там регламенты определенные, была взята кровь из вены, были взяты мазки определенные из носоглотки. Но они отрицательные, то есть, никаких признаков ни ОРЗ, ни гриппа, ни коронавируса у меня нет. Кстати говоря, прививку от гриппа я сделал (как минимум в нашей администрации) самый первый. Прививка от гриппа у меня сделана.

— Насколько сегодня, по-вашему, Северодвинск готов к борьбе с распространением коронавируса, что сделано уже и что обязательно надо сделать?

Вы знаете, мы готовы. У нас есть четко сформулированный план работы, который синхронизирован с планом региональным. Мы работаем в полной связке с правительством региона, с Роспотребнадзором местным и с нашими медицинскими службами. То есть ежедневный мониторинг, мы владеем полной информацией, статистикой по нашему городу, по региону. Поэтому сегодня самое важное — всем службам, всем органам исполнительной власти четко следовать исполнению этого плана. Ну а что надо сделать — это будет показывать ситуация. План тоже порой корректируется, где-то ужесточается. Сегодня самое главное — это ответственность каждого человека. Просто гражданина, пенсионера, ну и, естественно, тех руководителей, которые отвечают за определенные системы экономики в нашем городе, торговли и так далее.

оцените материал

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!