20 июня воскресенье
СЕЙЧАС +11°С

Удар пандемии или травля конкурентов? В Архангельске фотобизнес не смог выплатить зарплаты вовремя

Из-за коронавируса клиенты проекта «Я — модель!» не дождались журналов, а сотрудники — денег

Поделиться

Проект «Я — модель!» — возможность почувствовать себя звездой глянца. Из-за коронавируса клиенты не дождались журналов со своими фото, а сотрудники — зарплат

Проект «Я — модель!» — возможность почувствовать себя звездой глянца. Из-за коронавируса клиенты не дождались журналов со своими фото, а сотрудники — зарплат

Поделиться

В Архангельске фотопроект «Я — модель!» не выплатил зарплаты вовремя

Коронавирус повлиял на все сферы бизнеса, особенно пошатнув развлекательную индустрию и общепиты. Среди тех, кто оказался не готов к новым реалиям, — архангельский фотопроект «Я — модель!». Предприниматели не смогли вовремя распечатать каталоги с фотографиями для своих клиентов, которые в итоге пишут заявления на возврат денег. Однако проблемы есть и внутри организации: в редакцию обратились экс-сотрудники, которые сообщили, что с марта не получали зарплату. Пытаемся разобраться в ситуации, в которой трудящиеся буквально «добиваются собственных денег», а работодатели называют происходящее сложностями пандемии и даже травлей от конкурентов.

О фотопроекте

Фотопроект «Я — модель!» создан в Архангельске, но действует во многих крупных городах страны. В соцсетях у фотопроекта указано 26 городов, где они проводят съемки. География проекта — Москва, Санкт-Петербург, Архангельск, Екатеринбург, Уфа, Ростов-на-Дону, Нижний Тагил, Тюмень, Сочи и так далее.

Клиенты платят не только за фотосъемку, но также за макияж и прическу. На выходе получают фотографии в электронном виде и каталог — журнал, в котором опубликованы снимки всех моделей.

Руководители проекта — Юлия Мошкова, Светлана Бабина и ее дочь Виктория. Все трое живут в Архангельске.

Сотрудники работали без денег: «Такие придурки, — верили им»

В редакцию обратилась архангелогородка Ольга Ухова, экс-сотрудница проекта. Про «Я — модель!» она узнала в 2018 году и сначала пришла к ним на фотосессию, это было в октябре прошлого года. По словам Ольги, каталог с фотографиями она не получила до сих пор. За месяц до того, в сентябре 2019 года, ей предложили работать без договора на дому оператором чата за 100 рублей в час. Ольга согласилась: ее старший ребенок — инвалид первой группы, поэтому дистанционная работа ей подходит. В обязанности входил прием заявок от желающих.

— В ходе работы я узнаю, что этих каталогов просто нет даже в проекте. Причем они работали не только в Архангельске, а еще в Уфе, Краснодаре, Питере, Москве, Ставрополе. Я точно не считала, но примерно 500 человек не получили свои каталоги, хотя внесли деньги. Только фотографии в электронном виде, — рассказала Ольга.

Ольга ушла из проекта через год, устав ждать обещанной зарплаты. По ее словам, выплаты закончились в феврале, хотя и раньше при заработке 20–30 тысяч рублей за месяц ей выплачивали по 9 тысяч, а остальное возвращали частями. За 8 месяцев ей задолжали 28,8 тысячи рублей (так мало, потому что в апреле большинство сотрудников не работало, еще несколько месяцев Ольга решила отдохнуть сама). Ольга обратилась в полицию.

— Мы долго не уходили, потому что, такие придурки, им верили. Они с тобой так разговаривают… Мы сейчас это понимаем, сейчас глаза открыли, что это психологическое давление. У них оборот месячный составлял до двух миллионов рублей! А говорят, что денег нет, — заявляет Ольга.

Сотрудникам фотопроекта доступен гугл-документ, в который вносили информацию о купленных каталогах. Если верить этим данным, за март по всем городам удалось выручить 1,845 миллиона рублей. За апрель — 1,148 миллиона. Юлия Мошкова и Светлана Бабина, которые подписаны в каталоге как арт-директор и коммерческий директор соответственно, отказались комментировать эти цифры. По их словам, после пандемии доход проекта упал в 10 раз. По словам Бабиной, у них не было подушки безопасности, «никто не думал, что будет этот коронавирус».

Зарплаты пришли после диалога с 29.RU

В марте 2020 года с «Я — модель!» сотрудничал фотограф из Клина Денис Шевчук.

— Оплаты так и не получил, — ответил он нам 5 ноября. — Впечатления от работы с командой проекта хорошие. Но финансово, грубо говоря, политика компании подвела под не самые лучшие впечатления от руководства компании. Мне руководитель команды, с кем я работал, из своих личных средств оплатила половину, 6500 рублей. Насколько я знаю, с ней тоже не рассчитались, — рассказал Денис Шевчук.

Фотограф получил деньги почти сразу после общения редакции с работодателем Светланой Бабиной, которая ответила, что с Шевчуком изначально была договоренность на словах, что он получит деньги не сразу. Денис подтвердил это, но сказал, что не ожидал, что выплата так затянется. Ему пришлось ждать 6500 рублей более 7 месяцев — внезапному разрешению вопроса с деньгами он удивился.

Юлия из Архангельска тоже работала оператором чата с марта по конец сентября 2020 года. По ее словам, ей выплатили 23,5 тысячи рублей, остались должны еще 50. Первые три месяца зарплаты не было вообще:

— Думала, что коронавирус, что на самом деле нет никаких поступлений. Надеялась, верила им, сразу не уходила. Чем дальше «кормили завтраками», уже стало понятно, что это обман. В марте — апреле действительно поступлений через меня не было таких, как шли до этого, когда я не работала, до коронавируса. Но потом постепенно в мае они провели конкурс, там оплаты шли. Но, как они говорили, всё, что оплатили люди, ушло на рекламу, подарки. Потом постепенно проекты шли, набирались, но нам всё равно говорили, что денег нет.

После общения редакции с Бабиной и Мошковой экс-сотрудница Юлия получила невыплаченные деньги, которых она ждала много месяцев. Деньги пришли и Ольге Уховой.

Оксана из Архангельска тоже работала оператором чата. С мая ей не заплатили 15 тысяч рублей. По ее словам, ей переводят по 1–1,5 тысячи рублей, и то только в случае, если она сама звонит и напоминает о себе.

Еще одна бывшая сотрудница фотопроекта на условиях анонимности рассказала, что, когда она работала, часто приходилось трудиться в авральном режиме — например, таргетолог забывал настраивать рекламу, и фотопроект оставался без заказов. Постоянно происходили задержки зарплат, хотя пандемии еще не случилось. В итоге ей остались должны 10–12 тысяч рублей. По ее словам, при ней каталоги также не делались. Другая бывшая сотрудница Мария Ситак сказала, что ей с мая так и не заплатили 3000 рублей.

Корреспондентам 29.RU Мошкова и Бабина сказали, что «нет таких людей», кому не выплатили зарплаты, и никто не испытывал по несколько месяцев задержки выплат. Позже они согласились, что задержки были во время пандемии, но не по несколько месяцев, по три-четыре недели.

— У нас самозанятые люди, приходят, раз что-то выполнили, — и всё. У нас нет такого, чтобы люди сидели, работали целыми днями, сидели на зарплате, — сказала Юлия Мошкова.

Отвечая сотрудникам на вопрос, где зарплаты, работодатели ссылались на пандемию, из-за которой возникли сложности.

Скрипты для общения с клиентами

Оправдания про пандемию слушали и клиенты. Сотрудникам фотопроекта предоставили несколько скриптов. Например, как отвечать, если обратились за возвратом денег:

— Если ваше заявление на возврат денежных средств уже получено, оно находится в очереди. В данный момент оплата по нему невозможна из-за обстоятельств непреодолимой силы. Мы просим прощения у всех наших клиентов и просим проявить терпение: мы будем прилагать максимум усилий, чтобы выполнить все обязательства. Все платежи остановлены до окончания режима карантина. По постановлению Правительства РФ от 6 июня 2020 года, <...> если вы желаете получить возврат, мы обязаны осуществить его в течение 180 дней после снятия режима ограничений.

Есть другой скрипт на случай, когда клиент спрашивает, почему не получил каталог с фотографиями.

— Фотопроект «Я — модель!» приносит извинения за задержку печатной версии каталога. Мы получаем вопросы: «Почему вы не отправляете каталог? Будет ли он вообще?» Постараемся объяснить ситуацию и надеемся на ваше понимание, мы все оказались в непредвиденных обстоятельствах, и наш бизнес, как и многие в этот период, испытывал серьезные трудности. Ваш каталог снимался в ноябре — декабре 2019 года. Срок изготовления каталога в обычное время — до 6 месяцев, то есть он должен был выйти из печати в апреле — мае 2020 года. С середины марта по июнь мы приостановили деятельность в связи с распоряжениями Правительства РФ по карантинным мерам из-за эпидемии COVID-19. Типография была закрыта, так как город, где она находится (Северодвинск), был на полном карантине до 7 июля.

По словам Юлии Мошковой и Светланы Бабиной, они только-только напечатали каталог № 5. Когда он снимался, с ходу наши собеседницы вспомнить не смогли. В скрипте, по которому операторы чата отвечали клиентам, сказано, что каталог № 7 снимался в январе — марте 2020 года, каталог № 6 — в ноябре — декабре 2019 года, а каталог № 5 — в октябре — декабре 2019 года.

— Каталоги у нас задерживались из-за того, что были закрыты типографии. И коронавирус, сами понимаете. Мы не могли работать много месяцев. Целых полгода задержка, — объяснила Юлия Мошкова. По ее словам, в одном каталоге участвует примерно 130 человек. Каталог № 5 напечатан, осталось еще 3 номера, с каталогом № 8 всё в порядке, а остальные два заморожены — их планируют отправить в ноябре — декабре. Фотосессии для каталога они приостановили.

Отзывы клиентов

Скрипты сформулировали не зря — фотопроекту пришлось сталкиваться с заявлениями на возврат денег. Для этого создали отдельную таблицу. За первые 9 месяцев 2020 года в ней оказалось несколько сотен случаев. Большая часть отмен происходит из-за болезни. Еще одна популярная причина — постоянный перенос дат, людям становится неудобно либо они устают ждать. Порой люди писали в причине отмены: «Вы потеряли наши фотографии», «Не устроило качество», «Звонили, что фотограф не смог обработать фотографии».

Первое, что бросается в глаза, если зайти в группу фотопроекта во «ВКонтакте», — закрытые комментарии, но в интернете можно найти большое количество отзывов, в том числе и негативных. Например, пользовательница Яна Тикунова рассказывает, как заплатила почти 5000 рублей, но каталог ей так и не сделали. На момент написания отзыва с фотосессии прошло 7 месяцев. Как она написала, ее комментарии в группе во «ВКонтакте» «Я — модель!» удаляли.

— Фотосессия! Это просто песня! То, чего мы ждали, сидя на жестких стульях 4 часа! 5 минут съемки, следующий! Ни совета, как встать, ни нормального выстроенного света. Ничего. После получения фото на почту очень было обидно! Так изуродовать человека нужно еще суметь, — написала Яна Тикунова.

Но руководители фотопроекта мотивируются позитивными отзывами:

— Вы можете отзывы почитать. Этот маленький негатив по сравнению с тем, что мы делаем за эти полтора года, — просто капля в море. Тем более если у нас какие-то заморочки, мы решим это в ближайшее время. Сейчас идет настоящая травля, — рассказала Светлана Бабина.

Представители фотобизнеса говорят, что фотопроект «Я — модель!» участвует в образовательной программе Агентства регионального развития для предпринимателей, и одно из заданий — обзвон 100 клиентов и анализ, довольны ли клиенты, придут снова или нет.

— Мы обзвонили, и нам 92 человека сказали, что они в восторге! Даже для нас самих эта аналитика была очень полезна, — рассказала Юлия Мошкова.

Многомиллионные долги

По словам Светланы Бабиной, руководителем фотопроекта является ее дочь Виктория. Бывшие сотрудники «Я — модель!» рассказывают, что Виктория является руководителем де-юре, а де-факто проектом управляет Светлана и Юлия Мошкова.

Судя по сайту судебных приставов, у 46-летней Светланы Бабиной — многомиллионные долги. На нее открыто 19 производств, большая часть которых приостановлена из-за того, что с нее нечего взыскать. Светлана не платит госпошлины с проигранных судов, налоги и сборы, по кредитам, штрафы ГИБДД. Сумма задолженности по пяти неприостановленным производствам — более 6,6 миллиона рублей.

На ее 27-летнюю дочь Викторию открыто три судебных производства. Два из них приостановлены, так как с должника нечего взыскать. Еще один — неоплаченный сбор в 800 рублей.

В 2020 году в Октябрьский районный суд обратился «Пробизнесбанк». В 2014 году он выдал Бабиной 135 тысяч рублей под 22% годовых. По состоянию на 19 марта 2020 года долг составил 399,5 тысячи рублей. Так как банк уменьшил для Бабиной сумму штрафных санкций, в июне суд постановил выплатить «Пробизнесбанку» только 312,5 тысячи рублей.

В августе суд рассмотрел еще один иск от «Пробизнесбанка». На этот раз к Виктории Бабиной, дочери Светланы. В августе 2014 года ей выдали 135 тысяч рублей под 22% годовых. С нее постановили взыскать 291 тысячу рублей.

В 2012 году ООО «Остров» взяло в долг у ООО «Финансово-промышленные инвестиции» 4,9 миллиона рублей. Светлана Бабина выступала поручителем у «Острова» и обязалась солидарно отвечать за исполнение обязательств. В 2015 году невыплаченными оставалось 2,8 миллиона рублей. Суд обязал «Остров» и Бабину выплатить эти деньги фирме.

В 2013 году в суд обратился Георгий Сергеев. Он дал в долг Светлане Бабиной 679 133 рубля. Она обязалась вернуть всё до 2011 года. Суд постановил взыскать с нее эту сумму плюс 9991 рубль госпошлины. Это не единственные суды, которые проходили из-за долгов Бабиной, — их гораздо больше за последние 11 лет.

По словам Бабиной, эти долги остались с давних времен, когда они делали с мужем бизнес, но прогорели, и к проекту «Я — модель!» все вышеперечисленные ситуации не имеют никакого отношения. Кроме того, и сама Светлана, и Юлия уверены, что внимание СМИ на закулисье их проекта решили обратить не обиженные сотрудники, а конкуренты.

«Они создали проект по кальке»

Уволившиеся из фотопроекта сотрудники, (в том числе Ольга Ухова, которая обратилась в редакцию), обзвонили тех, кто остался в компании, и предупредили их, «чтобы не работали в долг».

Видимо, после этого Юлия Мошкова стала рассылать сообщение, что бывшие сотрудники — это «группировка, которая участвует в сговоре против фотопроекта «Я — модель!»», что «эти дамы ведут грязную подрывную деятельность, клевещут на работников и руководителей проекта». Также сообщалось, что они собираются забрать базу клиентов, переманить к себе сотрудников и создать собственный фотопроект. Мы спросили у Светланы и Юлии, которых пригласили в редакцию, действительно ли они считают, что обращение в СМИ — это попытка конкурентов пошатнуть их дела, которые и без того сложно вести в период пандемии:

— Они пришли и сказали: «Мы хотим уйти, мы открываем свою компанию». Сначала они хотели, чтобы мы отдали им под кураторство Архангельск, мы ответили, что у нас есть хороший куратор, пусть остается с нами там, где работает, — ответила Юлия Мошкова. Надо сказать, что в беседе мы не раскрыли им имени обратившегося в редакцию сотрудника. Однако Светлана и Юлия сразу сказали сами, что знают, что речь идет про Ольгу Ухову.

Редакция вышла на Ольгу, чтобы понять, действительно ли та ведет подобный проект. Как выяснилось, вместе с Юлией Ульяновой они в соцсети «ВКонтакте» создали группу SuperKadr. На момент публикации в нее вступило 67 человек, а последний пост датирован 24 октября. В нем сказано, что из-за коронавируса все мероприятия временно приостановлены. Светлана Бабина предоставила редакции скриншот уже удаленного поста — SuperKadr приглашал желающих на фотосессию 8 ноября.

Мошкова и Бабина считают, что весь конфликт раздут искусственно из-за конкурентной борьбы.

— Они создали проект по кальке. Мы всему их научили! Это были девчонки, одна кондуктор, вторая училась на помощника предпринимателя. Мы их всему научили. Они в сентябре взбрыкнули, хотели взять кураторство, — рассказала Светлана Бабина.

Светлана Бабина и Юлия Мошкова уверяют, что подготовиться к потерям, которые в итоге принес коронавирус, было нереально: их бизнес строится на предоплате, которая вкладывается в остальные этапы работы. Сотрудники, с которыми мы пообщались, сначала пытались это понять — та же Ольга Ухова работала без оплаты, хотя воспитывает ребенка с проблемами здоровья, — однако в итоге всё вылилось в конфликт. Предприниматели пытались спасти компанию в тяжелые времена, а работники в такие же времена пытались выжить. Мы будем следить за развитием этой истории, которая с нашим участием немного сдвинулась с места, — трудящиеся в проекте впервые получили зарплаты спустя полгода.

По теме (10)

оцените материал

  • ЛАЙК3
  • СМЕХ1
  • УДИВЛЕНИЕ0
  • ГНЕВ0
  • ПЕЧАЛЬ0

Поделиться

Поделиться

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
У нас есть специальная рассылка о коронавирусе и карантине в нашем городе. Подпишитесь, чтобы не пропускать новости, которые касаются каждого.

Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!

Загрузка...
Загрузка...