RU29
Погода

Сейчас+18°C

Сейчас в Архангельске

Погода+18°

переменная облачность, без осадков

ощущается как +16

0 м/c,

762мм 42%
Подробнее
USD 89,79
EUR 97,13
Город Городская среда, за которую стыдно репортаж «Живем как на вулкане»: мы искали новогоднее настроение на Бревеннике, а нашли проблемы и разруху

«Живем как на вулкане»: мы искали новогоднее настроение на Бревеннике, а нашли проблемы и разруху

Местные рассказали 29.RU, чем их печалит родной остров

Днем Бревенник больше всего напоминает глухую и забытую деревушку

Перед самым Новым годом наши читатели активно обсуждали новость об испорченной праздничной елке на Бревеннике. Многие писали, зачем там вся эта новогодняя суета — мол, люди на острове живут такие, что, ясное дело, не оценят. А этот случай — прямое доказательство. Нам такое обобщение показалось несправедливым. Решили познакомиться с этим отдаленным уголком Архангельска и его обитателями лично. Рассказываем, что вышло из нашего путешествия.

«В городе делают всё, а у нас НИ-ЧЕ-ГО»


Мы оказались на острове в один из последних дней 2021-го. И он будто сразу был расположен открыться нам: стояла безветренная погода, огромными хлопьями падал снег. Мы пришли по пешеходной переправе через Маймаксу и сразу двинулись вглубь острова — познавать местную жизнь.

Пешеходная переправа: 20 минут и ты будто в глухой деревне

Путь от центра Архангельска занял всего 20 минут. Столько времени нужно, чтобы оказаться вне привычной городской картинки. Бревенник днем напоминает глухую деревню: люди уходят на работу и улицы его пустеют.

Не так-то легко в таких условиях разжиться собеседниками, но нам везет. К нам сама подходит маленькая бабушка. Она тяжело опирается на лыжные палки — видно, что ходить ей трудно.

— Ну так воооот, так сфотографируйте, господи! Вот эту дорогу! Не пройти не проехать, — оживляется наша новая знакомая, узнав, что мы журналисты.

Меланья Дмитриевна рассказывает, что уже много лет живет в деревянном доме. Отопление там предусмотрено не во всех комнатах. Туалет холодный, прямого падения. А самое главное, в доме нет водопровода. Чтобы приготовить еду или умыться, пожилая женщина должна пройти около сотни метров до ближайшей колонки, а затем поднять тяжелые ведра на второй этаж. Но собственный быт, видимо, волнует ее меньше, чем дороги — самая острая проблема острова сейчас.

Меланья Дмитриевна идет в магазин — на праздники к ней приезжает дочка с семьей

— С дорогами такая проблема сейгод! В прошлом году было хорошо, а сейгод плохо. Вот эту придомовую территорию УК «Мегаполис» должен чистить. А за большой дорогой должен департамент городского хозяйства следить. Но ни те, ни другие ничего не чистят! Трудно нам тут. Как стал вот Цыбульский, он то, конечно, в городе делает всё, а у нас НИ-ЧЕ-ГО, — сетует старушка.

Самый подходящий транспорт для заснеженных дорог

Поговорив с нами еще немного, Меланья Дмитриевна удаляется в магазин. На праздники из «Ленинграда» к ней приезжает дочка, зять и внук. Для бабушки — это настоящее счастье.

Кстати, этой зимой транспортные проблемы Бревенника стали поводом для видеообращения местных жителей к президенту РФ Владимиру Путину. Люди пожаловались на отсутствие понтонной переправы через Северную Двину, они утверждают, что городские и областные власти избегают встречи и диалога с ними и навязывают им переправу через другие острова. О том, какие проблемы возникают из-за того, что автомобильной переправы нет, островитяне рассказали и 29.RU.

«Да так, только поести купить»: что местные говорят о работе здесь


А у нас новое знакомство. Прямо перед нами останавливается желтый ПАЗик с огромной надписью «ДЕТИ». Его водитель, Евгений Анисимов, живет на Бревеннике всю жизнь. Обычно он работает на маршрутном автобусе, но в этот раз подменяет заболевших товарищей. Отказаться от дополнительной смены он просто не мог: школа на всём острове одна, без автобуса детям до нее не добраться. Приходится выручать.

Водитель Евгений Анисимов живет на Бревеннике всю жизнь

С Евгением продолжаем беседу о дорогах Бревенника: он отмечает, что их вроде и стараются чистить трактором, но выходит скверно.

— Дорога на «Конвейер» метров шесть шириной, а приходится держаться посередине, так как по бокам ничего не чищено. Сейчас дороги еще снегом припорошило, поровнее стали. А летом, после дождей, вообще всё разбивает, — вспоминает наш собеседник. — Особенно улицу «Проезжую» на 23-м Лесозаводе. Там метров двести дороги просто раскисает, такие ямы, что просто едешь и бампером грязь гребешь. У меня бампер аж загибается. Надо подсыпать их все. Местами дороги грейдируют, ямы ровняют, а только дождь проходит и всё, колесами всё выбивается вместе с водой и дороги опять такие же!

Прощаясь с Евгением, спрашиваем про зарплату.

— Да так, только поести купить..., — отвечает он неохотно.

Евгений везет детишек из школы

Гуляя по острову дальше, встречаем жительницу острова Ольгу: вместе с сыном она выбивает пыль из старого ковра. Фотографироваться девушка отказывается, а вот поговорить соглашается охотно.

— Я почти всю жизнь здесь живу. У меня родители приехали на заработки сюда, зарабатывали очень хорошо.

«Раньше здесь жили шикарно. А потом лесной порт в девяностые годы стал разваливаться. Теперь тут вообще нет работы»

— Здесь только школа, магазин, больница и всё... Даже доктора не местные, а из города приезжают к нам. У нас в больнице есть стоматолог, терапевт и педиатр. Аптека теперь есть, слава богу. Закрывали, снова открыли.

В центре Архангельска, как выхлопывают ковры уже редко увидишь, а на Бревеннике это обычное явление

По словам Ольги, на острове живут примерно 5500 жителей, а скорая одна на весь остров. Женщина признает, что заболеть здесь — дело крайне хлопотное. Вот почему:

— У меня ребенок болел, мы даже не ходили в больницу, потому что надо было в «седьмую» ехать на буксире. С ангиной я его не повезла. Мы сидели дома. У нас есть медпункт, туда приходит врач как раз из больницы № 7, но всего несколько дней в неделю.

Ольга отмечает, что на Бревеннике много проблем, из-за которых отсюда хочется бежать. Но куда?

— Честно, тут всё ужасно. Дороги в город не было, только пару дней назад нам ее сделали. Машинной переправы у нас нет, продукты из-за этого дорогие. У нас врачей нету, специалистов нету, аварийное жилье. А самое печальное, что так везде. У нас, думаете, на других окраинах лучше? Везде всё одинаково. Да даже в центре: зайдешь во дворы, а там тоже ничего не чистится и не убирается.

Местные считают, что на других окраинах Архангельска, да и в центре его, не сильно лучше живется

«Не живем, а мучаемся»: островитянка — о быте в старых домах


Продолжаем путешествовать и замечаем покрытый инеем многоквартирный дом. Он кажется заброшенным, но тоненькая струйка дыма из трубы выдает — внутри живут.

Помещения, где живут люди, видно сразу — иней буквально чертит границу между заброшенной и жилой частью дома

Знакомимся с жительницей дома Еленой Гринюк. Женщина рассказывает, что самая большая проблема в ее квартире — постоянный холод. Центрального отопления в доме нет, а печки прохудились. Своими силами отогреть помещения получается совсем чуть-чуть.

— Вот сейчас топятся печки и чувствуете, как дома [холодно]? Я включаю обогреватели, а потом плачу 5000 за свет: обогреватели у меня наматывают. На кухне топится печка: дрова-то горят, а тепла нет. Печка рассыпается, делать ЖКО не идет, потому что я должна сама натаскать кирпичей и принести глину. Туалет полный — уже можно не открывать, его не чистят совершенно, и ходить-то некуда. Не живем, а мучаемся. Единственное, я ветеран труда — мне за дрова деньги возвращают. Но это же копейки. Я на свет больше плачу, — говорит наша собеседница.

Елена Гринюк рассказывает, что в ее доме полно проблем, а платить за проживание приходится много

Муж Елены умер два года назад. Сейчас в холодной квартире женщина живет вместе с внучкой, которую воспитывает сама. Чтобы девочка могла собраться в школу в тепле, бабушка встает рано утром: включает обогреватели и начинает топить печки. Но и это не всегда спасает.

— Туалет не прогревают обогреватели. Я там соорудила раковину, чтобы ребенок мог хотя бы голову помыть, так у меня в трубах замерзает вода, я отогреваю ее феном.

«Никаких условий нет. Как-то раньше ветеранов труда уважали, теперь, по-моему, вообще никого нигде не уважают»

Разваливающаяся печь в доме Елены

Дом признали аварийным еще в 2017-м, но в очередь на расселение, говорит Елена, ее не поставили:

— Сказали, я не подхожу ни под одну программу. Чтобы под программу подойти, надо быть бедным, оказывается, чтобы не хватало средств на проживание. А я как раз работала еще. Но сейчас я не работаю — только на пенсии. Но меня всё равно не поставили на очередь. Я спросила, когда мне и чего тогда ждать. «Когда дом расселять будут, тогда и вам дадут» — ответили. А когда его расселять будут? Надо было тогда судиться и всё, но мы с мужем работали, у нас не было времени. А еще надо было деньги платить, но у нас не было такой возможности. Муж говорил: «Бесполезно».

Елена признается, что ей давали маневренное жилье, но переехать в него она не смогла.

— Дали жилье на 2-м Лесозаводе, но въехать я в него не смогла — побоялась за себя, за детей. В той квартире жил больной человек с туберкулезом в открытой форме. А со мной внучка живет, еще один внук приезжает. Я в эту квартиру походила, сходила в местные наши ЖКО и просила помочь вынесите мебель, что-то сделать. Там и унитаз был сломан, из него всё текло. А что я одна могла сделать? Сына попросить? Так ему работы бросать надо тогда, чтобы отремонтировать мне квартиру, — рассуждает Елена.

Елена показывает нам квитки

Остальные жители уже покинули ветхий дом, живут в нем только формально — прописаны. Счета за коммуналку приходят стабильно всем, и даже тем, кого сейчас уже нет в живых, говорит Елена Гринюк.

Стекла в доме буквально промерзают и покрываются коркой льда

Подобных ветхих домов на Бревеннике много — это видно невооруженным глазом. Елена отмечает, что многие жители таких домов — одинокие бабушки, которым особо никто и не стремится помочь. Сложной ситуация выглядит и в новостных сводках: так, летом на Бревеннике часто сходили дома со свай.

Подходить к такому дому страшно, особенно если на улице наметилось потепление
Сугробы за окном — только смотрим мы на них с улицы

«Умные» технологии есть, а воду всё равно носят в ведрах с улицы


Уже направляясь в город, подходим к женщине, которая набирает воду из колонки в пластиковые бутылки. И «умной» колонки. Оказывается, кое-какие технологии добрались и до этих мест. Но облегчает ли это жизнь?

«Умная» колонка: за воду отсюда просят 380 рублей в месяц, рассказала нам местная жительница

— Только деньги с нас теребанят, а толку, ничего не делают. Вот за воду плачу почти 400 рублей. Сама ношу, сама выношу, — жалуется жительница Бревенника.

К ней подключается еще одна возмущенная островитянка:

— Живем, как на вулкане! Я не знаю, но это ведь кошмар какой-то, ребята! Это ведь ужас.

И такие эмоции от жизни на Бревеннике у большинства. За день нам встретился лишь один человек, который уверенно сказал, что у него всё здорово. Мужчина чистил снег лопатой и немного покачивался. Увидев нас, он поднял большой палец вверх и крикнул:

— У меня настроение «Во»! — а затем добавил. — Я приехал и уже выпил!

Вот с таким настроем Бревенник вошел в 2022 год. Вместо украшений мы встретили там только гирлянду из проблем: аварийки, разбитые дороги, плохая медицина.

Новогоднее настроение тоже нашли, но от него как-то не очень празднично

И самое главное, с годами здесь ничего не движется в лучшую сторону: в 2019-м мы уже ездили на Бревенник и привезли оттуда столь же мрачный репортаж о проблемах, решения которых люди ждут годами. А летом 2021-го об ужасах жизни на острове высказалась местная жительница Ульяна Красовская.

Ранее мы съездили еще в один отдаленный район Архангельска — Маймаксу. Почитайте, как о жизни там отзываются местные.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем
Объявления