21 октября понедельник
СЕЙЧАС -1°С

«Дует на Урал»: эксперты — о рисках для регионов-соседей Архангельской области из-за скачка радиации

Может ли произошедшее в Архангельской области навредить другим регионам?

Поделиться

Также сегодня стали известны <a href="https://29.ru/text/incidents/66196360/" target="_blank" class="_">результаты исследований</a> проб грунта, песка, речной и морской воды с севера Архангельской области

Также сегодня стали известны результаты исследований проб грунта, песка, речной и морской воды с севера Архангельской области

Физик-ядерщик из Санкт-Петербурга, активный участник работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС Леонид Плескачевский и его коллега Сергей Васильев прокомментировали произошедшее 8 августа в Белом море, а именно краткосрочный скачок радиации, и возможные риски для регионов-соседей.

Утром 8 августа на морской платформе вблизи села Нёнокса произошёл взрыв. По данным «Росатома», это случилось во время работ, «связанных с инженерно-техническим сопровождением изотопных источников питания на жидкостной двигательной установке». Минобороны подтвердило гибель двоих человек и травмы разной степени тяжести у шестерых. «Росатом» сообщил, что потерял пять своих сотрудников, ещё трое — в больнице. В первые часы после взрыва администрация Северодвинска проверяла данные о скачке радиации. Затем сообщила, что с 11:50 до 12:30 началось снижение радиационного фона, а в 14:00 показания датчиков не превышали 0,11 микрозиверта в час при максимально допустимых 0,6 микрозиверта в час, и это нормально. Позднее эту информацию удалили с сайта администрации города. 

10 августа, МЧС подтвердило, что радиационный фон в Нёноксе и ближайших к ней населённых пунктах в норме. Роспотребнадзор заявил, что 8 августа было кратковременное повышение уровня природного радиационного фона, которое вызвали короткоживущие радионуклиды. Максимальная доза облучения — меньше 10 микрозивертов, и она неопасна. В Росприроднадзоре рассказали, что 8 августа в шести из восьми пунктов Северодвинска зафиксированы превышения мощности дозы гамма-излучения в 4–16 раз по сравнению с фоновыми значениями МАЭД для данной территории. Данных по измерениям выпадений радионуклидов ведомство не опубликовало.

— Пока ситуация такова, что ветер дует, грубо говоря, не в нашу сторону — туда, на Урал, на восток, — комментирует Леонид Плескачевский. — Если бы он дул в нашу сторону (речь о Санкт-Петербурге. — Прим. ред.), мы бы могли уже что-то сказать — отследить сверхмалые, буквально следовые количества активности. Разумеется, при условии, что они действительно присутствуют в атмосфере. Если верить тому, что говорилось про кратковременную вспышку уровня радиационного фона в Северодвинске, то пока ни шведы, ни STUK — финская организация, которая занимается контролем окружающей среды, ничего не видят. 

Они молчат, может быть, потому что ветер — от них, в сторону Сибири

Леонид Плескачевский, физик-ядерщик из Санкт-Петербурга, участник работ по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС

Плескачевский объяснил, почему сейчас сложно говорить о степени опасности после произошедшего. 


— В Архангельской области и, в частности, в Северодвинске при поддержке Европейского банка реконструкции и развития мои коллеги из Института безопасного развития атомной энергетики РАН создали в своё время систему автоматизированного контроля радиационной обстановки (АСКРО), оснащённую системой поддержки принятия решения — и так далее. Сама же эта система выглядит так: стоит много датчиков, которые мгновенно реагируют на повышение уровня радиации. Но в самой системе не заложена спектрометрическая часть, которая могла бы ответить на вопросы «А что это такое?», «Какие конкретно изотопы вызвали повышение радиационного фона?» То есть на вопрос о причинах повышения фона эта система ответа не даёт.

Сергей Васильев предполагает, что определить, что же конкретно попало в воздух после взрыва, уже почти невозможно:

— Насколько я смотрел 8 августа, дуло куда-то на юго-восток, восток. Если там что-то было, а было немножко, то это все унесло. Количества были очень незначительные. Я думаю, ни до Петербурга, ни до Архангельска не дотянет. До Урала — даже и речи нет. С точки зрения радиационных вещей, никаких серьезных опасений быть не должно. Это короткоживущие, думаю, сейчас там ничего нет, все уже распалось. Анализ, может быть, и можно сделать. Нужны какие-то очень чувствительные, очень точные методы, но с точки зрения опасности для здоровья нет ничего. Можно было бы определить прямо там, если бы по свежести сделаны заборы, сейчас уже вряд ли.

О радиационном фоне в Архангельской области сегодня впервые высказались представители Кремля. Также стало известно, что архангельские медики, которые оказывали помощь пострадавшим после взрыва под селом Нёнокса, отправлены на медицинское обследование в Москву.

оцените материал

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку?
    Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
    Читатель
    14 авг 2019 в 11:05

    А автор публикации какое учреждение заканчивал? Когда в заголовке говориться про Урал, а в тексте что на урале вообще не реально чтобы были замечены какие-либо изотопы. Или может логика сделать продающий заголовок? Тогда идите в рекламу, пельменями торговать

    игорь
    14 авг 2019 в 10:24

    когда атомную станцию будут строить в архангельске
    для аквапарков

    однако полоний-210
    14 авг 2019 в 09:53

    фонтанка ру
    Взрыв в Белом море разбросал военную тайну. Об утонувших изотопах никому не расскажут.
    --В открытых источниках упоминается существование проекта радиоизотопного двухконтурного турбореактивного двигателя (ДТРД), работающего на полонии-210 -
    приплыли. в прямом смысле.