3 апреля пятница
СЕЙЧАС +3°С
Фото пользователя

Мария Гаврилова

Корреспондент
Фото пользователя

Мария Гаврилова

Корреспондент

Поделиться

Хлеб на акции выдавали обычный, дарницкий. Он символизировал мужество переживших блокаду ленинградцев

Хлеб на акции выдавали обычный, дарницкий. Он символизировал мужество переживших блокаду ленинградцев

Вчера, 27 января, в Архангельске и во многих других городах России прошла акция «Блокадный хлеб». В память о мужестве ленинградцев, переживших в годы войны 872 дня блокады, волонтеры на улицах, в торговых и культурных центрах раздавали листовки, предлагали подписать открытки ветеранам и взять кусочек «блокадного» хлеба. Журналист 29.RU побывала на акции в качестве волонтера. В своей колонке она рассказала о том, почему, на ее взгляд, такие акции не только не способствуют сохранению памяти, но и притупляют эмоции людей.

Скажу сразу, что как только появились новости о том, что в нашем городе 27 января проведут акцию «Блокадный хлеб», на которой горожанам будут выдавать хлебные пайки весом 125 граммов (минимальная норма выдачи хлеба детям, иждивенцам и служащим в блокадном Ленинграде в самые тяжелые месяцы), я восприняла это нехорошо. Мне давно не нравится, что память о Великой Отечественной войне сегодня культивируется больше как повод для гордости и радости, чем как причина погрустить и даже ужаснуться, размышляя о том, что происходило со страной и людьми в прошлом. 

Именно поэтому я уже лет десять, наверное, по своей воле не хожу на парады и митинги в День Победы. Но все-таки бывать приходится порой из-за работы. При этом со своей скорбью среди празднично наряженных в военные костюмчики малышей, марширующих школьников в форме тех лет или в форме «Юнармии», бравурных и достаточно дежурных, повторяющих одно и то же из года в год речей про «помним и гордимся» чиновников и общественников, я чувствую себя неуместно. Моя личная скорбь и гордость как-то не укладываются в общий поток. Я чувствую, что для большинства людей 9 мая — это сегодня больше про праздник, про радостное настроение, чем про «слезы на глазах». У меня — наоборот.

Со своим мнением о том, что День Победы потихоньку превратился в карнавал, в шоу (сюда я отношу все танцы в одежде военных лет под «Синенький, скромный платочек...», полевую кухню, реконструкции боев, появившуюся кое-где обязательную явку различных коллективов на «Бессмертный полк» с картонными дедами, георгиевские ленточки везде, где только можно, и так далее), я чувствую себя, в общем, в меньшинстве. Периодически закрадывается мысль: раз я не в ногу с остальными, то вдруг со мной что-то не так? Может, надо присоединиться? Акция «Блокадный хлеб» вызывала примерно такие же мысли. Я спросила своих друзей, — не либерально настроенных журналистов, если что, — как они отнеслись бы, если бы на улице им давали бы как напоминание о блокаде Ленинграда кусок хлеба? Выяснилось, что большинство — нормально. «А почему бы и нет?» — сказали они. Для меня «нет» хотя бы потому, что 

«когда я думаю о том, что пришлось пережить людям в войну, кусок хлеба мне в горло не лезет. Тем более — как бы "блокадный"»

Мария Гаврилова, журналист 29.RU

Я решила посмотреть, как устроены такие акции изнутри, какой посыл они несут людям. Может быть, если я побуду волонтером этой акции, то мое мнение кардинально изменится? Зарегистрировалась на платформе «Добровольцы России» и записалась в число волонтеров. Таких, как я, оказалось еще человек 35–40: в основном школьники и студенты и еще несколько пенсионерок. Всех нас собрали за два дня до акции в Доме молодежи, чтобы рассказать о том, что мы должны будем делать. В общем-то, ничего сложного: выучить из розданной методички несколько фактов о блокаде (когда началась и закончилась, сколько и кому выдавали хлеба и из чего он состоял). Но меня зацепили два момента. Во-первых, один из координаторов акции в самом начале сказала о том, что 2020 год указом президента объявлен Годом памяти и славы. И весь год по всей стране будут проходить мероприятия в честь грядущего 75-летнего юбилея Победы. Все это нужно для сохранения исторической памяти.

— Все вы знаете, как историю сейчас старательно пытаются переиначить с помощью фильмов, статей, новостей, мемов, — сказала координатор.

Цель и работа «волонтеров Победы» (существует такое отдельное движение среди нынешних добровольцев), соответственно, этому противостоять. Кто и с какой целью все пытается переиначить в российской истории, координатор не уточняла. Не берусь утверждать, но подозреваю, что речь шла о и том, что в обществе все-таки существует другой взгляд на то, как нужно помнить и чем гордиться, отличный от официального.

На акции можно было не только получить листовку и хлеб, но и подписать открытку ветерану-блокаднику. Почти все, кто приходил, соглашались это сделать

На акции можно было не только получить листовку и хлеб, но и подписать открытку ветерану-блокаднику. Почти все, кто приходил, соглашались это сделать

Дальше шли стандартные рекомендации: одеться и накраситься не вызывающе (но губы можно поярче, ведь будем улыбаться), с людьми не вступать в конфликты. Поскольку и сами организаторы знают, что «тема с хлебом деликатная», и когда ее придумали и проводили в одном из городов, она вызвала неоднозначную реакцию у общества, то нам сказали, что главное — не раздать побыстрее хлеб («у нас не промоакция»). В приоритете — подписывание горожанами открыток ветеранам-блокадникам, которых в Архангельской области сейчас проживает более 150 человек. Хлеб рекомендовали предлагать, но не навязывать, и стараться обходить возможные острые углы. Тут я вспомнила свой опыт работы в магазине: совет вполне себе в духе современного маркетинга. Только продаем не книжки, а историческую память. Для погружения в атмосферу нам с бумажки зачитали скучную краткую лекцию о блокаде в Ленинграде и показали небольшой фильм с хроникой тех лет и воспоминаниями ветеранов.

Знаниями нас не перегружали: было сказано, что задача добровольца — нести посыл эмоциональный, а не информационный. Это как раз в тему с тем другим моментом, который меня по-настоящему возмутил. Акция «Блокадный хлеб», по словам координаторов, должна была создать у людей эмоциональный фон на старте Года памяти и славы, чувство гордости за подвиг ленинградцев. То есть как бы вроде до Дня Победы еще далеко, но по указу президента надо уже начинать гордиться. И слоган всего этого 2020 года соответствующий, звучит он примерно так: «Гордиться — значит знать, а знать — значит помнить». 

«Только вдумайтесь в эту формулировку, в предложенную последовательность. Гордиться предложено наперед, без знаний»

Мария Гаврилова, журналист 29.RU

Ну то есть формально повод есть — кое-какие факты о победе в Великой Отечественной войне мы все знаем. Да, в принципе, победили — и уже достаточно, вот он — повод для гордости, да? Нет места размышлениям на тему абсолютно. Любая мысль в сторону, любые диалоги вокруг да около, а особенно те, что противоречат памяткам от государства, воспринимаются как оскорбление. Вспомните, как еще пару лет назад клеймили фильм-комедию Алексея Красовского «Праздник» про блокадный Ленинград. Я не скажу, что фильм сам по себе с художественной точки зрения какой-то выдающийся. Но больно по сознанию сограждан почему-то ударил. Видимо, потому, что автор рассказал, как хорошо питались руководители блокадного города, партийная верхушка, в то время как большинство рядовых ленинградцев умирали от голода. И на что готовы были люди, чтобы получить свой кусок хлеба. Это как-то не уложилось в принятую картину всеобщей взаимовыручки и взаимопомощи блокадников.

Речи во всем этом, повторюсь, уже достаточно давно не идет о конкретных ветеранах. Иногда я представляю, как их, бедных, как будто просто достают из шкафа один раз в год, перед Днём Победы, смахивают пыль, устраивают им турне по школам и детским садикам с финальным выездом на автобусах на парад в сопровождении девочек с бантиками, которые трогательно вручают им гвоздики под общий умилительный гул и щелчки фотоаппаратов, а чиновники затем говорят им какие-то вымученные фразы в микрофон, дарят продуктовые наборы и соковыжималки, а дальше они снова живут вот какой-то своей жизнью.

— Открытки нужно подписывать, чтобы успеть выразить свое уважение ветеранам, — так объяснили на собрании, что говорить людям о смысле акции.

Личных историй, личного отношения этот формат вообще не предусматривает: вот и открытки люди подписывали просто «Дорогой ветеран». Какой-то абстрактный ветеран, которому надо успеть выразить свое уважение. И это усилилось в последние годы, в том числе и по совершенно объективным причинам: ветераны и раньше не были особенно разговорчивы, не любили вспоминать о войне, хотя с какого-то периода их начали активно расспрашивать об этом, а совсем скоро никого из них не останется в живых. Отсюда и весь формализм «праздника» и различных акций.

Я подозреваю, что у детей тема Великой Отечественной войны уже не вызывает каких-то сильных эмоций. По крайней мере, на таких вот показательных мероприятиях, которые они посещают из года в год, их основная задача — прийти и сфотографироваться

Я подозреваю, что у детей тема Великой Отечественной войны уже не вызывает каких-то сильных эмоций. По крайней мере, на таких вот показательных мероприятиях, которые они посещают из года в год, их основная задача — прийти и сфотографироваться

И акция «Блокадный хлеб» не стала исключением. С моей точки зрения, она прошла сугубо формально. Создана в регионе дирекция проведения Года памяти и славы, она получила задание мероприятие провести, его организовали и провели. Волонтеры встали на пунктах раздачи в культурных и торговых центрах, на улице, разложили памятки, открытки и хлеб. Ко мне в Маймаксанский культурный центр, например, пришли кадеты — целым классом, строем. Их учителя вообще-то привели (сомневаюсь, что они пришли бы сами). А тем, я думаю, сказали в администрации — вот, проходит акция, надо быть, а тем более кадетам — они же патриоты, надо показать пример. Пришли они, выслушали мои два слова про блокаду, подписали под надзором учителей несколько открыток ветеранам, сфоткались с хлебом на фоне баннера. Учительница вспомнила, что у кадетского класса есть же свой ветеран (!), с которым они, видимо, раньше встречались. Тут же позвонила ему и договорилась: мы сейчас с ребятами придем. Взяли и ему кусок «блокадного» хлеба и открытку — торжественно вручить. При этом я не заметила, что хоть у кого-то из кадетов все это вызвало ну хоть какие-то эмоции. Они ко всему этому уже привыкли: их из года в год таскают по таким вот мероприятиям. В душу никому залезть не могу, но так предполагаю. Хорошо, если кто-то из них пришел домой и хотя бы погуглил что-то про блокаду. Но, скорее всего, так не произошло. От них требовали сходить и погордиться для фотосессии — они для виду погордились. И даже к ветерану сходили — вспомнили, «успели выразить уважение». Ну не молодцы ли?

И вроде бы хотели создать «эмоциональный фон» на старте Года памяти и славы, но, как мне кажется, со всеми этими акциями, с их невероятным количеством, все возрастающим год от года, все более показательными (и вроде бы для благой цели — передачи исторической памяти, как будто ее можно передать с куском хлеба, как с эстафетной палочкой), эти эмоции все больше притупляются и даже вовсе исчезают. Парадоксально: мы должны больше ценить человеческую жизнь и ее качество, а происходит все ровно наоборот. И это неизбежно приводит общество к последствиям: от банального отсутствия эмпатии к ближнему в автобусе до абсолютно ужасной истории про ура-патриотизм и «можем повторить». К этому, что ли, нас готовят?

Согласны с автором?

    Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

    Автором колонки может стать любой. У вас есть свое мнение и вы готовы им поделиться? Почитайте рекомендации и напишите нам!

    оцените материал

    • ЛАЙК9
    • СМЕХ0
    • УДИВЛЕНИЕ0
    • ГНЕВ2
    • ПЕЧАЛЬ2

    Поделиться

    Поделиться

    Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

    Пока нет ни одного комментария. Добавьте комментарий первым!